Вторник, 12 Ноября 2019
RUNYweb.com > > >

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Моновыставка «Портрета Адели Блох-Бауэр» Густава Климта в Нью-Йорке стала сенсацией из-за нового голливудского фильма

20 Апреля, 2015, Олег Сулькин

Портрет Адели Блох-Бауэр работы Густава Климта в Neue Galerie.

Портрет Адели Блох-Бауэр работы Густава Климта в Neue Galerie. Фото с сайта nytimes.com

На углу Пятой авеню и 86-й стрит царит необычное оживление. Очередь в «Neue Galerie» огибает здание, где она расположена, и тянется чуть ли не до следующего квартала. Интерес к только что открывшейся здесь выставке огромен. Это необычно хотя бы потому, что картина, ставшая «изюминкой» экспозиции, все последние годы доступна для обозрения.

Речь идет о выставке «Gustav Klimt and Adele Bloch-Bauer: The Woman in Gold» ( Густав Климт и Адель Блох-Бауэр: женщина в золотом). Она открылась с разницей в один день с голливудским игровым фильмом под тем же названием «Woman in Gold», где главную героиню Марию Альтман играет британка русского происхождения Хелен Миррен.

Как считает куратор выставки Джанис Стаггс (Janis Staggs), сегодня внимание к картине высоко как никогда раньше, и это, по ее мнению, связано с синхронным выпуском на экраны фильма «Woman in Gold».

«Портрет Адель Блох-Бауэр 1» можно считать выдающейся работой в творчестве Климта по ряду причин, – сказала Джанис Стаггс. – Это единственный для него портрет в так называемом золотом стиле, с активным использованием золота на полотне. Зимой 1903 года он посетил церковь Сан-Витале в Равенне и был потрясен роскошью византийских мозаик 6-го века, которые он там увидел. Вскоре художник стал использовать драгоценные и полудрагоценные камни в своих мозаичных произведениях. Он также увлекся рельефами и декоративным украшением своих живописных композиций, а в данном случае использовал щедрый декоративизм как главный принцип композиции».

Помимо «коронного портрета», который называют «австрийской Моной Лизой» или «Золотой Адель», в экспозиции представлены семь других картин Климта из частных коллекций, включая два пейзажа, а также винтажные фотографии, эскизы и наброски к картине. На одной стене в виде информационного табло представлена вся сложная и драматичная история создания и последующая судьба шедевра. На стендах – ювелирные изделия эпохи модерн, предметы быта и мебели, которые дают представление об аристократичном образе жизни семьи Адели Блох-Бауэр, которая заказала Климту этот портрет, и других «сливок» венского высшего света тех лет.

«В дополнение нам очень хотелось донести элегантность и богатство стиля эпохи и поближе познакомить публику с личностями модели и художника, – подчеркнула Стаггс. – Для этого мы знакомим гостей со старинными фотографиями, рисунками, декоративными украшениями, артефактами начала 20-го века, которые озаряют новым светом уникальную художественную ценность портрета».

Мировой сенсацией стало приобретение «австрийской Моны Лизы» в 2006 году магнатом и меценатом Рональдом Лаудером за сумму 135 млн долларов, на тот момент рекордно высокую (ее очень скоро побили продажи картин Сезанна и Гогена). Эта сделка была очевидно частью мастер-плана Лаудера, который в 2001 году основал Neue Galerie, небольшую галерею немецкого и австрийского искусства, приобретя красивый небольшой особняк на «музейной миле» Манхэттена, между Метрополитен-музеем и Музеем Гуггенхайма.

«Модель, позировавшая Климту, была одной из самых значительных персон высшего общества Вены начала 20-го века, – рассказала  уратор выставки. – Адель Блох-Бауэр и ее муж Фердинанд собрали одну из важнейших частных коллекций живописи своего времени, включая и несколько значительных произведений Климта. Адель была, к тому же, единственной моделью, которую Климт запечатлел на двух портретах».

Кинокартина британского режиссера Саймона Кертиса «Woman in Gold», подстегнувшая интерес к личности Адели и к выставке в Нью-Йорке, рассказывает историю жизни племянницы Адели – Марии Альтман (1916-2011). Ценой невероятных усилий ее самой и ее одаренного и напористого адвоката, внука композитора Шенберга (его играет Райан Рейнолдс) удалось добиться судебным порядком реституции картины. Нацисты реквизировали картину вместе с другими жемчужинами коллекции Блох-Бауэров, а после войны она стала гордостью венского музея-дворца Бельведер.

Некоторые посетители выставки подолгу, как завороженные, стоят возле портрета Адели. Арт-критики пишут о нем как о выдающемся произведении австрийской школы начала 20-го века, когда, наряду с Климтом, творили такие мастера, как Эгон Шиле и Оскар Кокошка. Впрочем, далеко не все эксперты расточают восторги.

«При всей оптической бравурности и мечтательной поэзии, это далеко на самая волнующая картина нового времени, – пишет в своей рецензии на выставку обозреватель «New York Times» Кен Джонсон. – Она декоративно избыточна, вплоть до ощущения удушливости, ее эротический шарм как бы стыдливо приглушен, вплоть до ощущения анемичности. Если бы не то, что произошло с картиной по ее завершению, она вряд ли была бы столь знаменитой сегодня».

Климт начал работу над полотном в 1903 году и закончил ее через четыре года. Перед смертью в 1925 году Адель написала в завещании, что передает портрет, вместе с другим ее портретом работы Климта и четырьмя пейзажами, Австрийской галерее, позже получившее название Бельведер. Но когда произошел «аншлюс» и власть захватили нацисты, портрет оказался в стенах Австрийского музея.

В 1998 году Альтман, бежавшая от нацистов в США и поселившаяся в 40-е годы в Калифорнии, потребовала от правительства Австрии вернуть ей семейные ценности. Ей было отказано, и она подала в суд на Австрию в суде Калифорнии. В ее пользу принял решение Верховный суд США, после чего в 2006 году Австрия пошла на попятную. Альтман вернули «Портрет Адели», который она продала Лаудеру.

При всей кажущейся простоте структуры выставки, как призналась Джанис Стаггс, ее подготовка оказалась сложным и долгим делом.

«Главным вызовом оказалось помещение портрета в исторический контекст, – отметила куратор. – А также объяснение ее очень сложного провенанса (индивидуальная история произведения искусства, востребуемая современным арт-рынком для подтверждения ее подлинности».

С того момента, как картину вернули наследникам Блох-Бауэр, а затем приобрели для «Neue Galerie» в Нью-Йорке, она всегда находилась в открытом доступе. Это, кстати, было условием, которое поставила Мария Альтман при ее продаже Рональду Лаудеру.

Выставка продлится до 7 сентября 2015 года.

Источник: Голос Америки

Просмотров: 4949

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА