Суббота, 16 Ноября 2019
RUNYweb.com > > >

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Еврейские и украинские сказки и мифы Йоханана Петровского-Штерна

6 Апреля, 2015, Автор: Геннадий Кацов

Фрагмент работы Йоханана Петровского-Штерна «Исход», представленной на выставке The Tales and Myths of Yohanan Petrovsky-Shtern в Украинском Музее в Нью-Йорке.

Фрагмент работы Йоханана Петровского-Штерна «Исход», представленной на выставке The Tales and Myths of Yohanan Petrovsky-Shtern в Украинском Музее в Нью-Йорке.

В Украинском музее на манхэттенском Нижнем Ист-сайде открылась выставка американского историка и художника украинско-еврейского происхождения Йоханана Петровского-Штерна «The Tales and Myths of Yohanan Petrovsky-Shtern» (Сказки и Мифы Йоханана Петровского-Штерна). В небольшом зале выставлены два-три десятка работ, мастерски исполненных в стиле примитива и фолк-арта, которые раскрывают несколько гигантских философско-теологических тем: человек и божественное, человек и природа, человек и всесильное государство. 

Как удалось так емко и глубоко показать эти темы при такой небольшой экспозиции – загадка для меня, как зрителя, и несомненная удача самого художника и, безусловно, куратора выставки, замечательного украинского поэта Василя Махно, который уже много лет проживает в Нью-Йорке.

То, что определяющим в «Сказках и Мифах» будет философско-теологический подтекст, можно было ожидать, прочитав биографию художника. Петровский-Штерн - историк, филолог, эссеист, переводчик. Профессор еврейской истории Северо-западного университета в Иллинойсе. Родился в 1962 году в Киеве, в семье известного филолога Мирона Петровского.

Выпускник романо-германского отделения филологического факультета Киевского государственного университета имени Т. Г. Шевченко, в МГУ защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата филологических наук по теме «Поэтика Грабриэля Гарсиа Маркеса». В 2001 году получил степень доктора философии по современной еврейской истории в Брандейском университете (Массачусетс). 

Автор сотен монографий и статей, его работы по еврейской истории изучаются в университетах мира, а критика сочинения А. И. Солженицына «Двести лет вместе», на мой взгляд, является настолько убийственной для оригинала, что после этого тему «был ли нобелевский лауреат объективен, достоверен и открыт по отношению к заявленной им проблематике», можно закрывать.

Слева-направо: работы Йоханана Петровского-Штерна «Wolf in a Village» (2008) и « Golden Gefilte Fish» (2008), представленные на выставке The Tales and Myths of Yohanan Petrovsky-Shtern в Украинском Музее в Нью-Йорке.
Слева-направо: работы Йоханана Петровского-Штерна «Волк в деревне» (2008) и «Золотая гефилте-фиш» (2008).

Петровский-Штерн - переводчик сочинений Борхеса, Ортеги-и-Гассета, Леонардо Шаши, Честертона на русский язык. Удивляет, почему только на русский: если пойти в самый конец биографии Йоханана, опубликованной в статье о нем в Википедии по-английски, в раздел LANGUAGES, то картина открывается следующая: native: Russian, Ukrainian; fluent: English, Hebrew, Spanish, German; semi-fluent: Italian, Polish; reading knowledge: Yiddish, Aramaic, French, Portuguese, Belorussian, Latin.

Таким образом, становится понятным, что прийдя на выставку в Украинский музей, мы имеем дело с частным и конкретным случаем, с неким сегментом в широком спектре интересов и занятий художника, историка и философа. Учитывая масштаб решаемых им задач, этот сегмент не может не отражать, не нести в себе глобального мировидения Петровского-Штерна.

Собственно, вся экспозиция разделена на две части: человек в интерьере, и человек под сапогом государства. И объединена она единой верой в божественное и в Б-га.

В духе лубка – сценки и быт украинской деревни, в той ее сказочной участи, когда благодаря близости с природой выходит, к примеру, на передний план хрестоматийный волк и пугает односельчан (Wolf in a Village). Последние бегут от него в украинских вышиванках по ярко-желтой деревенской окраине, на горизонте маячат черные луковицы на покосившихся церквях, а позеленевшие, покрытые старостью, как медь патиной, лачуги да мазанки расходятся от обязательной по центру криницы.

Но от всей этой картины не страшно, потому что у селянина – острый, как серп, на выбритом черепе оселедец, а у бросившейся наутек его подруги – сказочно быстрые ноги, зеленые, как у жабы. Так и слышится под цимбалы и хор на скамейке за околицей этот сказ о фольклорном волке и пейзанах. Видеоряд же при этом вполне по-домашнему привычный. Так в украинских деревнях раскрашивают посуду, подносы, доски для резки, расписывают печи, ставни и наружные стены домов, - в ярких орнаментальных мотивах, радующих глаз и повышающих настроение. Поскольку дело фантастическое, то есть природное.

Работа Йоханана Петровского-Штерна «Голодомор» , представленная на выставке The Tales and Myths of Yohanan Petrovsky-Shtern в Украинском Музее в Нью-Йорке.
Работа Йоханана Петровского-Штерна «Голодомор» 

Другое дело – в разные исторические эпохи смертельно опасное государство, которое всем своим госаппаратом нависает над человеком: секирой фараона, решением о границах черты оседлости, продразверсткой и голодомором, инструкциями по окончательному решению еврейского вопроса... 

Евреи жили в местечках, в добром соседстве с украинскими селами столетиями, но государство, нередко вмешиваясь в эти отношения, доводило их до смертельной ненависти и вражды. Причем, терпели ведь от государства и по очереди, и вместе. Так, картина «Голодомор» (Holodomor, Ukraine, 1932), посвященная катастрофе украинской деревни и массовом голоде в 1932-1933 годах, перекликается с картиной «Еврейское счастье» (Jewish Luck), в которой отражена современная история еврейского народа в годы Катастрофы – Шоа, когда результатом окончательного решения еврейского вопроса должно было стать полное уничтожение гитлеровцами евреев. 

Обе картины композиционно решены одинаково: орнаментальные фигуры по периметру на темном, черном в одном и коричневом в другом случае, фоне (и красным цветом, в первом случае – охранника с собакой, во втором – гитлеровского солдата в профиль), а в центальной части – с украинской крестьянской семьей и еврейской семьей соответственно. И тем, и другим не выбраться из орнаментального окружения. И первые, и вторые обречены двумя тоталитарными и во многом сходными государственными режимами на смерть.

Равно, как и в картине «Погром» (Pogrom in a Shtetl), выполненной в той же цветовой гамме: огромный красный крокодил-людоед, разметавший в разные стороны зависшие на черном фоне белые, с красными крышами домики. 

Не выбраться живыми и героям картины «Шоа» (Shoah), входящим в здание крематория и вылетающим из трубы уже диковинными существами-духами, летящими по черному небу сродни парящим антропоморфным фигурам Марка Шагала. 

Работа Йоханана Петровского-Штерна «Еврейское счастье» , представленная на выставке The Tales and Myths of Yohanan Petrovsky-Shtern в Украинском Музее в Нью-Йорке.
Работа Йоханана Петровского-Штерна «Еврейское счастье» 

Вообще, все картины этой серии, выполненные на темном фоне, с героями, сюжетно размещенными в стиле аппликаций и декупажа, все эти чистые красно-бело-черные плоскости напоминают известные плакаты «Окон Роста», которые своей агитационной формой были рассчитаны на пролетарские массы, и сегодня своей холодной идеологической отстраненностью действуют на зрителя удручающе. 

Только одна работа – «Исход», с евреями, плывущими на все том же черном фоне по красным волнами (Красного моря?) на бумажном, ничем не защищенном кораблике, выглядит и жизнеутверждающей на этой выставке, и, в перспективе, спасительным жестом. С одной стороны, на бумажном кораблике, какие в детстве мы делали из обычных газет, далеко не уедешь, и замысел художника понятен: пассажиров если и ждет исход, то только по направлению к морскому дну.

С другой стороны, на борту кораблика написан на иврите текст песни пророчицы Мириам, которая спела гимн Господу после чудесного перехода израильтян через Красное море. В песне выражались чувства и переживания народа, связанные с событиями недавнего прошлого и настоящего. Песня должна была воодушевить народ на преодоление предстоящих трудностей. Песня Мирьям была подхвачена женщинами и выражала чувства тогда еще только становящегося народа, который чудесным образом избежал грозной опасности.

Выдающийся каббалист рабби Ицхак Лурия (Ари, 1534-1572) пишет, что последнее поколение перед приходом Мошиаха – это реинкарнация поколения Исхода. Это поколение и оживает на картинах Петровского-Штерна. И это производит неизгладимое впечатление, по силе своей освобождающее от фобий и страхов всех тех, кто знает и помнит историю, но и напоминает о том, что история повторяется для тех, кто забывает ее уроки.

Выставка Петровского-Штерна была открыта всего за несколько дней до наступившего праздника Песах – дня спасения евреев, выхода из рабства и зарождения еврейского народа. И эта тема – освобождения от рабства, от диктатуры государства, от диктаторской воли государств-соседей, звучит сегодня крайне актуально, поскольку еврейский народ стал для других наций живым примером в том, что если уж из рабства выбираться, то безоглядно, целенаправлено, долго и с большим, подчас нечеловеческим трудом.

Работа Йоханана Петровского-Штерна «Погром в местечке», представленная на выставке The Tales and Myths of Yohanan Petrovsky-Shtern в Украинском Музее в Нью-Йорке.
Работа Йоханана Петровского-Штерна «Погром в местечке» 

Не случайно, видимо, экспозиция выставки размещена в манхэттенском Украинском музее. И не случайно, речь в ней идет о судьбе двух народов – украинского и еврейского, пути которых сегодня, «сказочно и мистически», сошлись опять. Ведь в разные эпохи у разных народов – свои фараоны, против силы которых, казалось бы, нечего противопоставить, но если бороться, то победа обязательно придет.

The Ukrainian Museum
222 East 6th Street (between Second and Third Avenues)
New York, NY 10003
 

© RUNYweb.com

Просмотров: 4850

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА