-->
Пятница, 3 Декабря 2021
RUNYweb.com > > >

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Отец Яков Рыклин: «В Америке должен исчезнуть национальный взгляд на православную церковь»

7 Февраля, 2011, Беседовала Светлана Вайс

Отец Яков (Рыклин) у алтаря церкви Марии Магдалины в Манхэттене.

Отец Яков (Рыклин) у алтаря церкви Марии Магдалины в Манхэттене. Фото Светланы Вайс

Про церковь Марии Магдалины (St. Mary Magdalen Orthodox Church), которая находится в Манхэттене, ходят разные слухи. Сплетни. И что не похожа она на церковь вовсе, а уж на православную и подавно, и что приход состоит сплошь из адвокатов, и что алтарь в стиле модерн расписан, а иногда звучит молитва на иврите, с упоминанием святых, которые уж затерялись в исторической памяти. Отец Яков (Рыклин) на православного батюшку не похож ни под каким предлогом. Ну, как не поехать посмотреть? И убедится, что слухи совершенно не совпадают с действительностью, хотя основание имеют. 

А вот, что ежели, скажем, отец Яков, покойника отпеть в вашей церкви?
Будете довольны!

А жители? Над церковью еще несколько жилых этажей.
Ну, один этаж мой. Еще один лютеранский священник занимает. Да и остальные жильцы с пониманием. Вообще, за 27 лет существования прихода еще никто, слава Богу, не умер.
 

Для тех, кто не совсем понял, в чем суть проблемы, а таких большинство, так как приход у отца Якова англоязычный и среди наших людей мало известен, хочу разъяснить: церковь св.Марии Магдалины занимает первый этаж жилого дома, в который как-то плавно и логично влились со вкусом оборудованный подвал и второй этаж с трапезной, в углу которой под чехлом угадывается рояль. Четырех этажный дом стиля модерн, построенный всего несколько лет назад, уютно примостился на 107 улице в Западной стороне Манхэттена – с церковной паперти хорошо просматриваются раскидистые ивы Центрального парка. Оказавшись здесь в погожий день, на память приходит, подзабытое за трудовые годы, слово – благолепие. 

Такие понятия, как «домашняя церковь» и «молельный дом» в данном случае категорически не применимы – это реальная церковь, причем с порога видно, что это православная церковь, каким бы модерным флёром она ни была укутана. Алтарь на месте и пригоден для использования по назначению. Роспись, согласно канонам и традициям. Об иконах, созданных специально для этой церкви художницей Ксенией  Покровской, можно говорить долго и только в превосходной степени. Не так часто можно встретить мастера, который бы сумел столь удачно балансировать на грани вековых традиций и современных живописных технологий. Эти иконы вызывают чувство уважения и благодарности к художнику и привносят в храм сильную духовную ауру, которую незримо ощущаешь даже вне службы. Сила иконы проникновенна, это одна из составляющих православного христианства, и шутить с этим опасно, но если делать свое дело искренне, то результат достигает цели – в храме воцаряется атмосфера, в которой молитва ложится на душу. 

Русская православная Церковь Марии Магдалины (St. Mary Magdalen Orthodox Church), которая находится в Манхэттене
Русская православная Церковь Марии Магдалины (St. Mary Magdalen Orthodox Church) в Манхэттене

Вы знаете, Светлана, как освящается церковь?

Скорее нет, чем да.

Это большой праздник! Храм наш освящал митрополит Иона, строился-то храм еще при митрополите Германе и он приезжал во время уже заканчивающегося ремонта, но освящал уже Блаженнейший Иона. Вообще, милейший человек!  Перед его приездом я обратился к нему с просьбой такого рода: существует древняя русская традиция – в день освящения храма у женщин есть единственная возможность войти и поцеловать алтарь! «Разрешите мне соблюсти эту традицию?» - обратился я к нему. Он не возражал, и все женщины моего прихода взошли в северные дьяконские ворота, и обойдя алтарь, поклонились и, поцеловав его, вышли. 

Да, мало кому из женщин такое в жизни выпадает – пройти через алтарь! Если честно, я даже не слышала об этом. 
А между тем, такая практика была – в VII-VIII веках и я ее у себя в церкви некоторое время назад возобновил.

Что?
Девочки у меня прислуживали в алтаре!

С вашего позволения, отец Яков, повторите еще раз…
Когда-то моим епископом был Владыка Петр, мы с ним дружили. И вот, я к нему пришел и говорю: «Владыка, Бог в приходе наградил меня одними девочками. Ну, не рождаются у нас мальчики! А надо, чтобы кто-нибудь прислуживал в алтаре. Благословите, чтобы девочки прислуживали». И он благословил. Ну, а что? Девочки маленькие – 8-10 лет, все девственницы. Начала первой моя младшая дочка – убиралась в алтаре, кадило подносила. Скажу я вам, девочки более благолепно смотрятся в алтаре – волосы длинные, симпатичные. Быстро все запоминают. В туалет по два часа не просятся, в отличие от мальчишек. Так, кстати, довольно много лет продолжалось, пока Владыка Петр не вышел на пенсию. После него митрополитом стал Германон же и возглавил Нью-Йоркскую епархию. И вот как-то мы служили вместе с Владыкой Серафимом и кто-то фотографию сделал и в интернете разместил. А на заднем плане той фотографии как раз и оказалась девочка в алтаре. Фотографию митрополиту Герману сразу показали и звонит его секретарь с криком: «Что у тебя там? Девочки в алтаре?». Ну, я ему отвечаю: «Исключительно по благословению митрополита Петра!». «Прекратить!» - кричит он. А благословение как отменить? Оно уже мое! Приход наш, во главе с одним весьма грамотным профессором, написал тогда петицию, в которой доказывалось, что такое ничему не противоречит и вполне может быть разрешено. Скандал был, не отрицаю. Но ругаться дальше мне не хотелось, и девочки перестали прислуживать.

Алтарь в церкви Святой Магдалены в Манхэттене, Нью-Йорк
Алтарь в церкви Святой Магдалены в Манхэттене, Нью-Йорк. Фото Светланы Вайс

Ну, все миром закончилось?
Да. Но мальчики в приходе продолжают не рождаться, а девочки подрастают. 

И…?
А что делать? Приезжал митрополит Иона и я к нему обратился: «Вы не будете возражать, если девочки в алтаре будут прислуживать?». Он сказал: «Нет». «И благословение дадите?». На что он ответил: «Дам. И пока я ваш епископ вопросов не будет. Но что будет потом, я не знаю. И вряд ли смогу помочь». 

Отец Яков, как вы относитесь к ситуации с тремя православными юрисдикциями в Северной Америке?
Раз так Бог учредил – значит, так надо было. Плохо, что люди путаются. И путешествуют между церквями. Это языковая проблема.

А как должно быть, чтобы не путались?
Как мне кажется, в трех церквях нет никакой необходимости. Совершенно должен исчезнуть национальный взгляд на церковь. Должна быть американская православная церковь, а русской должна называться церковь патриаршая, которая находится здесь в посольском состоянии. Она призвана обслуживать людей, приехавших сюда временно на работу и тех, кто еще не знает местного языка. Впоследствии, перейдя на английский, живущие здесь люди и уж конечно их дети, неминуемо придут в Американскую православную церковь. Таких детей, второе поколение, у меня немало. Зарубежная церковь объединяла и держала людей, так сказать, в промежуточном состоянии – пока в России правили коммунисты. И что получилось? Коммунистов нет – но никто не уехал. А русский язык, на котором говорят священники Зарубежной церкви – выученный, он им уже не родной, их родной – английский. Необходимость в Зарубежной церкви отпала окончательно. Не то что пропал смысл ее существования, то что прихожане нащи – люди одной культуры – американской.

Стало быть, главенствующее место вы отводите Американской православной церкви?
У Американской церкви есть своя совершенно определенная роль – роль Поместной церкви. Вот тут – на этом месте. Если мы здесь находимся, то и должны обслуживать местное население – американское. Эта наша задача. 
Наша церковь Марии Магдалины православная, но большинство людей, которые сюда ходят новые для православия – прозелиты, они конвертированы из других конфессий. Вы же знаете, иконография, сама форма церкви и обрядовость привлекает многих людей, они начинают видеть духовность и истинную веру в Царство небесное через наши иконы, что во многом справедливо. Это другие люди – они не русские и не греки, у них другая ментальность, другое сознание, у них даже другие характеры. В нашем приходе только один француз говорит по-русски. Есть люди с испанскими, немецкими корнями. Грузинская семья, говорящая на родном языке и на английском. И моя задача оставить их в православном христианстве, раз уж они пришли. Научить православию – но не русскому, не болгарскому, ни какому-либо еще, замешанному на национальном характере, а всеобщему. Церковь не носитель культуры – церковь носитель веры.

Отец Яков (Рыклин) на православного батюшку не похож ни под каким предлогом.
Отец Яков (Рыклин) на православного батюшку не похож ни под каким предлогом. Фото Светланы Вайс

Остается ли у ваших «конвертированных» прихожан доброе отношение к Западной церкви, которую они покинули?
В Западной церкви тоже есть своя святость, и мы ее уважаем и чтим. Как я могу не чтить католического священника, отправившегося со своими еврейскими ученниками в газовую камеру?

Вернемся к трем православным юрисдикциям в Америке. Зарубежный синод, по-вашему мнению, свою функцию исчерпал. Московская Патриархия должна присутствовать на американской территории только с ограниченной миссией, а Американская православная церковь должна окормлять всех на своей территории, вне зависимости от национальной принадлежности. Так?
Мне кажется, что да. Именно так и должно быть. Вообще, у нас с Московской патриархией никогда проблем не было, с синодалами были. С моей точки зрения, соединение Зарубежников с Москвой было неразумным. Русская церковь должна была слиться с нами – мы же служим на одной территории и, более того, если вы поедете в глубинку, то обнаружите, что там, в патриарших приходах, говорят по-английски. Неожиданно, да?

Сбываются пророчески заветы Патриарха Тихона! Он же предполагал, что единый автокефальный Митрополичий округ – это наше будущее.
Да, это наша жизнь. Это Америка и здесь даже православные немного другие.

Вот, пожалуйста, отец Яков, раскройте это понятие – «несколько другие православные». Это все та же догма о влиянии протестантского окружения и проникновении в наши ряды чуждой идеологии?
Влияние протестантизма – конечно, да, есть!

Так оно допускается?
Конечно, нет! С этим надо бороться! Приходится объяснять, например, что есть закон, который не преступишь. В православии нормально, если батюшка благословил и это не надо обсуждать. Вопросы исповеди решаются по-разному. Есть церковные законы, которые не отменяются и их нарушение дело твоей совести – всему этому приходится учить тех, кто пришел из других конфессий, пока они только познают православие. По счастью, мое мнение практически всегда совпадает с мнением церкви и мне легче. 

© RUNYweb.com

Просмотров: 8589

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА