Четверг, 17 Октября 2019
RUNYweb.com > > >

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

МИФЫ НЬЮ-ЙОРКА: История с географией. Часть 8. В честь герцога Йоркского

17 Ноября, 2010, Автор: Геннадий Кацов

Нью-Амстердам

К 1660 году в Нью-Амстердаме насчитывалось 342 дома и численность городского населения перевалила за полторы тысячи. Чем город мог порадовать приезжего? Десять булочных, полдюжины кондитерских, немало таверн и много хороших, пьяных к 9 вечера, нью-амстердамцев. С 1648 года, по вторникам и субботам процветала ярмарочная торговля на Жемчужной (Pearl) улице, а лет 10 спустя к торговле приложились евреи - и дело пошло-поехало. Первую Рош Ха-Шану евреи отпраздновали в Нью-Амстердаме в 1654 году. Через два года евреи получили разрешение расположиться общиной в миле от городской стены - часть этой территории занимает сегодня Chatham Square, а существующее кладбище является старейшим на острове Манхeттен. Еще три года пройдет до того момента, когда евреям будет разрешено купить землю, хотя после этого им будет даровано право присоединиться к Rattle Watch, как достойным и порядочным гражданам. Губернатор Стайвесант опасался евреев, но всем было ясно, что самого страшного следует ждать от англичан. После того, как король английский Чарльз II подарил в марте 1664 года не принадлежащий англичанам Нью-Амстердам и окрестные земли своему брату Джеймсу, герцогу Йоркскому, стало ясно, что дело пахнет жареным.

Подарок Джеймсу от короля включал и право на руководство городскими делами в Нью-Амстердаме, а также на проведение всех юридических и финансовых операций во славу английской короны. Понятно, что Джеймс решил не откладывать дела в долгий ящик: четыре фрегата под руководством полковника английского флота Ричарда Николса взяли курс на Западное побережье Америки. Но направились поначалу не к Нью-Амстердаму, а в Бостон. Стайвесант приказал выстроить новые защитные фортификации и укрепить линию обороны форта, что и было произведено в июне - начале июля 1664 года. С обороной все было бы хорошо, не заведись предатели в рядах нью-амстердамцев. Едва фрегаты под началом Николса подошли 26 августа 1664 г. к Нью-Иоркской бухте, английские поселенцы с южной части Лонг-Айленда протянули руку дружбы и доверия: они предложили Николсу помощь как в информации, так и в боевой силе. Стайвесант остался с 400 солдатами, верными присяге и далекой Голландии, против почти 2000 войска англичан, поддерживаемых "пятой колонной" с Лонг-Айленда. Кроме всех прочих неприятностей, 450 солдат из Грэйвсенда, верных полковнику Николсу, получили задание взять Бруклин и в случае военных действий дать Манхэттену понять, почем фунт лиха! Надо отдать должное Стайвесанту: губернатор Нью-Амстердама оказался не из пугливых. Первого сентября Стайвесант отказывается подчиниться власти англичан и отклоняет их предложение о сдаче города без боя.

- Очень даже хорошо, - замечает Николс за утренним чаем в 10 утра, с аппетитом отзавтракав традиционным английским "бэкон плюс яйцо". - Если они не сдадутся, нам понадобится не больше 48 часов, чтобы не оставить здесь камня на камне.

- Сдаемся, - решили несговорчивые мужи города и пошли к Стайвесанту. Губернатор сидел за столом и допивал третью пинту пива: время было обеденное.

- Давай сдадимся, - издалека начали 23 члена делегации, из которых большинство были членами городского совета, а то и просто уважаемыми людьми.

- Что сказал этот "Бэкон-с-яйцами"? - сквозь зубы спросил последний голландский губернатор.

- Сказал, что все порушит и поубивает всех без разбору, - ответили 23 взрослых мужчины в унисон.

- Не сдадимся, - был ответ губернатора.

Николс доедал вечерний пудинг, когда вестник от голландцев сообщил, что Нью-Амстердам решил сопротивляться.

- Кажется, дождь? - спросил Николс у вестника, не глядя в окно.

- Конечно, сэр, - ответил вестник, даже краем глаза не обратив на окно никакого внимания. -Льет, как cats and dogs.

- Хорошая примета, - сказал английский полковник, и, удовлетворенный, запил пудинг свежезаваренным чаем. Наутро фрегат Николса вошел в бухту, два фрегата подошли к Губернаторскому острову, а четвертый фрегат поднялся по Гудзону и отдал якорь как раз напротив городских стен. Пушки всех четырех фрегатов готовы были разнести форт в пух и перья: против пушечных ядер Нью-Амстердам оказался беззащитен.

Стайвесант стоял на одной из верхних площадок стены форта и готовился отдать приказ "Огонь!". Солдаты выстроились с зажженными фитилями по обе стороны от губернатора, снаряды были забиты в пушки туго - и толпа горожан застыла от ужаса, представляя, что произойдет через секунду... Заплакал ребенок, но мамка ударила его по голове - и вновь наступила предсмертная тишина.

За два мгновения до непоправимого, два голландских городских "авторитета" подошли к губернатору, что-то сказали ему на ушко, губернатор им что-то ответил, но они опять ему что-то тихо сказали - после чего взяли губернатора за руку и, как маленького, повели вовнутрь форта, подальше от городских стен, пороха, приказов и противных англичан.

На следующий день петиция с 93 подписями лежала на столе Стайвесанта, отравляя вкус утреннего голландского пива. В петиции высказывалось требование о немедленной сдаче города, а среди подписантов были и семнадцатилетний сын губернатора. Ничего другого не оставалось, кроме как сдаться. 8 сентября 1664 года документ на 23 страничках убористого текста был подписан Стайвесантом на губернаторской ферме - и без единого выстрела (даже в ситуации формальной войны между Англией и Голландией) Нью-Амстердам пал.

Через два часа солдаты нью-амстердамского гарнизона промаршировали по улицам города, подошли к доку и подняли английский флаг, снятый с фрегата полковника Николса. Англичанин произнес короткую речь, в которой пообещал всем жителям Нью-Амстердама свободу вероисповеданий, а также неприкосновенность их собственности и прочих прав.

Торговля с Голландией была разрешена на шесть месяцев, хотя в действительности продолжалась до 1668 года. Работа городского муниципалитета все с теми же чиновниками-голландцами продлилась примерно на год, до того момента, пока англичане не сместили всех голландцев с должностей, заняв места в муниципалитете, согласно гражданской принадлежности. 20 октября все жители города, включая Стайвесанта, приняли присягу на верность английской короне - и все официальные церемонии передачи Нью-Амстердама в руки англичан были завершены. 24 октября полковник Николс взял под контроль силы нью-амстердамского гарнизона и в рапорте Вест-Индской кампании, представленном для рассмотрения States General было сказано следующее: "...Земля Новых Нидерландов принадлежит англичанам и переименована в Йорк".

Открывая банкет по поводу разного рода изменений, произошедших за последние месяцы, полковник Николс объявил, что в честь герцога Йоркского, пославшего полковника к берегу Нью-Амстердама, город теперь будет называться Нью-Йорком. - И пусть всем будет хорошо, - по-английски доброжелательно закруглился Николс. Можно считать, что на этой фразе и прекратил свое 40-летнее существование Нью-Амстердам: первый акт нью-йоркской драмы удалось довести до конца, не спалив декораций.

Источник: www.gkatsov.com

Просмотров: 6774

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА