-->
Воскресенье, 7 Августа 2022

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Если жилец против жильевладельца. Неполиткорректные выводы в политкорректное время

24 Января, 2011, Автор: Геннадий Кацов

Если жилец против жильевладельца

В школе нам рассказали все о классовой борьбе – это когда бедные против богатых. Есть варианты: голодные против сытых.

В наше время актуальность темы не то, чтобы исчезла, но явно уступила место борьбе религиозных конфессий. Если сегодня Третья мировая идет, то под разноцветными религиозными флагами.

Можно подозревать, что борьба между умными и не очень - также не менее напряженная. Таких валентных пар множество, и в определенный исторический период какая-то из них выходит на авансцену истории.

Я впервые, примерно неделю назад, столкнулся с враждой между жильцом и владельцем жилья, теперь понимая, что борьба эта – вне времени и эпох. Оказывается, в Бруклинском суде не протолкнуться с утра к судье: сотни дел по невыплате жильцами аренды за жилплощадь рассматриваются ежедневно. 

Конца и края этому потоку не видно. Идет война народная, священная война... в которой проигравшим почти всегда в городских районах Бронксе, Бруклине и Квинсе оказывается лэндлорд, то есть владелец жилья. 

Иная ситуация в каком-нибудь Лонг-Айленде, или во многих городах соседнего с Нью-Йорком штата Нью-Джерси, но об этом позже.

Интересно, что причина здесь – не только в самом потерявшем стыд и совесть жильце, но и в ньюйоркской системе, которая порождает иждивенцев и негодяев.

Моя знакомая рассказала удручающую историю. Пять лет назад, продав квартиру в России, она купила двухэтажный маленький дом в бруклинском районе Шипсхед Бэй. На втором этаже поселила родителей. Первый этаж вначале занимала с пятилетним сыном, а затем сдавала, переехав в другой штат. 

В конце 2009 года она сдала нижний one bedroom молодой паре: он – милый, симпатичный афро-американец, автодилер в компании Nissan; супруга – белая, невзрачная, бальзаковского возраста и, как оказалось, скандальная. Работает в больнице медсестрой.

Когда контракт закончился, лэндлорд решила его не продлевать, поскольку пара стала для соседей невыносимой: ссоры, ругань с утра до вечера; супруга подала, как случайно выяснилось, на милого в суд (изнасилование, избиение). Оба курили траву так, что собака на втором этаже стала наркоманшей. И прочее. 

На законное предупреждение о том, что контракт продлен не будет и по его окончании надо к сроку выселяться, жилец ответил, что никуда он не выедет. И перестал платить, с ухмылкой сообщив, что, мол, «мы в Нью-Йорке, вы – белые, а я – черный, так что подавайте в суд!»

Первый разговор моей знакомой с адвокатом завершился мудрым адвокатским советом: «Вы потратите на судебные разбирательства деньги, нервы и массу времени. Лучше заплатите тенанту то, что он хочет – и дело с концом. Вы в Нью-Йорке».

То есть, на правосудие надежда – в последнюю учередь. Речь может идти о разных выплатах – от нескольких тысяч до десятков тысяч долларов. В зависимости от ситуации и аппетитов жильца-вымогателя, уверенного в том, что при ньюйоркском капитализме управа на него если и найдется, то не сразу.

Теперь я знаю, в чем дело. Прежде всего, в том самом либерализме, который породил иждивенческое сознание деклассированных масс. Главная жизнеутверждающая идея такого сознания: я имею право! 

Обязанности – дело десятое, равно как и права прочих окружающих. Мой приятель, адвокат по криминальным делам, говорит, что несколько раз в неделю получает звонки от «клиентов», которые настаивают на том, чтобы он представлял их дела в суде. На естественный вопрос: «Можете ли вы оплатить услуги адвоката?» - в ответ он получал следующее: «Я имею право на адвоката!» 

«В таком случае берите общественного бесплатного адвоката!» - отвечал мой приятель, на что раздавалось в трубке: «Он меня не устраивает. Мне нечем платить, но я имею право на адвоката». Ответ, вроде, «а я имею право получать адвокатский гонорар», безденежным клиентам был непонятен.

Что касается оплаты жилья, то логика иждивенцев здесь железная: «У меня нет денег, поэтому я не могу переехать и снять другую квартиру. Деваться мне некуда. Буду бесплатно жить у тебя, а если ты не согласен, то трать деньги и со мной судись». 

Подобные дела рассматриваются в судах Бруклина от шести до девяти месяцев, при этом ни с какой полицией ты жильца из своего собственного дома не выселишь. Пока суд не решит вопрос, бесплатно в твоей же квартире проживают люди, фактически не имеющие на это право.

Таков ньюйоркский театр беззакония и абсурда. То, что одинокая, в нашем случае, мать должна выплачивать ежемесячно ипотечный заем (mortgage), взятый в банке, не только не интересует обнаглевшего жильца, у которого нет больше контракта на проживание в этом месте, но и не интересует, вы себе представить не можете, достопочтенного бруклинского судью. 

В суде Бруклина всегда прав жилец!

Дело в том, что судья – должность выборная. В большинстве городов штата Нью-Джерси, на соседнем с Бруклином острове Лонг-Айленд частных домов, а значит и лэндлордов больше, чем жильцов (tenants), поэтому судьи, рассчитывая получить в дальнейшем голоса большинства, всегда на стороне домовладельцев.

А в Бронксе, Бруклине, Квинсе частных домов меньше, чем проджектов и многоквартирных билдингов, поэтому судьи, выступая на стороне большинства, элементарно и нагло решают вопрос против «капиталистов»-домовладельцев. 

В бруклинском Housing Court по делам tenant-landlord, последний не найдет ни понимания, ни справедливости. 

«Нет правды на земле, но нет ее» в бруклинском суде тем более.

Я провел опрос, случайный и спорадический. Выяснял среди знакомых, кто проходил по подобным делам. В одной семье мне рассказали, что судья в зале суда уговаривал обнаглевшего жильца принять от владельца квартиры деньги на переезд на новую квартиру и оплату первых месяцев проживания в ней. Жилец отказывался, видимо рассчитывая получить больше.

Судья, словно к родственнику, обращался к ничтожеству, которое проживало в квартире нелегально, не платя ни цента и глумясь на контрактами, законами и порядком, умоляя его принять взятку, то есть отступные от попавшего в беду домовладельца. 

Представитель закона вообще не рассматривал ситуацию, при которой жилец обязан вернуть деньги за прожитые нелегально месяцы, и немедленно съехать. Судья, народный избранник, унижался перед отказавшимся платить аренду жильцом, поскольку такие вот жильцы, составляя большинство, будут в Бруклине голосовать за него в следующей избирательной кампании. 

Права домовладельцев при этом просто и элементарно не ставятся ни в грош. И когда жилец нагло заявляет «мы в Нью-Йорке», он прекрасно знает, что отказавшись платить, сможет теперь прожить бесплатно больше полугода. И никто его в три шеи из квартиры не выкинет. 

В результате, выехать придется, но после того, как пройдет немало времени, а лэндлорд потеряет не только на неоплаченном жилье, но и на адвокатских и судебных расходах.

В либеральном штате – либеральные законы. Так ведь можно оправдать и преступника, который ограбил просто потому, что у него не было нескольких долларов на пиво, сосиски и батон хлеба. В конце концов, от ограбления лэндлорда – а ведь неуплата в течение долгих месяцев – это грабеж, до ограбления добропорядочного гражданина на улице – дистанции никакой.

Президенту Герберту Гуверу приписали фразу: "Курица в каждую кастрюлю. Машину в каждый гараж" (A Chicken in Every Pot. A Сar in Еvery Garage). Времена меняются, и к курице с машиной я бы добавил: «По нахлебнику-жильцу в каждую семью». 

Левые идеи о несчастных малоимущих, которым должны помогать все те, кто тащит на себе и свою семью, и американскую экономику, сегодня торжествуют. Налогоплательщик с 2014 года начнет вытаскивать из своего кармана деньги на оплату медицинских страховок для 30 миллионов бедных американцев; и близок тот час, когда ему на шею сядут еще 12 миллионов нелегальных иммигрантов, после принятия нового иммиграционного закона. 

Когда обнаглевший жилец говорит «мы в Нью-Йорке», он еще не имеет в виду всю страну, но неровен час... А когда он добавляет: «Мы – черные, а ты – белая», - он уже имеет в виду, что в этой стране сегодня все и вся на стороне тех, у кого цвет кожи темнее. 

Очень неполиткорректно звучит. И если в моих словах вы обнаружили апологию расизма, то вы правы: расизма со стороны черных. 

В такой стране мы сегодня живем.

И в таком проживаем либерально-демократическом городе, где демос получил право на защиту от системы, устранившей представления о законности и порядке. Допустим, по причине того, что судья, как я уже написал, - должность выборная, а черные в наше время с белыми равны, но, по-оруэлловски, немного равнее.

Как нередко завершаются заметки о городе Большого Яблока, я бы мог эти безрадостные строки подытожить классической фразой: «Только в Нью-Йорке, леди и джентльмены! Только в Нью-Йорке!!!» Однако чует мое сердце, что в свете всеобщей либерализации и безнадего-идиотизации, в самое ближайшее время подобные речи можно будет вести обо всей Америке. 

И в течение многих последующих поколений. Те, кто со мной согласны – не бойтесь, отзовитесь.

© RUNYweb.com

Просмотров: 5736

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости