Воскресенье, 16 Июня 2019

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

МИФЫ НЬЮ-ЙОРКА: История с географией. Часть 9. Перестройка

24 Ноября, 2010, Автор: Геннадий Кацов

Broad Street, Нью-Йорк 17-го века

Broad Street, Нью-Йорк 17-го века

Английский флаг развевался над Манхэттеном. Через неделю после того как полковник Николс объявил территорию Нью-Амстердама принадлежащей английской короне, в воскресный погожий денек английский капеллан провел первую службу в первой английской церкви на территории Нью-Йорка. Город, названный в честь герцога Йоркского, медленно и верно становился английской колонией, распростившись с голландскими порядками. Полковник Николс предложил голландцам, не согласным с английским правлением на острове Манхеттен, покинуть остров немедленно. Англичане выделили судно, которое бы доставило нью-амстердамцев в Голландию, причем было сказано, что путешествие на далекую Родину не будет стоить абсолютно ни гульдена, ни фунта стерлинга: все расходы англичане брали на себя.

Не уехал никто. Нью-амстердамцы остались верны своему городу, пусть даже теперь и Нью-Йорку. Интересно, что сам бывший голландский губернатор, Питер Стайвесант, остался в городе, в своей резиденции, которая располагалась в районе нынешних 2 авеню и 10 улицы.

Нью-Йорку предстояло пережить 119 лет английского правления. В истории города эти годы называют "забытым столетием". Считается, что ничего, будоражащего коллективный мозг потомков, не вспомнить - все эти годы прошли в бытовых хлопотах и рутинном домострое, без запоминающихся войн (со словами "тамагавк", "скальпы", "яд кураре") и без ярких лидеров и внутрипартийных разборок.

Все это далеко не так. Конечно, из английских городских мэров выдающихся фигур, с авторитетом и политическим влиянием, так и не получилось - все они больше думали о личной выгоде, чем о городском благоустройстве и светлом нью-йоркском будущем. Но переход от голландской системы правления к английской настолько изменил характер городской жизни, что не сказать об этом нельзя. 

Через несколько месяцев после объявления города Нью-Йорком, полковник Николс отменил бургомастерс и шепенс (совет старейшин) - голландские органы правления, и назначил горсовет по строгой английской системе: мэр, шериф и представители городских районов. 

Первым мэром-англичанином был назначен Томас Виллет, чья популярность как торговца, была необычайно высока среди голландского населения. Заметим, что 3/4 городского населения в 1665 году приходилось на голландцев, и англичане не могли с этим не считаться. Как при голландцах, так и при англичанах основная власть в городе принадлежала мэру, во власти которого было распоряжаться изменениями в системе налогов и законов. 

Первый знак того, что власть англичан вступила в силу, был предъявлен нью-йоркцам не далее, как через два месяца после захвата города английскими войсками. Полковник Николс, объявивший себя губернатором (именно в его праве было назначать или снимать с поста городского мэра), приказывает всем жителям Нью-Йорка принять присягу на верность английскому королю. Решение это было объявлено лучшим городским мужам и повергло последних в грусть и тоску по далекой родине-Голландии.

- Голландцы! - начал Николс вступительную речь. - Грядет час перемен. Как вы знаете, политическая ситуация в мире нестабильна и от каждого из нас зависит, доживем ли мы все до 1700 года. Воюют Голландия с Англией, смутные времена на Руси, Испания рвется к мировому господству, грозят отовсюду шведы, а отвратительные французы, во главе с кардиналом Де Ришелье и Д'Артаньяном, доведут Францию до Ватерлоо. В условиях повышенной напряженности, король Английский призвал еще более сплотить наши ряды, чтобы сознательно противостоять внешнему и внутреннему врагу, и не поддаться панике.

В сложные времена мы живем, господа сэры! И те незначительные жертвы, которые требует от нас родина сегодня - эти жертвы искупятся, эти жертвы поймут и оценят потомки.

Дорогие сограждане, земляки, малые и большие голландцы! Подумайте сами: в нашей власти порешить всех вас до единого и не мучиться с вами ни одной лишней минуты. Мы и так терпим вас в городе, над которым развивается английский флаг, в то время как англичане гибнут под голландскими пулями в Европе. И то, к чему я вас призываю сегодня, кажется мне настолько малой просьбой, что и приказом не назовешь. Поэтому слушайте, уважаемые, внимательно, и не дай вам Бог чего-то недослушать.

Буду краток: в течение недели все граждане Нью-Йорка, являющиеся гражданами Голландии, должны принять присягу на верность английскому королю! После чего, собственность ваша будет соответствующим образом переписана на манер английского делопроизводства, за что каждому собственнику следует уплатить определенную сумму. Все земли будут переименованы в честь герцога Йоркского, и я не думаю, что на эту тему мы будем дискутировать. Спасибо всем вам за понимание и проявленное вовремя чувство высокой гражданской сознательности. За Здоровье Английского Короля и Герцога Йоркского!

Никакого пива не хватит, чтобы такую речь запить. Голландцы были потрясены, их гордость ущемлена, а кошельки серьезно исхудали. Но все это были еще цветочки. На протяжении 40 лет существования Нью-Амстердама, правила экспорта и импорта были достаточно свободны: торгуй с любой страной чем и как хочешь - Голландия это только приветствовала.

С англичанами все происходило иначе: одним из первых вердиктов, выпущенных Николсом, было запрещение на торговлю с любой существующей на земле страной, кроме Англии. По Навигационному Акту, все товары должны были уходить и приходить в колонию только на судах английского флота, и первую остановку в Европе должны были делать в английском порту. 

На деле это означало, что голландцы оказались лишены возможности торговать даже с Голландией без английского посредничества. Кроме всего прочего, все фабричные товары было разрешено закупать только в Англии, при этом производить что-то из экспортного ассортимента в колонии было строжайше запрещено. 

Десятки торговцев-голландцев тут же начали смазывать мылом веревочные петли и искать ближайшее дерево с крупными толстыми ветками, но с деревьями в Манхеттене к 1665 году уже была не меньшая напряженка, равно как и в ХХ веке. Волна самоубийств обошла Нью-Йорк, оставив в силе вновь приобретенные английские драконовы законы. 

Англичане не уставали доказывать, кто теперь на этой земле хозяин. При голландцах, нью-амстердамский порт развивался вполне успешно и бухта с каждым годом могла вместить все большее количество приходящих судов. Т.е. по обе стороны от форта выстраивались пирсы, что давало серьезный импульс для городского развития. 

В 1665 году герцог Йоркский решает, что прибрежной территории на всех хватит, и дарит группе своих подданных, во главе с лордом Джоном Беркли и сэром Джорджем Картеретом, земли южнее городских стен "в вечное пользование на благо английской короны". Таким образом территория бухты была поделена и многообещающему развитию портового хозяйства был нанесен непоправимый урон. 

Именно этим своим приказом герцог Йоркский, находясь в трезвом уме и памяти, создал эпохальный прецедент: подаренные им земли впоследствии получили имя Нью-Джерси. Не руководствуясь никакой из существующих в XXVII веке логик, власть имущий англичанин разделил великолепный порт на две части, руководство в каждой из которых в дальнейшем будет вести собственная администрация. 

Даже создав в ХХ веке мощную организацию Port of New York Authority, проблему объединения береговых коммуникаций оставили висеть в воздухе: бесконечные таможенные и прочие дела не решены и до сего дня в удовлетворяющем оба штата - Нью-Йорк и Нью-Джерси - варианте. Нью-Джерси попытались вступить в соревнование с Нью-Йоркским портом, создав Perth Amboy, но ни по обороту, ни по значению этот порт нельзя сравнить с нью-йоркским. 

Городское начальство вовсю старалось поспеть за высочайшим. Хотя, у полковника Николса иногда хватало здравого ума не повторять катастрофических ошибок своего шефа. Манхеттен так и остался Manhattan Island: это топографическое название теперь перешло на всю территорию острова, выйдя за стены форта; в городских же бумагах Манхеттен стал проходить под именем New York County, в чем мы и до сего дня можем убедиться, посылая письмо на Манхеттен. 

Также формально были произведены изменения и на Стейтен Айленде: теперь эта территория стала называться Richmond County, в честь герцога Ричмонда, названного сына короля английского Чарльза Второго. Бруклин получил имя Kings County в честь короля Англии, а земли севернее Brooklyn были названы Queens в честь королевы, жены Чарльза Второго, ничем не примечательной Катерины Браганза. Новая власть устанавливала новые порядки, начав с изменения названий всего и вся, что было и есть в Истории укоренившейся традицией.

© RUNYweb.com

Просмотров: 7756

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

Видео

Loading video...

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости