Суббота, 19 Октября 2019

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Политики, которых мы выбираем. Эксклюзивное интервью с членом Ассамблеи штата Нью-Йорк Алеком Бруком-Красным

8 Февраля, 2012, Беседовал Геннадий Кацов

Алек Брук-Красный, член законодательной Ассамблеи штата Нью-Йорк

Алек Брук-Красный, член законодательной Ассамблеи штата Нью-Йорк. © RUNYweb.com

Всего полтора месяца осталось до выборов представителя в Сенат штата Нью-Йорк от Южного Бруклина. За место сенатора будут бороться демократ Лу Фидлер и русскоязычный республиканец Давид Сторобин. В преддверии этих выборов, назначенных на 20 марта 2012 года, мы взяли интервью у первого русскоязычного члена законодательной Ассамблеи штата Нью-Йорк Алека Брука-Красного.

Алек, прежде всего, после шести лет вашей политической активности в качестве Ассамблемена штата Нью-Йорк, скажите откровенно, есть ли какие-то специфически «русские вопросы», характерные для нашей общины? И чем, в хорошем и плохом смысле, она отличается от прочих этнических общин штата Нью-Йорк?
Хотел бы начать с напоминания о том, что работа выборного лица на любом уровне состоит из 3-х основных частей:
1. законотворческая деятельность,
2. создание и распределение бюджета,
3. помощь семьям и отдельным жителям округа в их индивидуальных проблемах.
Специфически русские вопросы, в основном, встречаются в процессе оказания индивидуальной помощи живущим в округе русскоязычным американцам. Однако, и в процессе работы над новыми законами, и в процессе работы над бюджетом, специфически русские вопросы встречаются также. Достаточно вспомнить закон о русском языке, как языке избирательного процесса; а также вопрос о средствах в бюджете, необходимых для создания программы тестирования всех новых американцев, проживавших ранее в районе Чернобыльской катастрофы. Да и $10 млн. на ремонт Брайтоновского «бордвока» я бы тоже назвал в немалой степени «русским вопросом».
Наша община отличается, прежде всего, тем, что ее политические приоритеты строятся, во-многом, на эмоциональном отношении к разного рода вопросам, хотя, казалось бы реальные социальные программы должны быть во главе угла, во всяком случае в Южном Бруклине.
Не секрет, что многие русскоязычные американцы работают в области медицины, или программ социальной или медицинской помощи. Достаточно назвать такие профессии, как доктор, медицинская сестра, home attendant, водитель амбулета или скорой помощи, социальный работник, и т. д. Эти люди не только сами зависят от того, насколько эффективной будет борьба демократов против снижения расходов на эти программы; они являются еще и клиентами практически всех бизнесов в Южном Бруклине, будь то продуктовые магазины, рестораны, парикмахерские или даже салоны по продаже меховых изделий.
Несмотря на это, община в большинстве своем является консервативной и голосует, в основном, за республиканцев. Трудно за пределами общины объяснить, например, тот факт, что передачи, в которых демократы не только склоняются на разные лады, но и называются всякими почти нецензурными словами, спонсируются медицинскими учреждениями, бюджеты которых во многом, если не во всем, зависят от государственных программ. Думаю, что конфликт между эмоциями и реальностью является, своего рода, «детской болезнью», которая со временем пройдет.

Чем может быть полезен русскоговорящей общине Нью-Йорка русскоговорящий законодатель? Есть ли какие-то такие темы, с которыми может справиться только такой «наш» народный избранник?
По моему глубокому убеждению, основной задачей, стоящей перед любой этнической общиной, является задача интеграции в «mainstream» общество. Процесс интеграции не измерить в долларах, однако он жизненно важен для общины в целом, и каждого ее члена в частности. Если знают и уважают общину в целом, то будут уважать и наших родителей в офисах социальной помощи, и наших детей в университетах, и наших владельцев бизнесов в городских, штатных и федеральных офисах, там, где они пытаются получить ту или иную лицензию, или отменить полученный ими штраф.
Через этот процесс прошла практически каждая этническая община в Америке. Проводниками этого процесса должны быть люди, одинаково хорошо знающие и свою общину, и mainstream, и другие общины, живущие вместе с нами. Во всех общинах как показывает, например, 200-летний ньюйоркский опыт, наиболее эффективными «мостами» такого рода служили и служат выборные политики, с одной стороны представляющие свои округа в различного уровня парламентах (в свою очередь, представляющих все общество), а с другой стороны, неофициально конечно, свои общины.
При этом просто необходимо, чтобы эти политики очень хорошо знали и свою общину, и все остальные сообщества, и конечно имели «резюме» работы на поприще общественного деятеля. Многие русскоязычные американцы помнят, что даже когда Ваш непокорный слуга баллотировался первый раз 12 лет назад в 2000 году, то уже имел в своем резюме и должность казначея (treasures) Общественного совета №13, и строительство «Фанорамы», которая была своего рода общинным  центром для детей и их родителей; и защиту строительства здания театра «Миллениум» (после моей 3-х минутной речи, многие коренные американцы, члены Общественного совета №13 поменяли отрицательное мнение по этому вопросу на положительное), и помощь в решении многих индивидуальных вопросов русскоязычных американцев и их семей.
Я всегда приветствую желание молодых русскоязычных американцев баллотироваться в различные органы власти. Однако, всегда призываю их к тому, чтобы они как следует перед этим поработали на общественном поприще. Тогда и они будут иметь возможность стать теми самыми «мостами» между русскоязычными американцами и остальными частями американского общества. Да, и общество будет уверено в том, что молодой человек выдвигается с тем, чтобы работать на общество, а не только на самого себя.

Кандидаты на пост Сенатора штата Нью-Йорк Давид Сторобин (справа) и Лу Фидлер. Фото Николая Комиссарова
Кандидаты на пост Сенатора штата Нью-Йорк Давид Сторобин (слева) и Лу Фидлер. Фото Николая Комиссарова

Ситуация в Южном Бруклине, в связи с предстоящими выборами в сенат штата Нью-Йорк, крайне накалена. Что происходит в состязании между демократом, членом Горсовета Лью Фидлером и республиканцем, русскоязычным адвокатом Давидом Сторобиным? Насколько корректно ведут себя по отношению друг к другу оба кандидата?
Геннадий, Вы как журналист и человек, не понаслышке знакомый с характером дискуссий во время избирательных кампаний (Вы, поддерживая меня, немало настрадались в процессе моих избирательных кампаний), хорошо знаете, что кандидат, имеющий весомое «резюме», практически всегда пытается привлечь внимание избирателей своими собственными достижениями, направленными на улучшение жизни общества. Кандидат же, не имеющий весомого резюме, в основном говорит о недостатках соперника.
Кстати, тактика работы на негативе нередко оборачивается не набором, а потерей голосов, с моей точки зрения.
Это хорошо видно на примере Лу Фидлера и Давида Сторобина. «Резюме» Фидлера – это основная причина того, что я поддерживаю в этой гонке его кандидатуру. Второй причиной моего решения является исключительно негативная избирательная кампания Давида. Надеюсь, что Давид еще свое резюме наработает. Активные люди, желающие посвятить себя общественной работе, обществу всегда нужны.

Алек, но огульные обвинения Фидлера о том, что Сторобин – экстремист, печатающий свои статьи на сайте скинхэдов и едва ли не неонацистов, никак «позитивом» в его избирательной кампании не назовешь?
В этом вопросе я как раз с Фидлером не согласен. Я не считаю Давида ни расистом, ни нацистом. Смешно об этом говорить. Но вот в чем проблема. Я не читал то, о чем говорит Фидлер, упоминая записи Сторобина, но могу предположить следующее, - и хочу подчеркнуть, что это только мои предположения. Иногда можно услышать на русском языке, как люди делятся друг с другом вещами, которые за пределами нашей общины могут рассматриваться, как экстремистские. Когда беседа протекает на «кухне», этого никто вокруг не замечает. Однако, если подобное написать на английском языке, да еще при этом подписаться, то можно привлечь внимание любых сайтов, вплоть до нацистских и расистских. Интернет – это общественное место, политические кампании – это поединки, которые проходят на глазах абсолютно у всех, и любое написанное слово может быть интерпретировано по разному, став достоянием общественности. Я не думаю, что, во всяком случае в русскоязычной общине, это заявление добавило очков Фидлеру, поддерживаемому мною кандидату.

Как бы вы охарактеризовали недавний пересмотр границ избирательных участков руководством республиканской партии? И почему вокруг этого такой скандал, ведь границы избирательных участков по закону должны соответствовать результатам последней переписи населения? Насколько здесь имел место «человеческий фактор»?
Постараюсь быть предельно объективным, хотя это не всегда возможно. Я все-таки представитель демократического большинства в Ассамблее штата. Хотел бы напомнить, что в Ассамблее штата большинство представляют демократы, тогда как в Сенате большинство принадлежит республиканцам. При пересмотре границ каждые десять лет, вслед за переписью населения, приоритет, естественно, принадлежит большинству в той или иной палате. Внутри фракций тоже есть приоритеты, например, географические. Если основной территорией, поддерживающей демократов, является город Нью-Йорк и другие крупные города штата, то республиканцам исключительно важна поддержка Лонг-Айленда и ньюйоркского UpState, и других территорий за пределами больших городов. В Бруклине, например, только один сенатор-республиканец Мартин Голден.
Есть ли у республикацев желание приобрести еще одного? Конечно! Однако республиканцев вокруг немного. В основном, это представители еврейской ортодоксальной общины и русскоязычной еврейской общины. Можно ли начертить границы округа, включающего в себя обе общины? Теоретически да, но в этом случае в округе столкнутся интересы обеих общин, интересы потенциальных кандидатов обеих общин.
Замаячит перспектива и республиканских первичных выборов, политического противостояния двух групп, поддерживающих республиканцев. Руководство Республиканской партии штата решило, что выбор надо сделать сейчас и выбрало еврейскую ортодоксальную общину. При этом дав русскоязычной еврейской общине хоть какую-то морковку, то есть поддержав русскоязычного американца на внеочередных выборах 20 марта.

После изменения республиканцами границ, в одном из своих заявлений вы утверждаете, что тем самым республиканцы «...абсолютно наплевали и на русскоязычную общину, и на русскоязычного кандидата, которого они сначала выдвинули, а потом выкинули из избирательного округа, в котором он баллотируется». Как вы объясняете столь явное отсутствие логики в действиях Республиканской партии штата?
Из моего ответа на предыдущий вопрос читатели поймут, что логика в действиях республиканской партии безусловно есть. Однако, русскоязычной общине от этого не легче. Почему я называю такие действия наплевательскими? Потому что считаю, что если бы лидеры республиканской партии заранее рассказали о своих намерениям республиканским лидерам русскоязычной общины, попробовали бы выработать общую стратегию, отношение к происходящему у меня, например, было бы иным.
Они же не только не сделали этого, но явно решили, что община настолько молодая в политике, необразованная, что можно выдвинуть русскоязычного кандидата, призвать общину за него голосовать, собрать деньги на его кампанию, при этом держа общину в неведении относительно даже его, кандидата, будущей судьбы. Hекрасиво и нечестно, хотя с их точки зрения, может быть и логично.

Новая карта границ избирательных округов Южного Бруклина.
Новая карта границ избирательных округов Южного Бруклина. © RUNYweb.com

В таком случае, какой интерес, с точки зрения избирательных кампаний, для демократов и республиканцев представляет русско-американская община? Рассматривают ли ее, как единую этническую группу, с которой надо считаться как с влиятельным и организованным электоратом?
Надо сказать, что интерес к общине со стороны политиков растет с каждым годом, с каждой избирательной кампанией. Практически каждый политик, во всяком случае в Бруклине, имеет сегодня русскоязычного работника, задачей которого является взаимодействие с русскоязычной общиной. Поверьте, Геннадий, создание подобных рабочих мест в офисах политиков говорит о все возрастающем интересе, и об уважении к нуждам русскоязычных американцев. Ведь бюджет политика на зарплаты офисным работникам строго лимитирован. Я же помню времена, когда о русскоязычных американцах вообще мало что было известно политикам. Когда я впервые выступал перед Городским советом Нью-Йорка всего каких-то 12 лет назад, считанные члены Горсовета вообще знaли, что такая община существует. При этом они понятия не имели о количестве русскоязычных американцев в районе соседних 3-х штатов (Tri-state area).
Думают ли политики сегодня о русскоязычной общине, как о единой группе? Есть устоявшееся мнение, что на президентских выборах 2012 года община проголосует за республиканского кандидата, хотя чем моложе русскоговорящие американцы, тем либеральнее их позиции. На уровне выборов локальных политиков, сегодня уже говорят о единстве таких русскоязычных общин, как общины Бруклина, Квинса и Статен-Айленда. Наши активные русскоговорящие американцы сегодня работают везде. Регистрируют, призывают голосовать, объсняют, почему это важно. Часто подвергаются нападкам других русскоязычных, особенно тех, кто ничего не делает и не интересуется реальной работой. Трудно быть пророком в своем отечестве, но уверяю Вас, Геннадий, наши дети, внуки, правнуки будут им благодарны. Так было и так будет в любой этнической общине.

С какими специфическими вопросами русско-американской общины сталкивались вы, как русскоговорящий член Ассамблеи штата, за эти годы?
Обычно, это вопросы, связанные с субсидированным жильем, медицинским обслуживанием, работой home attendants и офисов, руководящих ими, школьным образованием, работой транспорта. Эти вопросы во-многом уникальны и актуальны только в пределах нашей общины. Наши люди, например, являются одновременно обладателями и Медикейда, и Медикера. Редкий случай в mainstream среде. Нашим людям требуется прямой автубус, курсирующий между районами Кони-Айленд и Брайтон. Наши люди крайне обеспокоены зональной принадлежностью своих детей к определенным школам.
Должен заметить, что нередко обращаются ко мне и люди, действия которых являются незаконными. Частенько бывает, что русскоговорящие американцы не себя обвиняют в незнании законов, а законы - в самом их существовании. Еще одна «детская болезнь». Но и она пройдет.
Не всeгда удается решать и законные проблемы. На автобус между Кони-Айлендом и Брайтоном у нашего транспортного управления уже 5-й год не находится никаких средств.
Нередко я занимаюсь вопросами, совсем не относящимися к моей работе, как члена Нижней Палаты Легистлатуры штата от 46 избирательно округа. Вопросы отношений Америки с Россией и Израилем, особенно вопросы взаимоотношений России и Израиля, совсем не входят в мою компетенцию. Однако мои русскоязычные избиратели хотят, чтобы я был их голосом и по этим темам. Да, и меня самого эти проблемы чрезвычайно волнуют. Поэтому, будучи приглашенным на встречу конгрессменов и сенаторов с российским послом господином Кисляком, я в присутствии председателя Комитета Конгресса по внешним делам госпожи Росс-Лечтинен, критикую позицию российского правительства в отношении Ирана (говоря о том, что ядерное оружие в руках правительства Ирана может привести к жутким последствиям, в том числе, и для самой России), позицию России по отношению к Израилю (говоря, что на территории Израиля сегодня проживает порядка 150 тысяч российских граждан, которых Армия обороны Израиля защищает от террора). Именно поэтому я пишу письма Министру иностранных дел РФ Лаврову, говоря о конфликте интересов у России по отношению к Израилю (речь в письме идет о 150 тысячах российских граждан, о борьбе с теми же самыми террористами на территории России, и т.д.).
Я выступаю с трибуны Совета Федерации в Москве, и спрашиваю российских сенаторов, как могло случиться, что  внуки тех, кто выиграл тяжелейшую войну, вскидывают руку в нацистском приветствии у могилы Неизвестному Солдату в Москве.
Далеко за пределами своего округа, я спорю с имамом Рауфом, желающим построить мечеть рядом с Ground Zero, пытаюсь заставить его признать, что те 19-ть террористов 9/11 были мусульманами (с этим фактом трудно спорить), пытаюсь заставить его прислушаться к мнению семей погибших в той трагедии, понять, что толерантность по отношению к их мнению должна превалировать над любой другой формой толерантности.  
Все это имеет мало отношения к моим обязанностям, но это специфические вопросы, которые волнуют моих русскоязычных избирателей. В этих вопросах приходится глубоко разбираться, иначе трудно дебатировать на таком уровне. Моя позиция должна быть глубоко аргументированной, соответствовать федеральным законам и Конституции.

Ваши пожелания читателям RUNYweb.com?
Хотел бы пожелать всем здоровья, радости от общения с друзьями и близкими. Ну, а если кто-то и интересуется политикой, то стараться быть активными. Если мы активны, сильны политически, то и уважать нас будут больше.
Наша страна и является такой сильной, потому, что приехали сюда из самых разных стран – люди сильные, активные, не боящиеся перемен и тяжелого труда. Люди, одновременно гордящиеся и званием американского гражданина, и своим собственным уникальным культурным наследием. При этом, чем больше они гордятся своим наследием, тем более страстными патриотами они становятся.
И нет в этом никакого противоречия. У общины, в которой с уважением относятся и к Торе, и к Евангелию, в которой знают и любят как Толстого и Достоевского, так и Шолом Алейхема и Бродского, читают и цитируют Зощенко и Ильфа и Петрова, ну и, между прочим, Жванецкого, есть богатейшее культурное наследие. При этом наши отцы и деды в тесном союзе с нашей страной, одолели сильнейшего врага во Второй Мировой войне. Нам точно есть, чем гордиться. Мы обязаны стать равными среди равных.
Мы это заслужили.

© RUNYweb.com

Просмотров: 7743

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости