Четверг, 23 Ноября 2017

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Больше театра «Милленниум» не будет. А что вместо него?

14 Декабря, 2013, Автор: Геннадий Кацов

Эдуард Шнайдер – совладелец известной в США сети супермаркетов «Net Cost Market», совладелец популярного в Бруклине ресторана «1001 ночь», ныне – владелец театра «Милленниум» и музея Russian Heritage Museum.

Эдуард Шнайдер – совладелец известной в США сети супермаркетов «Net Cost Market», совладелец популярного в Бруклине ресторана «1001 ночь», ныне – владелец театра «Милленниум» и музея Russian Heritage Museum. Фото Николая Комиссарова

В марте 2012 года корреспондент газеты «Нью-Йорк Таймс» Робин Погребин назвал театр «Милленниум» на Брайтон-Бич «... своеобразным Линкольн-Центром для русскоязычных иммигрантов, которые живут на Брайтон-Бич, но до сих пор помнят Одессу, Тбилиси, Киев или Минск.»

Сегодня в «своеобразном Линкольн-Центре» что-то явно происходит: идут строительные работы, ресторан на первом этаже приказал долго жить, а по вечерам в зале театра, что этажом выше, появляются, по слухам, привидения в образах Рэя Чарльза, Глории Гейнор, Энгельберта Хампердинка и огромного числа российских звезд эстрады, от Тамары Гвердцители до Андрея Макаревича, которые выступали за многие годы существования «Миллениума» на его подмостках. Среди привидений никто не упоминает Иосифа Кобзона, вход которому в США заказан, а значит, в «Миллениуме» он выступать не мог просто по техническим причинам.

Слухами земля полнится. Сегодня в Бруклине поговаривают, что в театре сменился его владелец и скоро здесь будет построен модный Day Care Center для людей, ушедших на заслуженный отдых и оттого, видимо, называющих подобные заведения «садиками». Смена театра на «садик» в Бруклине вполне объяснима: в этом районе театров завались, зато «садиков» - раз-два и обчелся. Так что еще один явно не помешает.

Театральный сезон уже наступил, но к чему бруклинцам готовиться, никто сегодня посоветовать не может. Поэтому я беру на себя смелость, и владея тем, что у людей приличных и влиятельных называется «инсайдерской информацией», поведаю вам, что же планируется и уже возводится по адресу 1029 Brighton Beach Avenue. То есть, напротив известного жилмассива «Ошеана» и в одном квартале от не менее известного пляжа.

Приехав в Нью-Йорк в 1989 году, я еще застал по этому же адресу кинотеатр «Оceana». Его фото из архива Бруклинской библиотеки можно найти, набрав в «Фэйсбук» по-английски Theatre Millennium. Один мой приятель, абориген с Брайтон-Бич, родившийся в этих краях в 1960-х, рассказывал, что в его детстве билет стоил 75 центов и «Ошеана» была для него родным домом.

Я уже не застал этих сказочных цен: взрослый билет стоил семь долларов, правда, за бадью поп-корна вы могли заплатить два пятьдесят. При этом, от остальных захудалых районных кинотеатров, этот отличался одним экзотическим нюансом: русскоговорящие зрители приносили с собой в кульках семечки и лузгали их тоннами, оставляя на полу скорлупки, как оставляет время черепа на поле боя.

В обитом синей тканью зале вас ожидали мрак, малолюдье и герои не самых последних фильмов. В начале 1990-х кинотеатр тихо загибался, хотя возраст (1934 год постройки) еще был вполне активный и даже перспективный.

В середине 1990-х «Ошеана» приказал долго жить. Благодаря третьей волне иммиграции, Брайтон развивался стремительными темпами, но кинотеатр был не нужен прибывшим в Америку на ПМЖ. Им вообще было не отдыха и культуры, поскольку предстояло зарабатывать копеечку ради собственного светлого будущего и счастья, как утверждали многие, детей и внуков.

Дом был выставлен на продажу по цене около $2 млн., но даже за такую сравнительно небольшую для огромного помещения сумму покупателей не находилось. В конце концов, здание приобретает семья Бронштейнов, понимая с точки зрения вклада в недвижимость, что покупка выгодна в перспективе. В то же время, они с трудом представляют, что с ней делать сейчас.

В те тягостные дни на историческую сцену выходит московский актер, некий Виктор Батенков с идеей создать в «русской Америке» свой концертный зал, куда на гастроли будут приезжать звезды эстрады со всего постсоветского пространства. Шел 1998-й год.

Надо сказать, к тому времени уже возникла идея Александра Журбина, композитора и пианиста, о репертуарном русско-американском театре. Театр назвали «Блуждающие звезды», поставили несколько спектаклей, после чего проект себя финансово не оправдал и, к сожалению, провалился.

Батенков оказался более удачливым, к тому же время его проекта совпало с местом, уже готовым для уникального замысла. Бывший кинотеатр был переименован в «Глорию», и с идей концертно-театральной площадки «Глория», Батенков идет к известному в общине кардиологу Льву Паукману. 

Мысль, изложенная Батенковым, была проста до банальности: вечером – деньги Паукмана, утром – стулья в театрально-концертном зале с полным годовым репертуаром.

Пожали друг другу руки. Доктор Паукман находит еще нескольких инвесторов, общие деньги идут на аренду помещения – и пошло-поехало. Первые три концерта были объявлены уже в ближайший месяц: Людмила Зыкина, гастроли Юрия Башмета, оркестр под управлением Владимира Спивакова.

Программа, конечно, беспроигрышная. И Зыкина, и Башмет собрали полные залы, с аншлагами и требованием разгоряченной брайтонской публики повторять все это чудо еще много раз.

Со Спиваковым произошла осечка. По рассказу Льва Паукмана, Спивакову были перечислены $75 тысяч предоплаты, но ни Брайтон, ни нью-йоркский аэропорт имени Кеннеди знаменитый коллектив так и не увидели. «Спиваков не приехал, - рассказывает Паукман, - а на мой недоуменный вопрос по поводу невозвращенного залога, Владимир Теодорович объяснил, что деньги пошли на благотворительные цели, мол, есть в России школа для слаборазвитых детей, и им мои деньги нужнее!»

Как известно, пережить неудачу, равно как и крупный успех, не каждый партнер может. Несостоявшийся концерт Спивакова с естественными финансовыми потерями выбил совладельцев «Глории» из колеи и бизнес пошел наперекосяк. Батенков, почуяв бесперспективность обреченного, казалось бы, на успех предприятия, занимает деньги под какие-то новые проекты, и в одно из погожих брайтонских утр покидает «Глорию», с партнерами не прощаясь. И простив им все, что занимал и должен.

Разочаровавшись в концертно-театральной индустрии, покидает «Глорию» и Паукман. Как выяснится, только на время, но об этом позже.

Опять помещение пустует, и опять готово себя предоставить под любое предложение. В 2000-м году ньюйоркцы Леонард Лев, Валерий Андреев и Оскар Шульман приходят к выводу, что их связи в Рос- и Москонцерте, знания и многолетний опыт импресарио выведут идею брайтонского театра на высокий международный уровень. Они называют новый театр «Миллениумом», что понятно – 2000-ный, новое тысячелетие – и выплачивают в срок первую арендную плату.

Я помню, как в 2002 году вручал премию «СЭМИ», утвержденную редакцией журнала «Теленеделя» и будучи тогда главредом этого еженедельника, Андрееву и Льву за бесценный вклад в развитие культурных связей между Россией и США. Действительно, в те годы «Миллениум» процветал, и все лучшее и прибыльное, что создавала российская эстрада и мир театра, появлялись на Брайтоне. Я так же вложил свою лепту, способствуя гастролям Театра на Таганке. С режиссером спектакля «Москва-Петушки» я познакомился во время моего визита в Москву, и сделал все от меня возможное, чтобы этот спектакль увидели и в Нью-Йорке.

Как уже известно, пережить крупный успех, равно как и неудачу, не каждый партнер может. Что-то между владельцами «Миллениума» не заладилось, и к 2005 году Андреев выходит из тройки призеров, а Лев пробует тянуть бизнес всеми силами, но у него это не очень хорошо получается.

В 2007 году Лев Паукман возвращается под свет театральной рампы. Вместе с братьями Шварцами, он берется за непростое культуртрегерство с потенциальными возможностями при этом заработать. В течение года, примерно, партнеры Паукмана покидают нелегкий бизнес, и уже без них, без присной памяти Батенкова и его энтузиазма, доктор Паукман несет эту ношу в гордом одиночестве.

В вышеупомянутой статье «Нью-Йорк Таймс», Паукман признается: «Если бы было кому, я бы его продал». 

Так говорит он о театре, который продать, очевидно, в марте 2012-го было нелегко. Да, как написано в «Википедии», «на сцене Миллениума выступают гастрольные труппы, артисты эстрады, ставятся драматические спектакли, проходят встречи КВН, проводятся различные культурные фестивали на русском языке, религиозные семинары», но с точки зрения финансовой, удовлетворения владельцу никакого.

В феврале уже этого, 2013-го года, Лев Паукман отдает ключи от помещения лендлорду. И возвращается, облегченно вздыхая, в кардиологию целиком и полностью. Концертно-театральная деятельность «Миллениума» внешне продолжается, запланированные гастроли проходят, как и положено, но...

Наш рассказ не имел бы смысла без этого «но». Здесь, как в любой сказке или детективе, просто обязан вовремя появиться герой, который или Змея Горыныча победит, или в духе несгибаемого Шерлока Холмса спасет всех нас от собаки Баскервилей.

Нынешнему владельцу театра немногим больше сорока и выглядит он, действительно, сказочным положительным персонажем: высокий, статный, одет по моде и прост в общении. Эдакий былинный Алеша Попович, который обязательно победит любого Змея Тугарина.

Эдуард Шнайдер – совладелец известной в США сети супермаркетов «Net Cost Market», совладелец популярного в Бруклине ресторана «1001 ночь», ныне – владелец театра, много лет носившего название «Миллениум». Именно Шнайдер был инициатором идеи выхода в свет в 2004 году еженедельника «Метро», который почти сразу стал популярным во всей Америке, несмотря на тему сугубо городскую нью-йоркскую. 

Будучи со-издателем журнала вместе с А.Подольным, Шнайдер настолько увлекся медийным пространством, что приобрел в дальнейшем еще и русскоговорящую радиостанцию. 

Я прекрасно помню эту историю, поскольку в те годы был главным редактором «Метро». Совместная работа со Шнайдером – это не только приятное общение, неожиданные планы, поиск необычного, актуального, нового, но и всегда жесткое требование высокого качества. Все, за что этот человек ни берется, должно быть сделано только на высочайшем уровне. И поразительные результаты такого перфекционизма – в том, что он делает: от супермаркета до театра.

Я встретился с Эдуардом в помещении «Миллениума», который, как уже написал выше, сегодня напоминает в отдельных местах развалины греческого Акрополя. 

Эдуард, какая была идея покупки?
Дело было так: наша компания Net Cost Market рассматривала территорию первого этажа, как потенциальное место для своего нового магазина. Зашел разговор о театре, о том, что и у магазина, и у театра один общий вход. Мне сказали, что театр находится в неприглядном состоянии и д-р Паукман готов отдать ключи. И когда увидел, в каком состоянии находятся внутренние помещения, у меня возникло чувство, будто на меня смотрит живое существо. Что-то похожее происходит, когда покупаешь собаку, ведь не ты ее выбираешь, а собака выбирает тебя.

Помещение же у театра замечательное. К примеру, оказалось, что на потолке есть ручная лепка 1934 года. То есть, театр выбрал меня. Словно попросил: «Пожалуйста, возьми меня!» Одновременно, мне как-то стало обидно за всех за нас, поскольку это место заслуживает лучшего. И я начал вести переговоры с владельцем дома, и у меня появилась возможность спасти театр.

Что в нем планируется?
С лета театр проходит период реконструкции. Меняется интерьер, вся световая и театральная аппаратура. Новый дизайн помещения соответствует всем стандартам европейских театров.

Кстати, в нем заживет свой собственный театр, который будет ставить свои постановки. С режиссерами и актерами, которые будут участвовать в театральных проектах, то есть речь идет о репертуарном театре, постоянно действующем в рамках театрального сезона.

Из этого следует, что мы еще и продюсеры. Мы хотим привлечь молодежь к искусству. С этой целью планируется открыть Школу театрального мастерства для взрослых и детей, которая будет работать пять дней в неделю.

Также, при театре будут открыты школы музыкальная и балетная. Для этого есть соответствующие помещения внутри, отделкой которых мы сейчас также занимаемся. Как вы видите, театр в течение недели не будет стоять пустой.

А по четвергам запланированы театральные шоу. Мы хотим привлечь труппы оф-бродвея, а также больше ознакомить нашу публику с театральным миром Нью-Йорка. Мы рассматриваем разные жанры: экспериментальный театр, музыкальный театр, мюзикл, современный танец и классический балет, эксцентрика. Конечно, здесь надо понять, что даже если мы приведем театральные труппы, шоуменов, перформансистов на Брайтон, понадобится немало времени, чтобы приучить зрителя к постоянно меняющемуся, экспериментальному и нередко неожиданному репертуару. В этой части должно работать на нас время плюс четкая и продуманная кампания promotion & PR самого театра и его афиши.

Раз в месяц, минимум, у нас будут проходить детские шоу, в воскресенье утром. Уже готовы к показу «Золушка», «Маша и медведь» и некоторые другие, поставленные собственными силами.

Что касается гастрольного репертуара, то это, конечно же, артисты и звезды российской эстрады, а также и американской. Так, осенью в нас будет выступать Джеки Мэйсон, уже запланировано шоу из Лас Вегаса Magic on Ice.

8 сентября состоялось первое шоу в нашем театре. В ноябре прошли 11 запланированных шоу; все идет, как намечено, и в декабре.. Все это можно найти в интернете по адресу: mastertheater.com

Собираетесь ли вы менять название театра?
Да, в театре все будет по-новому, и название в этом ряду не исключение. Театр получит имя Master Theatre – Мастер.

Мастерский театр? Или Театр Мастеров?
Принимаю любой перевод, какой вам больше нравится. Собственно, не в названии дело: мое самое большое желание – привлечь людей к искусству, отвлечь их от повседневных забот, от изнуряющих телесериалов. Наша цель в том, чтобы люди получали удовольствие и от реальной жизни, и от соприкосновения с живым искусством.

И еще новость, поскольку, как вы видите, одной театральной деятельностью наша работа не исчерпывается. В ближайшее время при театре будет открыт Музей, основная идея которого: показать нас, «русских американцев» - Russian Americans, вне стереотипов. 

Приехав в США в подростковом возрасте, я жил и учился среди американцев. И для многих из них «русские», как нас называют в Америке, ассоциируются с водкой и бандитами.

Обратите внимание: в «Википедии», в статье о Брайтон Бич, приводится список значимых для истории персонажей этого района. И на первом месте – кто бы вы думали - mob boss, как его характеризует статья, Марат Балагула, а на четвертом, после саксофониста-бруклинца Эдди Дэниэлса и автора популярных песен Говарда Гринфилда, известный крестный отец Вячеслав «Япончик» Иваньков. Вот так-то.

Представления американцев, как детей, так и большинства взрослых, сформировано о «русских» по результату того, что они видят по ТВ и в компьютерных играх. А там «русские», как типажи времен «холодной войны», сплошь и рядом персонажи отрицательные.

И пока не существует такого центра, который мог бы показать, что мы в немалой степени изменили Америку. В Америке есть большое количество американцев, русских по происхождению, которые знамениты на весь мир. Они «change the country and change the world». Посетители музея смогут понять, кто они, эти иммигранты, в разные годы и исторические эпохи прибывшие в Америку, и чего они добились в этой стране.

Когда мои дети говорят, что они «русские», то первое впечатление их сверстников: значит, папа бандит или пьяница. Эти стереотипы надо категорически ломать. 

Нам есть чем в этой стране гордиться. Мы провели масштабное исследование о «русских» корнях деятелей Голливуда, искусства и культуры, техники и науки. Сегодня мы закупаем экспонаты, артефакты для музея и, не сомневаюсь, когда музей будет открыт, посетители поразятся тому, как много сделали в Америке «русские», как они смогли изменить эту страну и насколько сегодня много значат. Но об этом вам лучше всего поговорить с директором музея Рикой Кацовой.

И последний вопрос: так что же планируется на первом этаже? Вы выбрали это помещение для Net Cost Market?
Да, там мы планируем открыть Market Royal. Это новое направление работы Net Cost Market – своебразный музей еды, в котором будет предложена эксклюзивная еда со всего мира. Внутри будут поставлены столики, и посетители смогут тут же попробовать деликатесы французской, русской, разных экзотических кухонь. Супы, различные салаты (к примеру, салат «оливье» по рецепту XIX века), лобстеры и sea food, горячие и холодные блюда (кстати, холодец из зайца) вплоть до десятков сортов мороженого. Предполагается оборудовать кафетерий более, чем на 100 человек. И все это под девизом: the best from the world! Кстати, еду будут готовить тут же, в присутствии посетителей. А на 11-м Брайтоне, вдоль внешней стены нашего театра, будет расположено кафе под открытым небом.

Теперь вернемся к Музею. Идея создать Музей иммиграции, конечно, не нова. Мало того, нью-йоркский Музей иммиграции уже есть, а в манхэттенском Музее города Нью-Йорка этой теме отдан ряд экспозиций. На вопросы о Музее, который планируется открыть в Театре Мастеров, отвечает директор музея Рика Кацова.

Как будет называться музей и где он будет находиться?
Музей будет называться Russian Heritage Museum, что в дословном переводе на русский язык означает «Музей русского наследия». Однако, в англоязычном варианте в него вкладывается гораздо более широкий смысл. Скажем так, это будет Музей наследия иммигранов из России и Восточной Европы, которых американцы называют «русскими». В частности, из Российской Империи и из бывшего СССР, в состав которых в разное время входило множество стран, ныне ставших независимыми государствами. Музей будет находиться в помещении теперь уже бывшего театра «Миллениум», который давно стал культовым, а в ближайшее время обретет не только новое имя, но и новую жизнь. Над дизайном постоянной экспозиции мезея работает известный архитектор-дизайнер и профессор Константин Бойм, знаменитый своими проектами музейных и выставочных экспозиций в Европе и Америке. В 1986 году он основал в Нью-Йорке свою студию, которая в 2009 году была удостоена высшей награды по дизайну от правительства США.

Рика, какие у Музея задачи?
К сожалению, у «русской» общины в США не слишком положительная репутация. Не секрет, что у многих американцев «русские» ассоциируются с бандитизмом и мошенничеством разного рода. Это очень обидно и совершенно несправедливо. Тем более, что огромное количество американских знаменитостей, чьи имена вписаны жирным шрифтом в историю США, либо сами являются выходцами из Российской Империи или бывшего СССР, либо их потомками. 

Здесь и политики, и ученые с мировыми именами, и бизнесмены, и звезды шоубизнеса, не говоря уже о Голливуде, который по сути был создан выходцами из Российской Империи. 

Задача музея – привлечь внимание американской общественности к «русским» корням этих людей и таким образом поднять престиж «русской» общины США в целом. Ведь если знаменитости такого уровня имеют «русское» происхождение, то может быть стоит приглядеться к «русской» общине повнимательнее. 

Кроме того, очень хочется заинтересовать подрастающее поколение -  наших детей, а в дальнейшем и внуков. Они должны знать, что им есть чем гордиться. Попросту, нашим детям есть что рассказать своим сверстникам про «русских», кроме того, что все бандиты в компьютерных играх – «русские». 

Еще раз уточню, что под категорию «русское происхождение» в музее попадают все выходцы из Российской Империи и бывшего Советского Союза, а также их потомки.

Вами проведены исследования о "русских корнях" представителей самых разных сфер и слоев американской жизни. Приоткройте тайну: о каких американцах идет речь? Что мы, потенциальные посетители, не представляем, даже не ожидаем услышать и увидеть в Музее?
На пути исследования нас самих ждало довольно много сюрпризов. Например, мало кто знает, что основателем известнейшей американской обувной марки Timberland является выходец из России, или что создатель легендарного американского спорткара «Шевроле Корветт»  -  сын «русских» иммигрантов. Таких примеров огромное количество и если я начну их перечислять, боюсь, это будет уже не интервью, а толстенная книга. В настоящее время идет скрупулёзная проверка «русскости» происхождения персоналий, чьи имена будут включены в экспозицию. Этим нелегким делом занимается кандидат исторических наук, выпускник Университета Калифорнии Игорь Котлер, который в разное время преподавал историю в нескольких колледжах и университетах Калифорнии и Нью-Джерси, в течение нескольких лет работал историком в Фонде Спилберга «Пережившие Шоа (Холокост)» и старшим историком в Музее Еврейского Наследия в Нью-Йорке. В настоящее время он является старшим научным сотрудником Центра по изучению геноцида, разрешения конфликтов и прав человека в Университете Рутгерса и возглавляет Музей Прав Человека, Свободы и Толерантности в Нью-Джерси. 

Что планируется? Несколько слов о предстоящей деятельности музея?
Сама экспозиция музея будет разделена на тематические секции, в которых посетители смогут пройти краткий курс истории «русской» иммиграции и найти информацию о знаменитостях «русского происхождения» в соответствии со сферами их деятельности. Кроме того, в помещении музея планируется проводить различные мероприятия, тем или иным образом связанные с его названием. 

Собственно, достаточно для первого знакомства и с новым Театром Мастеров, и с Музеем Русского наследия. Могу заметить в завершение этих заметок следующее: нас всех ждет много невероятных открытий, едва распахнет двери Музей; и немало сюрпризов и неожиданностей в концертно-театральном сезоне. 

И это сегодня, когда сезон только начался, приятно осознавать.

© RUNYweb.com

Просмотров: 14002

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости