Суббота, 19 Октября 2019

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Арт бизнес в Артквартале Нью-Йорка

27 Декабря, 2012, Автор: Светлана Вайс

Галерея Ларри Гогосяна. Художник Эд Руша.

Галерея Ларри Гогосяна. Художник Эд Руша. Фото Светланы Вайс

Благополучно ли пережил арт бизнес крах финансового рынка? И если пережил, то зачем? Уже можно уверенно сказать, что пережил. 

Ну, не может мировая экономика отказаться от такого мощного финансового инструмента, как рынок предметов искусства – просто не имеет права лишить себя столь устойчивой денежной копилки, существующей за счет субъективного мнения заинтересованных лиц. Поэтому хотим мы того или нет – мыльному пузырю современного концептуального искусства лопнуть не дадут – мыло варили грамотные люди с расчетом на длительный период.

За минувшие годы мировой финансовой нестабильности на удивление не разорились аукционные дома, торгующие искусством, «не ушли за копейки» коллекции великих мастеров, не изменилась шкала ценностей – по-прежнему самым денежно ёмким искусством остается американский ПопАрт, и конечно, работы Старых мастеров, если им удается всплыть на поверхность свободного рынка.  

Съежился рынок тупиковых ветвей современного искусства – советского, китайско-социалистического, индийско-националистического и других, не имевших собственной идентичности и не поддержанных народом этих стран. Отдельные героические публичные аукционные покупки русских или китайских миллионеров так не доказали наличие арт рынка на их исторической родине. Цены на вторичное искусство «СоцАрта» и «ПопПолитики» пришли в соответствие с их значимостью в мировом искусстве – уменьшились на порядок. На финансовом мэйнстриме и историческом процессе это не отразилось.

Арт бизнес в целом замедлил свой ход, но не рухнул и даже не сдвинулся в основе. Хотя мог. Уже раздавались призывы внимательно присмотреться к шедеврам американсого ПопАрта и честно ответить на простые человеческие вопросы – «Не уже ли Уорхол – это наше все?» и «Оно нам надо?». Честный ответ народа, а ведь именно под маркой «народного» это явление и проканало, мог бы привести к переделу арт рынка. Ни больше – ни меньше! 

Галерея Pace. Хдожник Чак Клос.
Галерея Pace. Хдожник Чак Клос. Фото Светланы Вайс

Так почему же не случилось? Ведь шанс был? Нет – шанса не было.

Во-первых, этот гигантский концептуальный мыльный пузырь до предела наполнен реальными финансами, уложен в трастовые фонды и заложен в музейные коллекции, облегчающие налоговое бремя, поэтому не то, что лопнуть – ему даже пошевелиться сегодня не дадут. Стоимость коллекции такого рода искусства какого-нибудь заштатного американского музея сравнима с годовым бюджетом малоразвитого государства в районе экватора. 

Во-вторых, – а что предложить мировому финансовому рынку вместо устаревшего финансового инструмента? Это не достать из кармана шедевральный экземпляр живописного искусства, не имеющий художественных аналогов, и сказать – вот это и есть то, чего мы все ждали! Кому-то надо будет засучить рукава и начать все с начала – как это начинали великие американские артдилеры середины прошлого века: давать клиентам пожизненные гарантии перепродажи с прибылью, а художникам обеспечивать славу при жизни и круглосуточный доступ к наркотикам. 

Итак, вполне можно констатировать, что арт рынок стабилизировался, хотя и с потерями, но без изменения курса – еще чуть-чуть и денежная номинация предметов искусства будет котироваться по прежней шкале. Последние торги ведущих аукционных домов это подтверждают. Например, вечерняя сессия торгов в разделе Новейшее Современное искусство, состоявшаяся 13 ноября в Нью-Йорке, достигла отметки продаж – 375 миллионов долларов, что составило рекорд для одной сессии, и при этом 15 художников достигли своего ценового максимума. Наиболее выдающийся показатель –75,1 млн долларов за живописное полотно Марк Ротко («Королевский Красный и Синий»). А с начала года предметов искусства в этом разделе было продано на сумму 1,2 миллиарда долларов.

На фоне возобновившейся стабильности аукционного арт рынка вновь стал расцветать почти было заглохший галерейный арт бизнес. Речь идет о концептуальном искусстве, которое разместилось в трехстах галереях Нью-Йоркского Артквартала Челси. Надо заметить, что галерейный арт рынок европейских и других стран так и остался на любительском уровне, поэтому все ориентиры находятся на Манхеттене.

Галерея Mary Boone. Художник Вэйвэй
Галерея Мэри Бун (Mary Boone). Художник Вэйвэй. Фото Светланы Вайс

 За финансово устойчивые галереи, расположенные в наиболее респектабельных районах города, волноваться не приходится – 57-я улица, Мэдисон и 5-я авеню работают на рынке традиционного искусства Старых мастеров, французского импрессионизма, русского авангарда и китайских древностей времен различных династий, поэтому их музейного уровня экспозиции по-прежнему вызывают отклик в сердцах набирающих силу молодых бизнесменов.

Другое дело концептуальное искусство, рождающееся от терзания и разрыва границ традиционного искусства. Споры  о том, можно ли в конце эксперимента назвать полученное предметом искусства все еще не утихают, хотя идут уже давно. Абсолютный секрет Артквартала Челси в том, как и за счет чего существуют галереи, делающие экспозиции из непродаваемого товара. На этапе не подтвержденной жизнью новой концепции, продать что-либо решительно невозможно. А арендная плата за галерейные помещения в Челси, своего рода, ежемесячная художественная акция.

На начало финансового кризиса Артквартал отреагировал проверенным экономическим трюком: выставочное пространство стали сдавать за деньги кому угодно и подо что угодно. Концепцией стал сам факт выживания. Пейзажи, портреты, детские рисунки, скульптура с руками и ногами, прилаженными к человеческому туловищу в соответствии с анатомией местах – все эти «позорные» для настоящей концептуальной идеи вещи неожиданно просочились в Челси. А так как школа традиционной техники живописи и ваяния последние несколько десятилетий была не в почете у американских художников, то зрелище производило гнетущее впечатление. Не выдержав финансовых тягот и профессионального позора, многие галереи закрылись.

Сегодня, в разгар художественного сезона по улицам Артквартала Челси снова не протолкнуться! 

Верными себе в Артквартале остались «истэблиш» галереи – Ларри Гогосян в очередной раз отдал все свое необозримое пространство под шедевры Эда Руши

 – издевающегося не только над самим искусством, но и над тем, кто его выставляет. А галерея Pace, завладевшая уже несколькими площадями в Челси, показала развитие технических возможностей широкой печати на толстой ткани на примере старых работ Чака Клоса. Принтованным гобеленом, в общем-то, удивить нынче некого, но эффект несоответствия затраченных трудов с результатом вызывает концепцию уважения.

Галерея Winston Wachter. Художник  Скотт Пратт.
Галерея Уинстона Вётчера (Winston Wachter). Художник  Скотт Пратт. Фото Светланы Вайс

Не канули в прошлое эксперименты с «театром теней» - сразу несколько галерей, и в том числе уже упомянутая Pace, пытались оживить фотографию – везде разными способами: кто внедряется на уровне объекта, а кто – только в проекцию. Такие экспозиции всегда завораживают, так как представлены в темноте. Видео инсталляции имеют место, но новизной мысли не удивляют. 

Галерея легендарного артдилера Мэри Бун (Mary Boone) показала, что современное китайское – это давно забытое американское – инсталляция скандального Вэйвэя занимает почти весь пол галереи и состоит из кусков гнутой ржавой арматуры. Тоже нарисовано на громадной стене. Концепция инсталляции трагична – это недоброкачественные стройматералы, которые не выдержали землетрясения и под обломками рухнувших зданий погибли сотни людей. Об этом рассказывает 18-ти минутный фильм на сайте галереи – но кто ж его будет смотреть, если сама инсталляция не генерирует новой идеи? 

 Приятно отметить, что экспозиции опять пугают посетителей выставленными объектами, как в старые добрые времена - полно сюрной «расчлененки», аппликации исключительно из бытовых отходов, краски нанесены на холсты чем угодно, только не кистью, а руки-ноги присоединены к скульптуре человеческого тела способом, не совместимым с жизнью. 

И это здорово! В этом видна уверенность в будущее современного искусства! Если есть место для субъективного эксперимента, значит, для этого есть и объективные финансовые основания. 

© RUNYweb.com

Просмотров: 6750

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости