Среда, 23 Октября 2019

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Подпись художника.

6 Сентября, 2010, Автор: Светлана Вайс

Вильям Сидней Моунт Ловля зайцев, 1839

"А подпись где?" - слышу иногда законный вопрос посетителя, не нашедшего авторского росчерка на картине. Раньше я пугалась - неужели забыл? И мы не проверили!

Теперь хлопот не оберёшься: надо везти картину в студию на подпись или приглашать художника в галерею, краски разводить, а если художник живёт где-нибудь в Дании или России? Не каждый клиент соглашается ждать по полгода. Обидно.

Но это было раньше. Теперь внимательно слежу за всей атрибутикой, чтобы не попасть впросак. И что выяснилось: для многих художников подписать своё творение - своего рода акция, и не каждый расценивает это как окончание работы, как завершение труда, как установление принадлежности, и т.д. Для некоторых это лишь начало игры со зрителем, приглашение к диалогу или к разгадке какой-то закодированной монограммы. И через много лет работы в артбизнесе пришлось научиться разгадывать шифры, читать целые послания к человечеству и даже через подпись угадывать характер. И, скажу я вам, эта задача сложнее, чем та, которую решает графолог при судебной экспертизе. Здесь приходится работать с профессионалами, для которых сымитировать любую подпись - даже не пустяк, а удовольствие.

Неспроста при окончании Академии художеств выпускники дают подписку о некопировании денежных знаков. (Ещё бы туда надо внести пункт о проездных билетах на общественный транспорт).

Так вот, подписать работу - это большое дело! Не подписать - это уже бизнес. Вопрос, как подписать - это творчество.

И у этого процесса достаточно глубокие корни.

Подписывать свои произведения художники стали в эпоху Ренессанса. И подпись, так же, как и сегодня, соответствовала характеру творчества и самой личности творца. Подписывая свою работу, Дюрер утверждал: "Я сделал это, и об этом свидетельствует моя подпись!"

А вот в неразгаданных доныне работах Яна ван Эйка и подпись оценивается неоднозначно. На самом известном и сюрреалистичном его полотне "Портрет Ар-нольфини" подпись в виде латинской монограммы находится в центре работы, прямо над таинственным зеркалом, в котором отражается нечто важное, не вошедшее в сюжет. Монограмма читается как: "Ян ван Эйк был здесь/1434" -понимать это можно двояко. С одной стороны, это подпись художника под завершённой работой, но, с другой, такого рода формулировка могла бы соответствовать подписи свидетеля при бракосочетании. Загадочность сюжета, её технического воплощения со странной игрой светотеней, усугубились для восприятия ещё и неразгаданным сообщением художника.

Одно из самых интересных и закодированных посланий в своей подписи оставил нам художник Вильям Сидней Моунт. Его картина "Ловля зайцев" (1839 г.) - на первый взгляд лишь бытовая сценка. Отловленного зайца вынимают из деревянной ловушки. Но только по прочтении подписи и расшифровки криптограммы оказывается, что полотно имеет политическую окраску. Смысл криптограммы, которая расшифровывается по созвучию, такой: Rabbit(заяц) = hare (русак) = hair(волосы) = wig (парик) = whig (либерал).

Картина написана перед президентской кампанией 1840 года и, по утверждению автора, либералы должны собрать больше голосов, чем демократы. А как в то время собирались голоса? В деревянный ящик (похожий на ловушку для зайцев). Для полной убедительности художник поместил свою подпись на боковине той деревянной ловушки. Вот такая агитационная живопись - уместно вспомнить в преддверии нынешних выборов, что кое в каких штатах ещё опускают бумажки в деревянные ящички.

Всегда интересны подписи, вписанные в канву рисунка. Вряд ли художник в таких случаях вкладывал в них социальное значение. Это еще и красивое эстетическое решение, например, Фредерик Чёрч вписывал подпись в узор коры дерева ("Сердце Анд", 1859г) или помещал её на камне разрушенного греческого храма.

Крайне озадачил арткритиков и историков Винслоу Хомер - на его полотнах находится до двух десятков подписей и монограмм.

Пожалуй, самым известным примером воспроизведения подписи, в знак утверждения определённого факта, является композиционное решение в картине Франсиско Гойи "Герцогиня Альба" (1797 г.). Роман престарелого и больного художника с молодой красавицей, и к тому же вдовой - герцогиней Альба, был не понятен современникам. Не понятен он и сейчас. Роман был краток, но настолько силён, что начался ещё, когда герцогиня носила траур по умершему мужу.

Портрет герцогини не отвечает на вопрос, почему это случилось, он утверждает, что случилось это вопреки всему. Прекрасная Альба в картине настоятельно указывает пальцем себе под ноги, где на земле начертана размашистая подпись художника, точная надпись: "Только Гойя". Причём для зрителя

подпись читается вверх ногами, а для самой Альбы - естественным образом.

А для сомневающихся или что-то недопонимающих Гойя поместил вторую свою подпись на кольце герцогини.

 

Как мы видим, помещение подписи в композицию или даже в сюжет картины - явление не редкое и очень интересное.

Ещё интереснее оно становится в современной живописи, когда многообразие стилей открывает огромные возможности. По утверждению очевидцев, Джексон Поллак оставил свою подпись через всё полотно, замаскировав её под свою экспрессионную абстракцию, создаваемую методом набрызгивания и накалывания слоев краски. Картина называется "Номер 13А Арабеск" (1948г). Я вглядывалась долго, и не я одна, но видимо такова тайна искусства, что не всем она открывается - мне не открылась. Но больше я вглядываться не буду, потому что есть ещё чему удивиться.

Один из классиков современной американской абстракции Роберт Рейман (RobertRyman) использует свою подпись, или даже несколько в одной работе, как часть композиции. И, подпись он воспроизводит не горизонтально, а вертикально, и во весь размер холста, дабы дать зрителю направляющую обзора не традиционным способом, а как-то иначе. Все его картины, как и у многих абстракционистов, имеют название "Без названия" (поясню: чтобы сосредоточить взгляд не на сюжете, а на композиции и красках), при этом подпись автора с годом написания нетленного полотна, без ложной скромности, занимает четверть картины, выглядит как: 58RRYMAN58 и составляет, видимо, всю интригу композиции. Куда там Ван Эйку и Гойе с их таинственными монограммами.

Часто подпись - это красивый эстетический знак, он просто призван быть рекламой. Это удачно использовал Гюстав Курбэ. В его работах, например в картине "Молодые девушки из деревни" (1852 г.), подпись написана яркой красной краской по зелёному лугу, имеет большой размер относительно изображённых персонажей, и явно должна привлечь к себе первое внимание.

С этим рекламным трюком автор справляется весьма удачно: художественный баланс не нарушен, подпись автора узнаваема - художник не потеряется на выставке в большом салоне.

Очень трогательно к своей подписи и её месте в композиции относился Дега. Он делал много зарисовок, чаще всего пастелью, и каждый набросок подписывал. Из набросков порой создавалась картина, а именно - путём складывания отдельных кусочков бумаги. Но так как каждый клочок был подписан, Дега аккуратно и кропотливо соскабливал свои подписи, говоря, что они нарушают композицию, а затем уже подписывал всю картину как единое целое.

Отсутствие подписи на картине, кстати, иногда сознательное решение самого художника. Оно убийственно для коллекционеров, путает историков, они, в свою очередь, вводят в заблуждение потомков, этот факт не всегда понятен зрителям, но может быть очень удобен для артдилёров. Самое интересное, что художник волен проставить подпись и дату в любой момент, нет закона, запрещающего это делать. Смысл в том, что разные периоды творчества, если говорить о художниках, чьи работы вошли в разряд дорогостоящих, и оцениваются в чисто денежном выражении по-разному. Прибавляя и убавляя 5-10 лет, можно иной раз манипулировать несколькими миллионами. Об этом очень хорошо знают творцы современного американского искусства и иногда вступают в не очень красивые игры.

Про американского художника Барнетта Ньюмана артдилеры говорят: "Он не просто не подписывает работы, он отказывается их подписывать". Все это знают. Но когда засветила выставка в музее Гугенхайма и издание каталога, то все 14 выбранных работ периода с 1958 - 1966 были подписаны и датированы без лишних вопросов.

Уточню, что речь идёт об очень известном художнике, в мастерской которого неоднократно производились съёмки, как профессиональные, так и любительские, ещё до знаменательной выставки в музее Гугенхайма. Так вот, уже после издания каталога к текущей выставке всплыли фотографии, где работы не подписаны, и, сопоставив кое-какие факты, можно найти нарушение в хронологии, а можно даже и уличить в подлоге. Напомню ещё раз, речь идёт о миллионной стоимости работ, и каждое малейшее сомнение эти миллионы убавляет. Я уже не говорю о сотрудниках музея, а именно о кураторе Анн Тимкин, которых "подставили" и, возможно, лишили работы.

Бывает и наоборот. Сезанн не любил подписывать свои работы, но сделал исключение для Виктора Очки - известного коллекционера того времени, который приобрёл сразу 33 холста. Коллекционер настоял на том, чтобы Сезанн подписал работы и тем увеличил их историческое значение, ну, естественно, и стоимость.

Кстати, о стоимости. И о том, что она увеличивается в геометрической прогрессии при наличии подписи и датировки. Об этом хорошо знал Пикассо, уже имея статус "живого классика". Не просто знал, но и порой пользовался этим. На принесённый в ресторане счёт он мог отреагировать таким образом: "Как насчёт того, что я просто оставлю на этом бланке маленький рисунок?"

Владелец ресторана, конечно, соглашался, но просил: "Может, вы подпишитесь под рисунком?". На что Пикассо отвечал: "Дорогой мой, я ведь покупаю только обед, а не весь ресторан".

© RUNYweb.com

Просмотров: 44312

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости