Воскресенье, 13 Октября 2019

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Где грань между подделкой и копией? А в уголовном кодексе!

13 Сентября, 2010, Автор: Светлана Вайс

В приложении к изобразительному искусству можно увидеть причинно-следственный механизм, работающий веками: сначала студента в художественном заведении учат копировать, скажем, работы Старых мастеров - это обязательно, без этого, как показывает практика, никак нельзя. Затем дипломированному специалисту не предоставляют работу - ну, а кто говорил, что будет легко? Вообще-то "человек творческой профессии" только звучит красиво.

Так вот, работы нет, но есть соблазн заработать, хоть и не совсем праведным путем, но все же собственным уменьем - сделать фальшак. Плохо сделал - ничего не заработал, но если обнаружили, то отделался общественным порицанием. Хорошо сделал - вложил душу, проявил смекалку, использовал все полученные знания - заработал уйму денег, однако при неудачном стечении обстоятельств пошел в тюрьму (сроки, между прочим, очень серьезные).

Но каждое звено этой цепочки заслуживает отдельного рассмотрения, кроме тюрьмы, которая для всех одинакова. Есть распространенное мнение, что подделками занимаются неудачливые и мало талантливые художники. Предпосылка не верна в корне: чтобы создать подделку, несомненно, нужен талант. Хотя современное искусство внесло свои коррективы: в Марселе обнаружились подделки инсталляций достаточно известного художника по имени Цезарь, который создает свои шедевры, прыгая на промышленных кофеварках и ударяя кувалдой по устаревшим автомобилям. Но для этого таланта нужно минимум, и останавливаться на этом не стоит.

А вот заострить внимание я хочу на том, что копирование и создание подделки - два родственных, но все же различных процесса. Родственных понятно почему - это процессы внутри искусства с применением художественных методов, я говорю исключительно о ручной работе - ксерокопирование не в счет. А различий два: во-первых, копирование законно, подделки уголовно наказуемы; во-вторых, копирование может быть чисто механическим с использованием навыков и применением усердия, а создание подделки, по моему глубокому убеждению, требует переселения душ или, по меньшей мере, телепатического обмена. Одним понятием "талант" здесь не обойтись.

Несмотря на развитие копировальной техники, если вы не в курсе, то уточню, что компьютерная копия маслом на холсте любого размера - уже давно не проблема, ручные копии очень даже востребованы. Многие коллекционеры, имеющие дорогостоящие произведения искусства, предпочитают не рисковать и хранить их в сейфах, а на стенах держать копии. Пояснять зачем, думаю, не надо, и осуждать за это тоже. В таких случаях нанимается копиист, и делается дубликат.

Компьютерная копия пока еще не дает и десятой доли достоверности подлинного живописного полотна. Кстати, стоимость таких копий и оценивается десятой частью от стоимости оригинала, если речь идет о современных работах (стоимость компьютерных копий шедевров зависит от тиража). Только вручную можно передать фактурность полотна и пастозность мазка, только в эксклюзивном порядке можно "состарить" работу до необходимого состояния, и нет способа создания кракелюр поточным методом: каждый холст растрескивается по-своему. Компьютерные копии плоские, в прямом и переносном смысле. Но работа в этом направлении идет полным ходом. Я уже видела, скажем так, трехмерные электронные копии - пока еще зрелище жалкое.

Живой художник учтет все вышеперечисленные требования и создаст ручную копию, приближенную к оригиналу настолько, что может начаться историческая неразбериха. До того момента, конечно, пока у кого-нибудь не взыграет чувство справедливости и художественное произведение не сдадут на экспертизу.

Поверьте наслово, современные методы химического и электронного анализа позволяют установить многое, практически все, но объем производимых работ будет зависеть от возможностей заказчика. Если государственный музей, например, Лувр или Лондонская Национальная галерея или, не дай Бог, Метрополитен захочет установить, не фальшивый ли Рубенс украшает у него стену (вы понимаете - дело государственной чести), то средств на экспертизы и консультации никто не пожалеет. Стив Вейн и Билл Гейтс тоже могут «офордать» такое расследование.

А что делать рядовому гражданину, если умерший дедушка осчастливил его акварелькой Кандинского? Даю бесплатно ценный совет: помалкивать до изменения обстоятельств. Во-первых, жизнь дороже любого (любого!) произведения искусства, а во-вторых, скорее всего стоимость произведения будет равняться стоимости затрат на всякого рода анализы. Впрочем, если "перепало" что-то еще более ценное, то игра стоит свеч.

Понятно, что подделывать дешевые произведения искусства незачем, а дорогостоящие опасно, даже уточню, слишком опасно. Каждый художник, профессионально занимающийся копированием ценных и исторически значимых произведений искусства, знает некую грань, за которую переходить нельзя. И составленный контракт на производство работ не всегда спасает.

Художник, искренне не желающий быть вовлеченным в какие бы то ни было разбирательства, всегда оставляет "отходные пути" в виде не заметных простому глазу отличий: какая-нибудь извилина у него прорисована не под тем наклоном, завиток, которым оканчивается последняя буква в фамилии автора, не докручен и т.п.

Основание для таких уловок - знание законов "копирайта". Парадокс судебных разбирательств об установлении авторских прав в том, что иск подается на основании вопиющего сходства, а разыскиваться в ходе следствия будут различия. Вот тут-то и пригодится "недокрученный" завиток. Пригодится художнику для сохранения чести и достоинства, а артдилеру все это может круто изменить судьбу.

Я дважды писала о члене Американской Ассоциации артдилеров Эли Сахаи, но только сейчас мне удалось увидеть те картины, с которыми он производил манипуляции. В двух словах, история такая: в 1990 году Эли Сахаи купил оч-чень не дурную работу Шагала за 312 тысяч долларов. Заказал копию и, выждав три года, продал эту копию азиатским бизнесменам, которые все нынче кинулись коллекционировать европейское искусство, уже за 514 тысяч.

Чего ребята пожалели денег на экспертизу - не знаю, видимо, в 1993 году имя американского артдилера еще что-то значило. Подождав еще пять лет, Эли Сахаи продал оставшийся у него оригинал с учетом инфляции за 340 тысяч долларов. Итого 542 тысячи долларов очень рисковой прибыли, ну, за минусом налогов, с этим нас отучили играть. Теперь сидит. А художник, сделавший безупречную копию Шагала, в данном случае, скорее всего, расценивается как соучастник, так как копией не предусмотрено никаких нарочитых отличий от оригинала. Получается налицо сознательная подделка.

А вот другая история. В 1974 году при пересечении границы из Мексики в США был арестован мексиканский скульптор Бригидо Лара (сейчас ему 64 года) за нелегальный вывоз шести керамических изделий, расценивающихся как национальная ценность Мексики. При аресте Лара изо всех сил настаивал на том, что все изделия есть творение его собственных рук. В полиции ему никто не поверил, но была созвана комиссия из археологов, которая установила, что данные античные изделия похищены с археологических раскопок, ведущихся в районе Веракруз.

Бедному Бригидо дали 10 лет тюрьмы. Но скульптор, находясь уже за решеткой, продолжал  настаивать на авторстве конфискованных и уже возвращенных на исходные позиции изделий. И отсидевши почти полгода, ему удалось заполучить в камеру глину, пигменты и кое-какой инструмент. Он сказал, что вылепит точные копии тех фигур воина и богини, которые были у него изъяты.

Через 15 дней (ровно столько, сколько сохла глина) Бригидо Лара был выпущен на свободу. Обвинение в расхитительстве было снято, а обвинить в подделке, видимо, рука ни у кого не поднялась - человек ведь уже и так отсидел почти семь месяцев.

Между тем, продукция, произведенная этим талантливым скульптором за предыдущие годы, расползлась по всему миру. Бывший директор музея Метрополитен Томас Ховинг утверждает, что Лара "налепил" тысячи скульптур, отвечающих всем канонам античного искусства, причем со всех континентов. Как выяснилось, временный разброс деятельности Лары был от XIV до XVII вв. - талантливый все-таки скульптор, ничего не скажешь. После этого досадного происшествия многие музеи, в том числе Далласский художественный музей, Сент-Луисский художественный музей и т.п., потихонечку изъяли из своих экспозиций некие античные скульптуры. Это сильно не афишировалось, но народ прознал, что данные объекты были подарены музеям многочисленными артдилерами, работавшими с Бригидо Лара на протяжении весьма длительного времени.

Тема о подделках вечна, и абсолютно был прав вице-директор музея Метрополитен, когда написал: "Мы должны признаться, что порассуждать мы можем только о плохих подделках, так как хорошие по-прежнему остаются на стенах" (мой вольный перевод).

© RUNYweb.com

Просмотров: 4677

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости