Среда, 14 Ноября 2018

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Александр Лаврин: «Жизнь, как и смерть, штука индивидуальная»

27 Июня, 2014, Беседовал Геннадий Кацов

Александр Лаврин — российский писатель, драматург, автор 16 художественных и документальных книг, изданных в России, Великобритании, Италии, Франции, Германии, Китае, Болгарии, Венгрии и Польше, фотограф.

Александр Лаврин — российский писатель, драматург, автор 16 художественных и документальных книг, изданных в России, Великобритании, Италии, Франции, Германии, Китае, Болгарии, Венгрии и Польше, фотограф.

Александр Лаврин — российский писатель, драматург, автор 16 художественных и документальных книг, изданных в России, Великобритании, Италии, Франции, Германии, Китае, Болгарии, Венгрии и Польше, фотограф. 

Автобиография

Родился в 58-м. В очень раннем детстве парализовало ноги – полиомиелит, 5 операций. Выжил, вожу машину, плаваю, езжу на велике. Учился (получил профессию библиографа), женился, полуостепенился. Написал кучу книг - издано не то 17, не то уже 18 (проза, стихи, афоризмы, документальные книги). «Хроники Харона. Энциклопедия смерти» - бестселлер, в России 5 изданий общим тиражом где-то 320 тыс. плюс переводы на иноязыки. Особенно горжусь книгой «Сердечный привет» о российском мещанстве начала 20 века (издана на английском в Лондоне в 1996 г.). Президент Ассоциации ресторанно-гастрономических критиков.  Президент Российского общества воздержания от смерти. 

Хобби: крепкий сон, реставрация антикварной мебели, кормление птиц в саду, иногда (редко) живопись, кулинария (в смысле готовки блюд собственного сочинения), автомобильные путешествия по России. Лауреат каких-то там премий. 

Саша, мы с тобой принадлежим к одному поколению, которое в истории так, возможно, и останется, как «поколение дворников и сторожей». У нас с тобой на каком-то этапе биографии даже совпадают: ты работал стрелком ВОХР в Управлении канала им. Москвы, я – по той же части на московской ТЭЦ-16. Многие писали в те годы «в стол», не предполагая, что когда бы то ни было будут опубликованными. До нас поэтическое поколение «шестидесятников» осталось значимыми именами в литературных летописях, после нас появились яркие поэты середины 1990-х и до наших дней. На твой взгляд, можно ли назвать поколение 1970-х, поколение, захватившее эпоху Перестройки, состоявшимся?
Вопрос в «обожествлении» цифр. Заметь: не говорят – «двадцатники», «тридцатники», «сороковники», а вот «шестидесятники» прижилось. В 1969-м мне было 11 лет от роду. Лежал в больнице, ожидая операции. Вышел в коридор – везут с операции на каталке девочку с иссиня черными волосами, еще спит, под наркозом. Я немедленно влюбился и стал сочинять стихи. Так, может, я – шестидесятник? 

Шутки-шутками, но дело не во времени годов сочинительства – дело в ощущении времени. Когда учился в институте (конец 70-х), болел символизмом (Бальмонт, Блок и т.д.), потом увлекся классикой XIX века, потом взяли в полон Пастернак и Мандельштам, потом обэриуты и др. Всякий раз переносился в иные времена, «не свои». (Кстати, персонаж Достоевского - капитан Лебядкин – чем не обэриут?) Потом как бы примкнул к современникам – полистилистам, вроде Вити Коркия; любил и уважал абсолютно разных Лешу Парщикова и Дмитрия Александровича Пригова, Володю Салимона и Льва Рубинштейна… Да многих, очень многих поэтов любил – можно сказать, весь андерграунд. Кого меньше всех печатали, того больше всех и любил.

А время – понятие условное. Деления на поколения не понимаю. Это удобно только критикам, литературоведам. Зацепки ищут, полочки, классификации, насаживают нас, поэтов, как бабочек, на булавки лет. А мы все равно перелетаем – с булавки на булавку, с огонька на огонек (не путать с одноименным журналом!)

Кстати, время от времени проезжаю мимо твоей ТЭЦ-16 и непременно снимаю шляпу (точнее, бейсболку или бандану).

Интересно, что в русской Википедии ты назван российским писателем и драматургом, и ни слова о том, что ты поэт. Пишешь ли ты поэтические тексты? Насколько велик сегодня интерес к поэзии в России?
Стихи пишу, но больше дурацкие, стебные, короткие, как всхлип. Хотя как-то возникают и лирические, и «надрывные». Вот пара образчиков «серьёза»: 

ОДА НА СМЕРТЬ БОГА, 
или 
Новый гад образца www.31.12.2011

Мертвая блядь приставала ко мне, вороша одеяло, 
мертвая блядь приставала, 
вставала,
снова ложилась или кружилась
кухня мерцала
сквозь холодильник будильник светильник
о оливье! о холодец! 
дец и пипец

Разве такой я замыслил конец?!

Лучше, конечно, гитара и пара – 
шорох осеннего, 
           в листьях, 
                        бульвара.
Чудная пара – символ пиара –
он и она.
Или (пауза) мы и они.  
           Всюду огни. 
           Небо в огне
           Или в говне?
или во гневе?..

Или (мгновенно) 
- мы, но без них.
Смех.
Но не для всех

Ян или Инь
Встань или кинь

Однако @
Знак Зодиака -
грань тротуара
у писуара
чудная пара
я и она
после угара
блядь влюблена
днем не видна
бездна без дна

Аз написал в первое лето от Интернета

В МУЗЕЕ СНОВ

В Музее снов душа прозрачна я говорю тебе прощай всё бесконечно плачет прачка кольцо упало невзначай на дно колодца день смеется поди попробуй отыщи и мчится лучик первородца как будто камень из пращи мы все когда-нибудь безумны такое мнится не в раю так гунны вырулив на гумны вотще остались на краю наивной яви значит вправе и мы не забывать о том что на последней переправе нас ждет не родина а дом.

Ощущаешь ли ты, что несколько последних десятилетий модный «свободный стих», верлибр, белый стих, а то и просто проза, записанная короткими строками, опять освобождает дорогу русскому регулярному стиху? Ведь в последнее время к западникам и деревенщикам, авангардистам и традиционалистам явно добавилось противостояние в современной литературе группы авторов, критиков, периодических изданий, отстаивавших право «свободного стиха» быть определяющим и единственно верным, с авторам, критиками и периодическими изданиями, которые придерживаются хрестоматийной мысли о самоценной и определяющей значимости ритма-рифмы?
В поэзии всё хорошо – и свобода, и несвобода. Но свободным стихом писать сложнее. У ритма есть сила камлания, заклинания. Ритм, повторяемость – это завывание, зазывание, гипноз и самогипноз, «работает» сильнее.

Я познакомился с тобой, когда ты был литсотрудником журнала «Юность». Теперь есть журнал «Новая юность», а «старая» больше не существует. Что со «старой»? И чем от нее отличается сегодня «Новая»?
По-моему, ни той, ни другой «Юности» уже не существует. А кабы существовали, их стоило бы назвать в соответствии с их возрастом «Старость» и «Среднесть».

Помню одну из последних, если не последнюю, московскую творческую встречу с Арсением Тарковским, которую ты устраивал. Несколько слов о Тарковском? В последние годы его жизни ты был одним из тех, кто знал его близко, а в 2008 году вышла в свет твоя книга «Тарковские: отец и сын в зеркале судьбы».
О Тарковском могу говорить годами. Великий человек. Больше, чем поэт. Дружил с ним десять последних лет его жизни. С ним можно было говорить обо всем – забытых поэтах начала 20 века, принципах устройства телескопа, живописи Клее, музыке Шютца, о Тейяре де Шардене, Марине Цветаевой, которая была в него, Тарковского, влюблена, о войне без лакировки (он потерял на фронте ногу), о том, как его заставили переводить стихи Сталина (к 70-летнему юбилею вождя), а он смог одолеть только 5 или 6 стихотворений… Тарковского не репрессировали, потому что Сталин наложил вето на издание.

Смеяться тоже умел и оч. любил. Однажды мы с женой приехали к нему на дачу в Голицыно и вчетвером (вместе с Татьяной Алексеевной, женой Арсения) всю ночь играли в «скрабл» и сочиняли «Медицинскую энциклопедию в стихах», где, помню, были такие строки: «С большим достоинством ношу // На голове своей паршу», «Умру, долги не заплатив – меня спасет возвратный тиф», «Твой чум не лучше, чем тюрьма, когда пришла в твой чум чума». Ну и т.д.  

Твоя книга «Хроники Харона. Энциклопедия смерти» выдержала четыре издания и популярна уже не одно десятилетие. К тому же ты - президент Российского добровольного общества воздержания от смерти, Партии бессмертных. Здесь я должен отвлечься, поскольку наши читатели моего вопроса иначе не поймут. Лет семь-восемь назад мне сообщили, что Александр Лаврин умер. Таким образом, Саша, я тогда вынужден был с тобой проститься. Как оказалось, ненадолго. Как-то на фэйсбуке, в разговоре с московским поэтом Александром Самарцевым я вдруг выясняю, что Лаврин жив, и даже очень. После чего я списался с тобой и с радостью сообщил, что по всем приметам, включая и народные, жить ты теперь будешь долго. Итак, каким образом тебе, председателю весьма тематического Общества, удается воздерживаться от смерти? И какие рекомендации на этот счет ты готов дать нашим читателям?Жизнь, как и смерть, штука индивидуальная,  хотя, конечно, в группе единомышленников обрести бессмертие проще. Мы вот как-то собрались компанией в 12 человек и приняли решение воздерживаться от смерти. Создали Общество, приняли Устав. Тех, кто нарушит Устав (т.е. перестанет воздерживаться от смерти тем или иным способом), решили исключать из Общества полностью, окончательно и бесповоротно. Сам я воздерживаюсь от смерти без напряжения. Хотя бывали случаи, когда она реально грозила. На меня как-то напал пьяный мужик с топором. Представь: я, хромой, субтильный, сумел как-то вырвать у него «инструмент смерти».

Иногда Общество устраивает «посиделки», но в последние годы все реже, хотя видимся, перескаемся. Я частенько встречаюсь с бессмертными Коркия и Эйдесом.

Что касается «Хроник», они уже вышли пятым изданием. Честно говоря, уже устал всякий раз их обновлять – материал-то подваливает с огромной скоростью: тут и войны, и всякие землетрясения-наводнения, и терроризм, и казни, и болезни. К тому же, в энциклопедии есть темы научные (биология, изучение старения, эксперименты – стволовые клетки, криогенные технологии и т.д.).

Саша, несколько слов о твоей драматургии и работе с Виктором Коркия? Здесь, судя по названиям пьес - «С приветом, Дон Кихот!», «Великий любовник, или Последняя ночь Казановы» - маятник резко качнулся от темы танатоса к теме эроса. 
Понимаешь, это вечные качели: любовь и смерть, смерть и любовь, куда ж деваться – только в промежуток, хотя он и жуток. Писали мы их с большим кайфом. Когда Казанову писали, даже порой валялись на полу от смеха. Кстати, «Казанову» написали на спор. Витя мне все время говорил, что все сюжеты для драматургии уже существуют, нужно брать архетип и писать современную пьесу. А я говорю: «Спорим, придумаю сюжет, которого не было?» Вот так и родилась пьеса, кульминация которой – дуэль Казановы и Дон Жуана.

Еще очень нравилось ходить на репетиции – в «Дон Кихоте» играли Лев Дуров (Санчо), Филозов (Дон Кихот), Татьяна Васильева (Дульсинея). Каждая репетиция превращалась в своеобразный маленький спектакль. Фишка была в том, что пьеса состояла из 4 частей (каждая – по 30-40 минут): драма, опера, балет, клоунада. То есть история Дон Кихота представлялась в четырех жанрах. Это было круто – поющие оперу (настоящую, без дураков) Дуров, Васильева и Филозов. А потом танцующие балетные па.

«Казанову» поставили в нескольких театрах. Последняя постановка была антреприза с Владимиром Меньшовым в роли Казановы, Леной Захаровой в роли Анны, Сашей Носиком – в роли Дон Жуана, Александром Пашутиным – в роли бургомистра. Сыграли порядка 100 спектаклей.

А еще я тут на досуге сочинил еще три пьесы – «Усы мага» (о Дали и Гала), «Казанова Чехова» (такая «Анти чайка») и «Двое». По жанру – трагифарс. «Усы мага» - вещь генальнаяя, хотя я лентяй – до сих не отнес в какой-нибудь театр. Это называется – зажрался. Мол, написал – и хорошо!

С Витей Коркия время от времени подумываем сочинить вместе что-нибудь эдакое, бунтарское. Но как-то сейчас со временем туго. На меня то и дело заказы сыплются – то книги, а еще 2-3 статьи в месяц, да статьи серьезные, аналитические (в основном, культурно-исторические или гастрономические). Вот.

Еще одна, вполне витальная, сторона твоей биографии: с 2009 г. ты - президент Ассоциации ресторанно-гастрономических обозревателей Москвы. Насколько творческая эта профессия – ресторанный обозреватель? Предполагает ли она полнейшее отсутствие диеты и стойкое отрицание алкоголя?Рестораны меня кормят (в смысле гонораров за обзоры), но, честно говоря, я дико устал от них. Первое время было интересно, а сейчас – рутина, даже если иду дегустировать всякие модные тренды, типа «молекулярной» кухни. За последние годы удивился только 2-3 раза тому, что пробовал. Это не значит, что на мой опыт нужно ориентироваться. Я-то хожу как профи. Что касается обычного человека – важно, чтобы в ресторане ему приглянулась атмосфера, а потом уж все остальное – кухня, сервис, интерьер… 

Кстати, я и сам готовлю и – похвалюсь – очень хорошо. Изобрел с десяток классных рецептов для домашнего пользования, простых и дико вкусных. Дарю знакомым – все довольны и даже никто не умер от несварения. Алкоголя одно время пил много (сплошные презентации и дегустации), а сейчас как-то надоело, совсем забросил, даже пиво не пью. Так, изредка только – квас или кефир. В общем, совсем деградировал. А ведь когда-то даже «Шато Икем» 1986-го года дегустировал! А какой кальвадос я пил в Нормандии, в тамошних погребах! Ажно 50-летний, дисттиллерии Пьера Маглуа! Просто песня песней – коньячные дома отдыхают.

Саша, ты еще и фотограф, профессионально занимаешься фотографией. В каком фотожанре, если можно тему таким образом сузить? 
Знаешь, снимал и снимаю все – от ресторанных блюд до портретов знаменитостей, от музейных экспозиций до театральных спектаклей, от пейзажей Сингапура и Нормандии до птиц в моем райском подмосковном яблонево-вишневом саду. Их (птиц) подкармливаю круглый год. Прилетают примерно 12-13 видов: не только воробьи и синицы, но и сойки, зяблики, снегири (зимою), зеленушки, дубоносы, зорянки и т.д. Наблюдать их – полный кайф, интереснее, чем кино; у каждого вида – свой тип поведения, свои привычки, предпочтения, характер, - совсем, как у людей. Впору становиться орнитологом.

Фотография Александра Лаврина
Фотография Александра Лаврина

Да, вспомнил! Одно время, когда работал в журнале Where Moscow (1996-2009 гг.), много снимал в стриптиз-клубах. Так что на дисках пылится большая коллекция фотоэротики. Но стриптиз – это скучно. Интересна иногда бывает постановка света, а сами девушки и «танцы на раздевание» - это отстой. На самом деле стриптизерши в массе своей ужасно фригидны, фальшивы донельзя. Да и сам этот бизнес неприятный, унизительный, паршивый; говорю так, потому что знаю его изнанку.

Так кто вы, Александр Лаврин: фотограф, поэт, прозаик, драматург, ресторанный обозреватель, неоднократный чемпион в борьбе со смертью?
Позволь ответить небольшим автоинтервью.

Александр ЛАВРИН
ПРЯМОЙ ЭФИР,
или
ОТВЕТЫ  НА  ВСЕ  ВОПРОСЫ

Кто создал наш мир? – Поверьте, я здесь ни при чем! Ну, не виноват я, честное слово!

Какая религия является истинной? - Та, которая не мешает нам жить. Увы, в силу этого ни одна религия не может считаться истинной. 

В чем смысл жизни? - Это очень интересный вопрос, и я рад, что вы его задали.

Может ли христианин прожить без греха? - Нет, поскольку с точки зрения христианства греховен сам факт существования человека. Почему ислам запрещает пить вино, но разрешает многоженство, а христианство разрешает пить вино, но запрещает многоженство? У каждого свои недостатки.

Существует ли реально ад? - Конечно, и тот, кто хоть однажды зашел в российский общественный туалет, испытал это на собственном опыте.

Как бросить пить, не выходя из запоя? - В России это является государственной тайной, разглашение которой преследуется по закону.

Что такое любовь? - О, ее нельзя спутать ни с чем, только - с кем.

Почему белое является белым, а черное - черным? - Потому что в мире все еще существует расизм.

Что такое жизнь? - Это желтковая форма существования белковых тел.

Что такое энергия? - То, что дорожает быстрее всего остального. 

Что такое материя? - То, что прикрывает наготу человека.

Почему правители всех времен пытаются удержаться на троне? - Потому что власть похожа на жевательную резинку - сколько ни жуй, сыт не будешь.

Как различать добро и зло? - По цвету, вкусу и запаху; в отдельных случаях - по весу, упаковке, дизайну и цене.

Что такое добро? Добро - это то, что нам нравится.

Что такое зло? - Зло - это то, что нравится, но не нам.

Почему в мире так много болезней? - Потому что врачам тоже нужно жить.

Как избежать несчастного случая? - Следует искать его целенаправленно - тогда это будет не несчастный случай, а несчастная закономерность.

Почему так дорого ценятся старинные вещи? - Потому что новые изнашиваются быстрее.

Можно ли предсказать будущее? - Можно. Но не нужно.

Какой банк самый надежный? - Разумеется, не тот, в котором вы храните деньги.

НЛО - это миф или реальность? - Это реальный миф.

Что делать, если вас мучает неразделенная любовь?  - Попробуйте ее разделить — например, по буквам: “л” “ю” “б” “о” “в” и “мягкий знак”.

Где обитает снежный человек? - В пещерах нашего сознания.

Правда ли, что люди произошли от обезьян? – Большинство произошли, но некоторые всё еще происходят.

Откуда берутся новые души? - Извините, я уже устал отвечать на ваши дурацкие вопросы. Ну, хорошо, еще один, самый последний...

Можно ли воспитать чувство юмора за пять минут? - А чем я тут, по-вашему, занимаюсь?!

 

Александр Лаврин в антологии НАШРКРЫМ > > >

© RUNYweb.com

Просмотров: 6151

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости