Среда, 17 Июля 2019

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Андроник Романов: «Самоидентификация - процесс не тривиальный!»

12 Сентября, 2014, Беседовал Геннадий Кацов

Андроник Романов — русский поэт, прозаик, эссеист, драматург, издатель, меценат. Президент фонда АРК. Учредитель проекта \

Андроник Романов — русский поэт, прозаик, эссеист, драматург, издатель, меценат. Президент фонда АРК. Учредитель проекта "Лиterraтура".

Андроник Романов — русский поэт, прозаик, эссеист, драматург, издатель, меценат. Президент фонда АРК. Учредитель проекта "Лиterraтура"

Родился в Казахстане. Учился в Карагандинском университете, в КазГу в Алма-Ате, в Литературном институте им. Горького (семинар Ю.Д. Левитанского). Первые публикации стихов в 15 лет в казахстанской периодике, первая подборка – в журнале «Простор» (1984). Автор трёх книг и многочисленных журнальных публикаций. Член Союза писателей Москвы.

В 1995 году на специальном мероприятии, проходившем в Союзе писателей Москвы, организованном Евгением Бунимовичем, был избран королём московских поэтов.

В 1992–1995 гг. входил в группу композитивистов.

С 1996 по 2014 гг. находился в «продолжительном творческом отпуске». Стихи переведены на английский, французский, арабский языки.

Андроник, в интернете ваши стихи можно найти как под фамилией Романов, так и под фамилией Назаретян. Та же ситуация и с вашими книгами, изданными до вашего 18-летнего ухода из литературы: два сборника стихов – Романова, и книга воспоминаний Льва Лещенко «От Лещенко до Лещенко» – Назаретяна. Смена фамилий, очевидно, не менее важный момент в жизни, чем многолетний уход из поэзии. Так кто же вы, мистер Андроник: Романов или Назаретян?
Концептуальное начало (улыбается).

Скажу сразу. У меня нет простых ответов на ваши вопросы. Периодически хочется изъясняться простыми предложениями и не употреблять деепричастных оборотов. Но в моём случае, быть проще, это значит - притворяться...

Самоидентификация - процесс не тривиальный. Все начинается в детстве. Сидишь в тяжелом бабушкином кресле и делаешь вид, что читаешь иллюстрированное желе о добром мальчике Вите и Дедушке Морозе, а сам думаешь: хорошо бы сейчас сорваться с Алькой Рихтером на озера, или скрутить блестящего оленя с «Волги» придурка, убившего кота на Высоковольтной улице... 

Я с любопытством и не без удовольствия читал в 8 лет почему-то "обязательные для  классического образования" "Одиссею" и "Илиаду", правда - спасибо маме - в переложении Куна, продирался через гроздья нерифмованной, но очень интересной "Песни о Гаявате" Лонгфелло, любил стихи Пушкина и учился в художественной школе. При этом, состоял на учете детской комнаты милиции за драки, занимался  фехтованием в спортивной школе и был в оппозиции к большинству в своем классе. 

Во мне жили две ипостаси, обусловленные столкновением двух харизматичных начал, двух родов - на пересечении которых я и родился - Назаретянов и Романовых. Это две  отличающиеся друг от друга судьбы. Две диаметральные жизненные позиции. С одной стороны - принятие и созерцание, с другой стороны - действие. Я честно был Назаретянином первые 45 лет своей жизни. Дальше просто пришло время действовать. Весь нынешний событийный ряд, вся моя нынешняя публичность началась с момента перемены фамилии. Так что, отвечая на ваш вопрос, можно сказать так: здесь и сейчас, и в обозримом будущем я - Андроник Григорьевич Романов. Сын своего отца и своей матери. 

С чем связано ваше многолетнее расставание с литературой в 1996 году? После Литинститута, после многочисленных публикаций и поэтических сборников? После избрания вас в 1995 году Королем поэтов? Мне это интересно еще и с личной точки зрения: с 1993 по 2011 год я также ушел из литературы, занимаясь журналистикой и эссеистикой. Вернувшись ровно 18 лет спустя, я начал писать, в основном, регулярным русским стихом, что было не характерно для моего московского периода, и периода после приезда в Нью-Йорк в 1989 году. Иными словами, как у Александра Блока, который ставил два основных вопроса, правда, для анализа произведений искусств – «что?» и «как?»: что случилось в 1996 году, и как изменилась ваша поэтика после 18-летнего перерыва?
Я никогда не был филологом в прошлом и не собираюсь им становиться в будущем. Для меня литературный процесс - создание литературного произведения, не более того. Я оказался в Москве, в Литинституте потому, что лето 1991-го года в Алма-Ате было скучным, а в моих отношениях с прелестной профессорской дочкой назревал конфликт.

В Москве все началось многообещающе бодро. Вступительное сочинение мы писали 19 августа. В глазах представителя приёмной комиссии растерянность, я, конечно же, пишу о путче и тут же отправляюсь к Белому Дому городить баррикады.

Общежитие Литинститута встретило меня хорошо отрепетированным театральным одиночеством. Все эти жизни навзрыд, трагедия в каждом жесте, "жизнь во имя искусства", вся эта богемная шелуха выматывали, и я бы сбежал, если б не  матафизическая встреча с Наумом Коржавиным, который в тёмной сталинской квартире на Смоленке напророчил мне место в литературе. 

Потом был семинар Юрия Левитанского. Одобрительные покачивания головой Евгения Рейна, покровительство Кирилла Ковальджи и других замечательных людей, именитых и не очень. Меня как-будто несли, передавая с рук на руки, не особо интересуясь моим мнением и без особого моего участия. Публиковали, переводили, награждали.

Так я стал членом Союза Писателей, например.

Когда умер Левитанский, исчез повод бывать в Литинституте. Наше маленькое сообщество композитивистов распалось. Другие сборища меня мало интересовали - с самооценкой у меня еще тогда было все в порядке. 

Я получил роль в забавном комедийном сериале 1-го канала. У меня родился сын. Нужно было меняться. Я открыл первую компанию - рекламное агентство, затем еще одну, занялся разработкой программного обеспечения, community-проектами, собрал холдинг... Получалось так, что если меня что-то интересовало, я не искал работу в соответствующей области, а создавал очередное предприятие или  запускал очередной проект. Так и жил. Однако...

Ваш покорный - прекрасная иллюстрация поговорки «от себя не уйдёшь». Важно рано или поздно понять, что призвание тебя догонит и отомстит. А бегать от него - то бишь от себя - получается только по кругу. Я успешно это делал 18 лет.

Как изменилась поэтика? Здесь и сейчас я не морщусь лишь на парочку своих сочинений. Где-то в глубине уже живут новые для меня размер и форма, сформировавшиеся за период молчания. "Гравитация" (стихотворения, а не подборка!) была первой ласточкой.

Оглядывая поэтическое пространство с высоты 17 номеров нашей "Лиterraтуры", могу сказать что есть некто, в ком новая русская поэзия воплощена. И это не разовые и не периодические удачи, это сформировавшийся способ, язык, на котором говорит и пишет очень одаренный автор. Таких, как всегда, несколько. И я рад, что являюсь их современником. Имён называть не буду. Это знаете, как с живописью, нужно отойти и прищуриться - выйти из контекста - чтобы увидеть.

Раньше прозы не писал принципиально, понимая, что для этого должно быть нетривиальное содержимое, то самое "ЧТО".  Теперь для этого ЧТО оказалось и целой поэзии мало. 

Кстати, об избрании Королем поэтов. Помню, в 1985 году Королем поэтов был избран в Москве Александр Еременко. После чего, ни продуктивней, ни качественно иначе/лучше писать он не стал. Как происходит избрание на этот высокий пост? Насколько здесь есть карнавальный элемент, вроде присвоения фольклорного титула Бобового Короля? И, раз это упомянуто вами в некоторых интервью и биографиях, насколько для вас значимо, ответственнено было это событие?
Ни тогда, ни сейчас я к этому серьёзно не отношусь. Это элемент "игры в классиков". Особого ритуала, насколько я понимаю, нет. Каждый это делает исходя из собственных предпочтений. Тогда было тайное голосование. Три имени в завернутой бумажке. Исходят из принципа: первым поставить себя, вторым - друга, третьим того, кто действительно понравился. На том самом мероприятии мы познакомились с Кузьминым. Он уже тогда был окружен свитой единомышленников. Эпицентром действа был Евгений Бунимович. Конечно, результат польстил, но не более того. 

В Литинституте вы посещали семинары Юрия Левитанского. Вы уже заметили, что ради Левитанского и ходили в этот вуз. Я знал Левитанского, бывал у него в гостях в квартире на Проспекте мира, и считаю встречи с ним невероятной удачей в своей жизни. Что дал вам Юрий Давидович как человеку и как поэту?
Юрий Давидович для меня как и для многих, знавших его лично, был безусловным ориентиром. Он умел удивительным образом сочетать верность принципам и корректность. Как литераторы мы были разными. Скажем так, представители разных школ. Для меня он - учитель в более высоком смысле этого слова. 

Это именно от него я подхватил принцип смены контекста. Конечно, названия этого не было, было предложение обсуждаемому мысленно представить книжную полку с произведениями классиков и попытаться пристроить к ним свою книгу или подборку. Далее автор сам отвечал на вопрос - насколько это уместно... Бессовестных как-то не находилось. Именно этот принцип оценки лежит в основе работы наших журналов "Лиterraтура" и "Драматургия". Юрию Давидовичу я обязан своим членством в Союзе писателей. С его подачи меня приняли в Союз заочно. В ту пору это имело определённую ценность.

Когда он умер, его жена мне сказала, что я был для него последним любимым учеником. 

Поэт Андрей Ширяев – ваш друг, смерть которого вы тяжело переживаете. Он помог вам издать ваш первый поэтический сборник, с ним немало связано в вашей судьбе. Поэт Ширяев не был широко известен, но когда в прошлом году он, не справившись со смертельной болезнью, ушел из жизни, сразу о его стихах заговорили, последовали публикации и воспоминания. 

Известность писателя и его дар не всегда сходятся в одной судьбе. Какова вероятность сегодня быть услышанным начинающему поэту, прозаику? Или просто тому, кто не обладает высоким модусом внутригруппового участия – проще говоря, не состоит в литературных тусовках и не «в обойме», кто не демонстрирует лояльность к определённым темам и политическим условиям, быть услышанным в необъятном океане интернет-публикаций, посреди множества периодических и непериодических изданий, конкурсов и премий, в окружении критиков и литературоведов, большая часть из которых сегодня, как и вчера, принадлежит к определенным группам, объединениям и «проталкивает» своих?
Нет оптимального пути в литературу. Кто-то из популярных пишет, сидя в глухой деревне, кто-то разъезжает по литературным салонам. И смерть - не гарантия последующей популярности. Это всего лишь информационный повод. Если бы Андрей Ширяев был меньшим поэтом, чем стал, не было бы растущей известности.

Есть, как минимум, две причины  непопулярности того или иного автора среди широких слоёв образованной части населения планеты: 

1. О нем не знают. 
2. То, ЧТО или КАК он пишет тому, кому он это (написанное) предлагает не интересно.

Предположим первое.

Сейчас объём потребления информации колоссальный. Все происходит очень быстро. Талант выносит на поверхность информационного потока стремительно. Особенно если носитель этого таланта - человек харизматичный. В прозе, например, достаточно засветиться парочкой удачных рассказов и публиковать вас будут с удовольствием.

Начинайте постить тексты в ленту Фейсбука, шлите подборки и/или рассказы в Лиterraтуру, заведите блог, пишите статьи. Не сидите на месте. Чем вы активнее, тем желаннее. Таков ритм времени. И - делайте это в Интернете!

Вопрос в том, чего вы как автор сами для себя хотите. Это как и везде - прежде нужно чётко сформулировать цель.

Если задача быть популярным, то о какой популярности и в какой среде идёт речь?

Важно быть читаемым? Тогда нужно публиковаться там, где есть эти самые читатели и не в количестве полтора профессора филологии.

Понимаете о чем я?

Главное - оставаться честным перед самим собой, ибо мы сами себе - и лучший враг и злейший друг. К тому же, искусство не терпит конъюнктуры.

В ряду уже существующих он-лайн изданий и продолжающих здравствовать «толстых» журналов, какое место вы отводите вашему сайту «Лиterraтура»? Да, он уже обратил на себя внимание, появившись в апреле этого года, но что существенного и нового он несет? Здесь бы я добавил, разбив вопрос на две составляющие: несет как для писателей, так и для читателей.
"Лиterraтура" - первый цифровой литературный журнал. Не сайт - (очень уж общее определение!), а именно журнал. Прототип будущих изданий такого плана. Это - в концепции, дизайне, периодичности, подаче материалов, анонсировании, работе с бренд-сообществом, PR-е. Так, как это делаем мы, до нас не делал никто. "Лиterraтура" разрабатывалась мной для массовой читательской аудитории.  Вы заметили как удобно читать её с айпада? Журнал настолько органичен, что кажется - иначе и быть не может. Вроде бы все очевидно, как с первым айфоном. А между тем, это результат серьёзного труда.  За минувшие пару месяцев я уже видел несколько попыток повторить наш журнал. Это удалось только один раз. Я имею ввиду "Драматургию", электронный журнал "от создателей "Лиterraтуры":) 

О месте в ряду онлайн-изданий и толстых журналов скажу просто: мы не стремимся ни к какому месту ни в каком ряду. Мы получаем удовольствие от того, что и как делаем. Сейчас наша задача - довести проект до окупаемости - чтобы не приходилось отвлекаться на заработки хлеба насущного.

Как вы видите сегодня «значимость» публикации? Какие журналы престижны и насколько ряд публикаций в престижных журналах способны определить судьбу автора? Какую роль здесь играют рецензии в журналах, периодические обзоры и литературные конкурсы, премии? Насколько редакторы и главные редакторы периодических виртуальных изданий способны формировать так называемый литературный процесс?
Если вопрос касается места в литературном процессе, то это не ко мне. Равно как и любые иные условности типа " круто/не круто", "престижно/не престижно". Как я говорил выше, всё это - игра в классиков, проистекающая либо от скудности дарования, либо от проблем с самооценкой. Нужно сосредоточиться не на рецензиях, а на их объектах:)

Влияют ли "виртуальные" издания на процесс? Да. Безусловно. И более, чем бумажные. Мы в живом диалоге с читателями постоянно. Через сайт журнала, через аккаунты и группы в Фейсбуке, Твиттере, ВКонтакте. О любом чихе мы оповещаем подписчиков сразу же.

Кстати,  "Лиterraтура" - первое онлайн-издание, "признанное" корифеями от литературы. Нам удалось соединить два мира - реальный и виртуальный. Это во-многом определяет такой стремительный успех журнала. Такое начало тенденции для всего литературного процесса, означающее, в частности, конец эпохи междусобойчиков.  

Какова стратегия вашего сайта? Принцип отбора авторов? Судя, к примеру, по разделу «Поэзия», ваш выбор безошибочен процентов на 95%: известные имена, почетные литераторы, в немалой части ушедшие из жизни современные классики. Это при том, что редакторы основных ваших отделов – поэзии, прозы, критики – люди молодые, возраста даже студенческого. А как быть с новыми литературными именами? Кого вы можете назвать из поколения 20-ти и 25-летних в сегодняшней русской литературе? В чем особенность их литературного почерка, интонаций, мировозрения?
Я уже как-то рассуждал в одном из интервью о принципе "литературного Гринвича", коим и стремился сделать "Лиterraтуру" изначально. Первый этап - собрать то, что мы считаем лучшим в поэзии и прозе обозримой современности. Этим объясняется сознательный уход в ретроспективность. Сейчас мы все-таки презентуем  самих авторов через их лучшие, как нам видится, произведения. Поэтические подборки предпочитаем собирать сами. Это принципиально. Авторы предвзяты, пристрастны и не в состоянии помочь себе быть услышанными в той степени, в которой они этого заслуживают.

Логично, что вся эта ретроспективная история выльется в большую книжную серию, первый том которой мы уже начали готовить, и с которой начнётся наш Издательский Дом.

Команда у нас, действительно, молодая, но тут дело не в возрасте, а в мировоззрении. Я уже как-то сказал, что по ощущению дождался своего поколения. С ними можно созидать, они чувствуют мир глубже и более органичны с ним.  Они адекватны. Вот, что важно. Это я о Маше Малиновской,  Борисе Кутенкове, Платоне Беседине, Владимире Зуеве, Светлане Володиной. И это только близкий, так сказать, круг.

На счёт молодых авторов в журнале... Не по адресу вопрос.  У нас публикуется много молодежи. Всё на сайте журнала - www.literratura.org. Возрастного ценза нет. Равно как не важны ни наличие публикаций, ни награды, ни стилистика, ни национальная или политическая принадлежность. Важен литературный уровень произведения. Мы публикуемых всех, кто нам интересен с этой точки зрения. И всегда можно прислать рукопись.

Что касается молодой литературы в целом, я пока воздержусь от ответа. Это отдельная серьёзная тема. Я не спеша собираюсь написать об этом большую статью. Могу сказать, что мне очень нравится то, что происходит и куда всё это идёт. 

«Журнал «Лиterraтура» – начало, отправная точка. Мы уже готовим блок телевизионных проектов, собираемся снимать документальный сериал о современной русской литературе, выпустить к концу года первый двухтомник серии «Лиterraтура» и кое-что ещё, о чём говорить пока рано.» Это из одного из ваших интервью. С тех пор прошло несколько месяцев, а с открытия сайта – почти полгода. Можно ли сегодня конкретизировать, более подробно объяснить, как развиваются другие проекты при сайте? Иными словами, планы на будущее частично озвучены – а как в реальности?
В целом, у нас всё получается из задуманного. Про книжную серию я уже сказал. Первый том будет един. Я решил не разделять по томам поэзию и прозу, понимая, что, с точки зрения спроса, "проза тащит поэзию".

Первая неделя осени для нас была связана с выходом первого номера журнала "Драматургия". Это такое самостоятельное приложение к "Лиterraтуре". Выходит два раза в месяц.

В октябре мы собираемся запустить "Лиterraтурные мастер-классы" с нашими авторами в качестве мастеров, которые планируем проводить ежесезонно - осень, зима, весна и лето. Все мастер-классы, кроме летних, будут проводиться в онлайне. Это наш посильный вклад в дело помощи молодым и начинающим литераторам. Поэзия, проза, драматургия. Вся информация вскоре появится в журнале.

Сериал будет, равно как и телепроекты. Всему своё время.

Было бы не плохо обзавестись персональным меценатом. Да где же его взять по нынешним временам? 

© RUNYweb.com

Просмотров: 7093

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости