Среда, 14 Ноября 2018

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Белла Ахмадулина в Нью-Йорке. История одной фотографии

15 Декабря, 2010, Наташа Шарымова

Белла Ахмадулина в знаменитом подвале Константина Кузьминского

Белла Ахмадулина в знаменитом подвале Константина Кузьминского, 1987 г. Фото Наташи Шарымовой

Трудно поверить, что Беллы Ахмадулиной больше нет. Уже и девять дней прошло, и сороковины не за горами.

Я была с Ахмадулиной и ее мужем, художником Борисом Мессерером немного знакома. Ее облик, срывающийся голос, манера  разговаривать и слушать и, разумеется, стихи, никогда не изгладятся ни из моего сердца, ни из моей памяти.

Я не помню точно, как мы познакомились. В Ленинграде, в журнале "Аврора" или в Союзе композиторов, где я работала? Возможно. Когда в 1987 году они оказались в Нью-Йорке, мы встретились.

Но, может быть, все было совсем не так. Для нашего нью-йоркского рандеву существовала веская причина: волею судьбы я оказалась звеном в цепочке передачи денег уже больному Венедикту Ерофееву от издателя в Израиле за книгу "Москва-Петушки". Следующей составной частью этого предприятия стали Ахмадулина-Мессерер, они дружили с Венечкой. Я отдала им деньги. 

Как бы то ни было, и в этом случае, я должна была быть с ними знакома раньше, иначе они деньги у меня просто не взяли бы.

Возможен и третий вариант, Иосиф Бродский или Лев Лосев, которые знали,  что я ищу кого-нибудь для передачи гонорара Ерофееву, познакомили нас. Спросить уже не у кого.

Так или иначе, в Нью-Йорке мы проводили много времени вместе. По-моему, в Америку Беллу Ахмадулину в 1987 году пригласил Пен-центре, во всяком случае, у нее там был большой поэтический вечер. А я предложила организовать выступление Беллы в Нью-Йорке и Филадельфии для русской аудитории. Белла и Борис с восторгом согласились.

Тогда я стала подыскивать помещение - поэтические чтения да еще Беллы Ахмадулиной не в любом месте устроишь...

Почти двадцать лет назад на Третьей улице в Гринвич-Вилладж функционировала замечательная церковь, построенная в XIX веке. Конфессии у нее определенной не было: там проходили богослужения то протестантов, то католиков плюс всякие другие общественно не вредные мероприятия. Обшитые деревом стены, прекрасная акустика, паркетные полы. Общая атмосфера Теплая, старомодная. Европейская, что ли. Сейчас здание всегда закрыто, наверное, продали - на нем нет уже никакой таблички, Когда я прохожу мимо, все высматриваю, не открыта ли какая тайная дверца. Хочется посмотреть, что же там, внутри, сейчас или устроить концерт Умки, скажем.

В этой церкви Белла Ахмадулина и читала стихи. Полина и Толя Глузманы установили на сцене инсталляцию из веток цветущей сакуры. На темном фоне дерева белорозовое смотрелось как-то очень по-весеннему и обнадеживающе. 

Зал был забит, принимали восторженно. Весна, начало апреля. А 10 апреля у Беллы Ахатовны - День Рождения, который отпраздновали в "Русском самоваре".

На следующий день мы поехали на Брайтон. Солнце, океан. Белла Ахатовна, вытянув шею, все всматривалась вдаль, будто хотела увидеть другие берега. Думаю, здесь, на бродвоке, мы и встретили Вилли Токарева. Как-то спонтанно возникла идея навестить Эмму и Костю Кузьминских, живущих совсем рядом. Надо прямо сказать, что все участники этой поездки в этот момент были кристально трезвыми, и хотели поскорее с этим состоянием распрощаться. Купили вина, фруктов/ягод и пошли к ККК. 

В это время Костя Кузьминский уже не жил в своем знаменитом подвале, где устраивались сотни выставок и выступали многие поэты. А жили они на втором или третьем этаже обычного жилого дома, но обстановка и здесь была "питерской" и богемной. Со множеством полотен на стенах и книжными полками, рукописями и видеокассетами.

Разговоры шли о перестройке, анти-алкогольном декрете Горбачева, и последствиях этой кампании и, конечно, о борзых, которых у Эммы и ККК было две или три. У меня сложилось впечатление, что Борис и Белла, знают песни Вилли Токарева, его кассеты в это время тысячами ходили по рукам в Советском Союзе. Белла говорила Токареву какие-то слова одобрения. Эти слова были не общими, а были точными и проникновенными... Представьте себе еще и уникальный голос Беллы. По-моему, Вилли Токарев был счастлив. 

А кто бы в подобной ситуации не был? Какие-то другие слова похвалы Белла Ахатовна нашла для ККК и его деятельности. Она с интересом рассматривала антологию "Голубая лагуна", несколько томов, составленные и изданные ККК, внимательно читала какие-то страницы, тихо и приватно обсуждала обсуждала что-то с Костей. Потом мы сварили глинтвейн, но к общему застолью Белла не присоединилась, а о чем-то шепталась с борзыми.

Перед уходом я сделала фотографию на память. К сожалению, Эма Кузьминская куда- вышла, и на фото ее нет. Имя девушки, на фото справа, я не знаю.

Слева-направо: Борис Мессерер, Константин Кузьминский, Вилли Токарев. Подвал-квартира Константина Кузьминского, 1987 г.
Слева-направо: Борис Мессерер, Константин Кузьминский, Вилли Токарев. Подвал-квартира Константина Кузьминского, 1987 г. Фото Наташи Шарымовой

На следующей день мы поехали в Филадельфию. Там было снято видео часа на два. Надеюсь, в скором времени я выложу его на Youtube.com. Тогда этот поэтический вечер в любое время и вечно станет доступен всем любителям изящной словесности.

© RUNYweb.com

Просмотров: 13613

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости