Воскресенье, 21 Июля 2019

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Игорь Фунт: «Россия – свободная страна. Поэтому монтажку ещё никто не отменял».

19 Сентября, 2014, Беседовал Геннадий Кацов

Игорь Фунт – писатель, редактор журнала «Русская Жизнь» (проект «Хронос» - всемирная История в интернете), изд-ва «Аэлита» («Уральский Следопыт»)  и веб-журнал «Перемены.ру».

Игорь Фунт – писатель, редактор журнала «Русская Жизнь» (проект «Хронос» - всемирная История в интернете), изд-ва «Аэлита» («Уральский Следопыт») и веб-журнал «Перемены.ру».

Игорь Фунт – писатель, редактор журнала «Русская Жизнь» (проект «Хронос» - всемирная История в интернете), изд-ва «Аэлита» («Уральский Следопыт»)  и веб-журнал «Перемены.ру». 

Родился в 1964 году в Вятке, Россия. Окончил Ленинградский институт культуры. Начал писать в 2010 году.  Публиковался в журналах «Новый Берег», «Крещатик», «Зинziвер», «Studio», «Вестник Европы», «Сибирские Огни». Портал «Хронос» – Всемирная история в интернете: «Русская Жизнь», «Молоко», «Парус», «Румянцевский музей», «Суждения» (статьи по истории) и др. Евразийский журнальный портал «Мегалит». Журналы: «Москва», «Московский литератор», «Заметки по еврейской истории» и «Семь искусств» Е.Берковича. «Уральский Следопыт», «Ликбез», «Трамвай», «Флорида» (США), лит.-философский ж. «Топос». Газета «Информпространство» (Израиль), лит.-общественный ж. «Голос эпохи» и др.

Постоянный автор сетевого журнала «Зарубежные Задворки» (Германия); «Толстого веб-журнала Перемены.ру» Глеба Давыдова; медиакита газеты «Частный корреспондент»; лит.-исторических журналов «Великороссъ», «Камертон»; журналов «Наше Поколение» (Кишинёв), «Союз Писателей» (Новокузнецк); еженедельника «Обзор» и газеты «Русский калейдоскоп» изд-ва «Континент» (США); портала «Свободная Пресса» (гл.ред. С.Шаргунов); блога «Эха Москвы», «Амурбург» Олега Потапенко и др. 

Его произведения в разные годы попадали в лонг-лист премии «Ясная Поляна», лонг-лист конкурса детективов постсоветского двадцатилетия «Инспектор НОС»-2014 Фонда М.Прохорова (криминальный роман «Останусь лучше там…») и лонг-лист литературной премии НОС-2013.  В 2013 г он занял 1-е место в Международном конкурсе малой прозы «БЕЛАЯ СКРИЖАЛЬ».

Игорь, не кажется ли тебе, что интернет сегодня упростил не только взаимоотношения между людьми, но и изменил самого человека внутри информационного общества. Человек выходит, к примеру, в фэйсбук или твиттер – и пишет; достает мобильный телефон – и пишет смс; он получает массу писем в деловой и частной переписке и вынужден, опять-таки, отписываться. То есть человек сегодня писатель больше, чем в любую другую историческую эпоху. Он технически оснащен для этого, и техника с различными гаджетами всегда под рукой, вокруг да около. Да и ты, по роду своей деятельности, все больше в виртуальном мире, чем в реальном. Не страшно? Карл Ясперс при анализе техники сформулировал мысль о том, что человеку необходимо опасаться техники, он может «потеряться в ней» и забыть о себе. Человек виртуальный, этакий виртуальный писатель – и есть венец творения и эволюции?
Ты попал в точку, дорогой американский друг Геннадий. Шутка. (В Инете и подтрунивать легче – по морде не получишь.) А в точку попал, потому что я – типичный представитель интернет-среды. Плоть от плоти. Как земеля Шаляпин плоть, соль земли вятской, так я – сетевой выкормыш в полном смысле слова. За небольшой срок, 4-5 лет, находясь в нашем общем информпространстве, эфире, опубликован в стольких изданиях, что в советское, «бумажное» время писатель, причём авторитетный, смог бы разве что за пару-тройку жизней. Да и на одну-единственную публикацию, книгу несчастные авторы надеялись всю жизнь. Бывало, не дожидались. Я говорю о гениях, в отличие от себя, – которых не печатать было преступлением. 

При всей открытости Инета, с его блогами, собственными ресурсами и площадками, которые каждый юзер может при желании организовать, – и быть услышанным! – Инфосфера, точнее, вселенская Словосфера довольно разграничена по потребительским корзинам. 

Человек, профессионально занимающийся, например, журналистикой, в жисть не полезет в многомиллионный (по насыщению) Самиздат Максима Мошкова. Стоящий, кстати, на вершине рейтингов посещаемости. Где нашли себе приют сонмы и сонмы людей, ничтоже сумняшеся увлекающихся литературой.

Наизворот, супербиблиотеку М.Мошкова (Либ.ру) откроет любой уважающий себя профи – ввиду чрезвычайной наполненности материалом, каковой предложит не каждая «бумажная» библиотека. Инет, вне сомнения, с разгромным счётом победил офлайн по скорости доступности практически к любой сфере деятельности. За исключением специализированных бытовых, военных, научных отраслей.

Посему любители «лёгкого», незатейливого быстрочтения и несложного доступа к самореализации, самопубликации найдут в Сети достойное место так же, как люди, которых издают и печатают профессионально, за деньги. Одновременно творчески варьируясь и видоизменяясь. Так, из любительских блогов возникают настоящие журналистско-популистские гуру, реально ведущие за собой тысячи. Напротив, авторы общепризнанных официозов становятся вдруг посмешищем. Кто это регулирует? Ответ прост – Интернет.

Поскольку мы начали наш виртуальный разговор с техники и информатики, не кажется ли тебе, что немало сегодняшних бед – от нынешних достижений в науке и онлайн сфере. Информатизация общества усиливает стремление к авторитаризму. Способность, с одной стороны, получать точную информацию о каждом гражданине, а с другой стороны, – манипулировать массами людей, предельно возрастает при использовании компьютерных сетей. Не кажется ли тебе, что буквально в считанные недели переосмысливший ближайшего соседа российский народ и сразу увидевший в нем фашиста, «жидо-бандеровца» и корень всех зол благодаря пропаганде, которая показала, как сегодня воздействуют на умы современные медийные технологии, – это еще цветочки по сравнению с тем оболваниванием, на которое будут способны идеологи-технологи в ближайшем будущем? Есть ли у тебя ответ на вопрос: почему так моментально перекодировалось сознание российского человека, которому еще в феврале этого года человек украинский был брат, со всей братской, в несколько столетий, историей отношений?
Ответ нехитёр. Россия – свободная страна. Поэтому монтажку ещё никто не отменял. Так что лучше не понять вопроса, чем не дойти вечером до дома. Коли же серьёзно, геополитика – слишком сложная штука, дабы спрашивать о ней именно меня. Простого вятского валенка. 

Кстати, кто они, россияне сегодня? Ведь если протестное движение в России и есть, то оно, в основном, в крупных городах. Если политика, культура, техника, наука в России существуют, то опять-таки, не в райцентрах. В отличие, между прочим, от тех же США, где наука распределена по университетам, которые находятся в небольших городах, а передовые технологии – где-нибудь у черта на куличках, в некоей Силиконовой долине. 

Я нашел любопытную твою статью о провинции, в которой ты пишешь: «Мы подошли к черте, за которой «провинциализм» звучит как ругательство. Но ругаемо не понятие, а отношение к нему. Почему? Это и сложно, и одновременно просто. Сложно, потому что таков трагизм прошедшей русской истории, традиции, века. Просто, потому что история поросла пошлостью, традиция сгнила на корню, а век ничему не научил...» 

Что есть сегодня российская глубинка? Действительное ли провинциалы – все то же молчащее большинство, каким я помнил его по временам СССР, и с теми же двумя российскими бедами-проблемами, еще со времен маркиза де Кюстина, автора «La Russie en 1839»?
Конкретика, скорее, в «Да», чем в «Нет». А заместо ответа – маленькая зарисовка на тему «взгляд из кибитки». 

Так вот, приехал тут недавно дружок из Москвы – торговал на Измайловском рынке антиком – иконами, самоварами. (Есть же непреходящие ценности в жизни!) Говорит, давненько в Москве не был – всё работа, работа. (Скупка антиквариата тоже работа, между прочим.) Машины, говорит, кои там разъезжают, смотрел только в свежем автоглянце – их в Европе-то нету. Некоторые экземпляры первый раз в жизни увидел. Хотя сам ездит на «крузаке» – периферия, тьфу. Поразило – тачки уступают дорогу даже не на положняковых зебрах: «Вежливые, блин. У нас бы сразу в тыкву, и матом в харю! – мата-хари, блин». 

Москвичи в жару ходят в шубах, широкополых шляпах и лосинах. Одинаково, и бабы и мужики: «Пидары, в общем», – резюмировал. 

Проститутки дешевле, доступнее и добрее, чем у нас на деревне. (По натуре приятель интеллигентского, добавлю, складу.) Работающих русских (таксистов, продавцов кафе) ни разу не заметил, хотя объехал и обошёл кучу злачных мест и забегаловок. Сплошные «иностранцы», мягко произнесу я.

Прилично заработав на продаже народного добра, – довольнющий, – друг возвращался домой «в Россию» совместно с симпатичной соседкой по вагону. 

– Ты откуда? – спросил он девчонку.
– Из Маааасквы, – отозвалась она.
– Чё делаешь?
– Рааааботаю по дизайну, сижу на заааказах,– сермяжный акцент было не скрыть.
– Такси вызовешь, у меня батарея села? 

Она по памяти звякнула в такси и за неплохую на радостях плату уехала с товарищем на отдых в знакомую гостишку. Дурная голова ногам покою не даёт… 

А про непримиримую оппозицию и глобальный внеземной протест я ничего не знаю, – закончу от себя небольшое лирическое отступление. То ж Вятка: тут мужику ворон глаз клюёт, а он и носом не ведёт. Машины в кредит продаются. Колбаса есть. Преступники по тюрьмам, депутаты по теремкам, – стакан не треснет. 

В Турцию на отдых – пожалуйста! Под сауны «с услугами» отданы целые страницы в газетах. Казино, девки, наркота – свистни два раза – прибегут, затарят, вколют, отсосут. 

Леонтьев с концертами заезжает, Розенбаум.  Маменко с анекдотами. Певица Валерия, возможно. Какого рожна ещё надо сельскому лоху. Власть, госбизнес? – да кто ж их задарма отдаст из крепких мужских рук Никиты Юрьевича.

И еще вопрос о провинции. Свежей и новой российской провинции, о Крыме. В 2013 году ты писал о русском юге, о времени года под названием Бабье Лето: «Вот и кончился пляжный сезон. Солнышко, конечно, долго ещё будет согревать благодатную Кубань, благословенный Кавказ, но основной поток отдыхающих уже схлынул по домам. Кто эти смельчаки – бедные, богатые, почему они выбрали столь экстремальный вид отпуска?.. Русский юг – давно выброшенный на свалку истории атавизм. Он никогда не станет лучше, комфортнее, дешевле наконец. Как никогда не станет лучше и «дороже», – в смысле качества, – пошленькая русская эстрада-«петросяновка». Это свершившийся факт, данность – российский юг, сходно русскоязычной попсе, всегда жуток, убог и несовершенен. Поддельный». 

В описании «русского юга» ты категоричен. Нужен ли Крым России, как курорт? Вообще нужен Крым России или же здесь только геополитические игры, и все обещания о цветущем черноморском курорте (за счет пенсионного фонда россиян и российских налогоплательщиков) – лишь колебания воздуха? Почему в Крыму вдруг получится, а на Кубани и Кавказе – «не станет лучше, комфортнее, дешевле...»?
Знаешь, твоя смелая заданная тема напомнила охрипший динамик из «Радиолы» 70 х. Типа, представляем вам некоего Фунта, выбравшегося наконец-то на свободу. И вот первое его интервью без цензуры  на «Голосе»… – вещает простуженный голос из динамика. 

Всё смешалось последнее время в русском доме, брат. И если год назад смело чехвостил русский юг – люду было ни жарко ни холодно. То сейчас я бы этого делать не стал. Потому как нынешняя критика связана не с кислыми чебуреками и недоливом пива в киоске, на что всем плевать с высокой башни, чессговоря. А с тектоническим разломом стран, континентов и судеб народов. На что глядит весь мир. Причём настороженно. (Вдруг прокатит?!) И тут уже новоявленный писатель Фунт – не пришей кобыле хвост со своим резонансным разносом непотребства. Тут Гомер надобен, не менее. Парменид.

В 2010 году ты начал писать. По-крайней мере, так написано в твоей биографии. То есть, собрав волю в кулак, в некий исторический день ты сел перед монитором компьютера, нажал на клавиши киборда – и покатило? Или это было гусиное перо и чистый лист бумаги? С чего вдруг в зрелом возрасте человек, закончивший приличный джазовый факультет, годами почетно занимавшийся бизнесом, начинает увлекаться делом странным и малообъяснимым для обывателя: выписывать буковки и составлять их в предложения? Что, не уходя в пафос, подвергло? И зачем тебе это нужно, поскольку денег, насколько я знаю по многим другим подобным онлайн изданиями, – это для того, чтобы уверенно стоять на ногах, – не дает?
Денег вообще не даёт. Точно. Остальное не знаю вовсе. Не ведаю, зачем эта привязанность. Наверное, для успокоения. Началось увлечение «гусиным пером» с большой личной, семейной трагедии. Невмочь было пережить уход близкого человека иначе как сеть за стол и угомониться, не дёргаться: «Эх ты, Кирей, не нашёл дверей!..». В противном случае оставалось не густо вариантов. Все они могли кончиться плохо. Оттого что русская натура необъяснима. Писатель, поэт, бандит, баклан, игрок, бес, бомбист-террорист, коммунист-колумнист, утопист, демократ – всё слито в единый комок нервов, чувств и переживаний. И ежели приглушить одно, выползет другое; придушишь его, – с усилием, хрипом, – вылезет третье, чудовищное. Монстр. Погладишь его, подуешь – опадёт, скиснет, сникнет, замяукает. Пнёшь – взъярится так, не успокоить! Пока не проклянёшь навек или не осенишь  святым крестом, – что порой действует одинаково.

Ты тесно связан с интернет-изданиями: «Перемены», «Частный корреспондент», «Русское поле»... Насколько сегодня они конкурентны с известными «толстыми» журналами, с получившими признание печатными литературными альманахами? Вообще, в чем разница – смысловая, стратегическая, культуртрегерская – между изданием виртуальным и изданием типографским?
Зная многих «печатных» онлайн-людей, да хоть тебя к примеру, – скажу, что все инет-поля, – «русские-нерусские», неважно, – необходимы для того, чтобы иметь свою личную площадку для не зависимого ни от кого высказывания. Далее – лишь только публика определяет ценность этих ресурсов в зависимости от потребительских нужд и жанров. И ежели «консервативный» Журнальный зал посещает 1 млн. человек в месяц – значит, зал востребован. А конкуренции никакой, в сущности, нет. Отмечу однако, многие литпорталы живут (в плане посещаемости) за счёт исключительно самих авторов, там печатающихся. В отличие от публицистических – ярких, модных, нестандартных – грамотно сформированных, сформулированных и поданных. Которые могут за год набрать колоссальные индексы цитирования. Сравнимые с 5 – 10-летним трудом всем известных ресурсов. Краудфандинг опять же… Но это иная история.

Лично я пробовал работать и так, и так. Честно, больше нравится ходить по старинке в библиотеку – сидеть с друзьями-книгами. Умиротворение опять же.

Фамилия «Фунт» после публикации романа «Золотой теленок» стала в русской речи синонимом подставного лица. Зицпредседатель (зиц- от нем. sitzen — «сидеть») – персонаж в романе второстепенный, но запоминающийся. Почему Попов Игорь Владиславович, что вполне пристойно звучит, между прочим, ведь не какой-нибудь Нестор Кукольник или Вильям Похлёбкин, взял себе литературный псевдоним Игорь Фунт? Неужели ради того, что бы в интервью любопытные журналисты об этом спрашивали?
Когда начинал, об интервью не помышлял. (В рифму.) «Фунт» – да, прозвище из «Телёнка». Так меня шутейно прозвали друзья в 90-х за то, что заделался директором фирмы. Правда, не подставной, но тем не менее. 

Псевдоним оставил по меркантильным соображениям. Ведь писателей Поповых (и каких!) отнюдь немало. А Фунт один. Вот и всё.

В последнее время все жестче со свободой слова в России, все больше тревог по поводу надвигающегося времени повальной цензуры и литования текстов, словно в былые годы в СССР. Госдума РФ принимает такие законы, по которым не только нельзя пользоваться ненормативной лексикой, но и в ближайшем будущем – рядом букв русского алфавита, которые уже сами по себе несут негатив и оскорбительны для русского уха. Допустим, буквы «х», «п», «б» из согласных как минимум. Или из гласных – «у», «и», «а», «я»... Как же быть писателю, эссеисту, журналисту? Судя по твоим текстам, ты пишешь так, как считаешь нужным. То, о чем хочешь. И ни под кого подстраиваться не собираешься. Или все бросить – и вернуться к джазу?
С джазом не расставался. Я его слушаю. А насчёт литования не парюсь. Писательство, литература, тексты – интересное хобби, не боле. Правда, страстно занимающее практически всю жизнь без остатка. Но тем оно и ценно, чёрт бы его побрал. В понедельник Васька мельник, а во вторник Васька – шорник. А вокруг, по небесам, разлит колокольный гам. Звон. Завёт к заутрене он... И если невзначай придёт момент, когда за упомянутые тобой буквы кто-то что-то вякнет или хотя бы намекнёт, зараза, – просто сниму с крючка «тревожную котомку», извечно висящую в коридоре напоминанием о непреходящей молодости, – и рвану, брат, к тебе, в Нью-Йорк. Что, кстати, намеревался сделать пару раз: в 91-м и 98-м. Да чего-то всё удерживало: то молодость бизнес, новая семья дети; то недруги-друзья, старая ненависть-любовь; то элементарная лень-матушка… Россия в общем. RUSSIA. С сердцем богача – сумою нищего, как пел когда-то Саруханов.  

© RUNYweb.com

Просмотров: 5657

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости