Среда, 14 Ноября 2018

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Юлия Кисина: «Моя позиция – быть предельно субъективной, избегать всякой моды»

14 Ноября, 2013, Беседовал Геннадий Кацов

Юлия Кисина —  художник, писатель.

Юлия Кисина — художник, писатель. Фото с сайта welt.de

Юлия Кисина —  художник, писатель. Родилась в 1966 в Киеве (Украина). Училась на сценарном факультете ВГИКа и в Академии изящных искусств в Мюнхене. С конца 80-х участвовала в неофициальной жизни Москвы и Ленинграда, была близка к кругу московского концептуализма, публиковалась в самиздате (в частности, в «Митином журнале» и в журнале «Место печати»). С 1990 года жила в Германии, где стала известна как художница, благодаря «перформативной фотографии» и перформансу. Была удостоена художественной стипендии Дрезднер банка им. Юргена Понто и дважды литературной стипендии Берлинского Сената. Начиная с 2000 года провела ряд художественных акций, в том числе перформанс «Божественная охота» (экскурсия для овец в музее Современного искусства во Франкфурте-на-Майне). В 2003 была инициатором международного фестиваля «Искусство и преступление» в театре «Хеббель» в Берлине. В 2006 основала «Клуб мертвых художников». Живёт и работает в Берлине.

Недавно в Нью-Йорке прошла презентация новой книги Юлии Кисиной «Весна на Луне». 

Юля, не будем вводить читателя в заблуждение и сразу перейдем на «ты», поскольку почти тридцать лет знакомы. Какими судьбами ты оказалась в Нью-Йорке?
Давно хотела пожить на блестящей родине Фицжеральда и увидеть грязный Нью-Йорк Генри Миллера. Увидела. Чуствую себя как дома. Живу как в кино. Все время в разных фильмах. Просыпаюсь за воротником у Скорцезе, засыпаю в ретро-футуризме у Фрица Ланга и Ридли Скотта. Все такое родное – арт-деко, гангстеры, дроны за окном, русско-китайская толпа. Даже африкан-амэрикан и карибик пипл и то какие-то давние знакомые. А вообще-то я получила стипедию Колумбийского универсистета и теперь сижу здесь и принюхиваюсь к старым книгам в архиве.

Примерно, в 1985 году нас познакомил поэт Алексей Парщиков. В 1990-х и ты, и Парщиков переехали в Германию. Этот список иммигрировавших в Германию прозаиков и поэтов можно расширить. Сложился ли в Германии некий круг литераторов, объединенных общностью идей, эстетикой, некими едиными задачами, по типу «парижской ноты», пражского «Скита поэтов», или берлинского Клуба писателей, учрежденного в 1920-х высланным из России Н.Бердяевым? Если нет, то какие, на твой взгляд, причины?
Александр Дельфинов поднимал целину по части поэтических сламов. Есть активная поэтическая сцена вокруг Бориса Раскина. 

Ты пишешь по-русски и по-немецки?
Еще не хватало! Я не пишу по-немецки, хотя и говорю на этом языке последние много лет больше, чем по-русски, и с утра до вечера. 

Сегодня в мировом изобразительном искусстве немецкие художники – в первом ряду. Кифер, Люперц, Нео Раух и ряд других известны во всем мире. А как с современной литературой Германии? Кто тебе более всего интересен?
Люблю детские книжки Пауля Маара. 

Кстати, насколько твой русский читатель в Германии свободно владеет немецким языком? Здесь, в США, немалая часть русско-американской иммиграции и десятилетия спустя после приезда в страну, с трудом говорит по-английски со словарем.
Все говорят и читают по-немецки. Это – норма полноценной жизни.

Еще один вопрос о читателях. Сужу по твоим же словам: в Германии ни читатель, ни писатель не опаздывают. Вообще, это одно из шаблонных представлений о немцах. Считаешь ли ты, что опоздание на встречу, дружескую или деловую – общее место, когда мы говорим о русско-американских иммигрантах? В чем ты видишь причину?
Нет людей, с которыми было бы настолько приятно работать, как с немцами. В быту с ними также отлично и удобно. Всякий знает свой шесток, никто не лезет в душу и все выполняется во время, обещания сдерживаются, никакого пустословия, мышление стуктурировано. Поэтому жизнь вокруг очищается от всего лишнего и необязательного. А опоздание на всякие встречи среди наших соотечественников по обе стороны океана – это часть азиатской культуры. Надо с этим смириться. Мне это не удобно.

Лет тридцать назад, после твоего переезда из Киева в Москву, ты писала концептуальные тексты, находясь, по-моему, под впечатлением от рассказов Владимира Сорокина, эстетики Ильи Кабакова, перформансов Андрея Монастырского. В твоем последнем романе «Весна на Луне» (2013), насыщенном поэтическими тропами и, видимо, в какой-то части биографическом, как сюжет, так и его развитие вполне классические. Без авангардистских фабул и посмодернистских приемов. Что это: хрестоматийное движение по спирали? Или «вниз по лестнице, ведущей вверх»?
На меня тогда в "раннем детстве“ влияли совсем другие персонажи - Дино Буццати, Борхес, Тонино Гуэрра, Параджанов, в общем вся эта советская художественная схоластика. Эстетика Кабакова тогда близка мне не была. То, что делал Монастырский мне нравилось и нравится, и вообще – он прекрасный и великий. Еще на меня влияла Питерская мрачно-садистская веселая художественная среда. Всякие некрореалисты и прочее. Наверное, это принимают за сорокинщину. А главное – у меня были два журнала "Место печати“ и "Митин журнал", в которых печатались лучшие тексты того времени. Но это появилось уже после того, как я начала писать прозу. А потом я поняла, что мне ближе всего дадаисты.

По поводу второго вопроса: я не считаю, что этот роман противоречит остальным текстам. В нем просто много всего разного, как в обеде из многих блюд, а то, что называется постмодернизмом или авангардизом – это старик Джон Кейдж в шкуре старика Бунина.

Прав ли я, назвав «Весну на Луне» романом автобиографическим? В романе «мадам Луна» - это ты?
Там действительно, есть элементы автобиографии, но в целом – это не совсем я.

Киев, СССР 1970-х, ученица советской школы, со всеми выходящими из этого комплексами, представлениями, наивностью и фантазиями. Как заметил Бродский, и это формулу любила повторять Ахматова, «главное – это величие замысла». Ты написала роман о своем поколении?
Вот как интересно, ведь ты не первый, кто это говорит. У меня не было величия замысла в этом смысле, но по-видимому так оно и вышло. Теперь я могу с гордостью сказать: да, да, это я написала роман поколения! Смотрите на меня! 

Киевская тема слабо раскрыта в русской литературе. Сразу приходит на память булгаковская «Белая гвардия», из современных украинских писателей - Алексей Никитин, проза которого пропитана киевской топографией и городскими реалиями. В твоем романе Киев – равноценный персонаж по отношению к другим героям. Насколько «Весна на Луне» - твоя городская летопись, попытка написать реальную городскую историю?
Во-первых, никакой "реальной" истории нет. В учебнике – одно, в жизни – другое. Ты правильно заметил, что город здесь становится реальным персонажем, большим животным.

Несколько слов о себе, как о художнике-концептуалисте? Для целого ряда вполне продвинутых современных художников, нынешний концептуализм – слово ругательное. Юля, «ваше кредо»?
Все искусство колеблется между концептуальным и аутентичным. Не может быть тела без мозга. Концептуализм – это метод, который помогает держать голову в светлом порядке. Что же тут ругать? Моя позиция – быть предельно субъективной, избегать всякой моды, так называемых "веяний“. Мы – всего лишь путешественники во времени. Пассажир не меняется. Меняются станции.

После падения Берлинской стены, город Берлин стал единым и неделимым. Я неоднократно бывал за эти годы в Берлине. У меня сложилось ощущение, что несмотря на отсутствие Стены, Западный и Восточный Берлин по-прежнему разделены рубиконами самыми разными, и как ни составляй эти кубики, единого рисунка не получится. Мне, приезжему, могло и показаться. Твое мнение? В чем сегодня различие между двумя частями Берлина?
Восточный Берлин – дорогой, модный и молодой. Западный – обветшалый и стариковский. Мне нравятся оба.

Что из приведенных мною характеристик, наиболее характерных для российских современных литераторов, успешно участвующих в литпроцессе и борющихся за литпремии, тебе подходит: Юля Кисина – 1) обладает высоким модусом внутригруппового участия (проще говоря, участвует в литературных тусовках и «в обойме»), 2) демонстрирует лояльность к определённым темам и политическим условиям, 3) выдает ежегодно литературный продукт, неважно какого размера и качества, но обязательно ежегодно? И если ни одна из характеристик не близка, то почему?
Юля Кисина уже давно не участвует в литературных групповухах. Юля Кисина больше никогда не вступит в комсомол. Юля Кисина не выдает продукты народного широкого потребления.

© RUNYweb.com

Просмотров: 6853

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости