Понедельник, 25 Мая 2020

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Исполнилось 50 лет русскому Винни-Пуху

25 Ноября, 2010, Маргарита Зеленая

Фрагмент из постановки оперы  Снова Винни-Пух. Автор Маргарита Зеленая

Фрагмент из постановки оперы Маргариты Зеленой "Снова Винни-Пух"

Исполнилось полвека с тех пор, как Борис Заходер пересказал на русском языке милновского "Винни-Пуха" и четверть века с момента написания Маргаритой Зеленой оперы "Снова Винни-Пух". 

В этом году исполнилось полвека с тех пор, как Борис Владимирович Заходер пересказал милновского "Винни-Пуха". Пересказал блистательно, сумев найти "русский подход" не только к плюшевому медвежонку с опилками в голове, но и его друзьям. Чего только стоили одни Шумелки, Вопилки и Кричалки?! А у меня и с "Винни-Пухом", и с его русским автором сложились свои особые взаимоотношения... 

В 1981-ом году одна моя знакомая, выпускница режиссерского факультета ГИТИСа, искала сюжет для своей дипломной работы и, соответственно, композитора, который бы загорелся и написал детскую оперу. Поясню почему именно детскую. На то были две причины: во-первых, на этот особый оперный жанр по причине театрального голода спрос был всегда, кроме того, главрежи не торопились доверять постановку серьезной оперы еще неоперившимся выпускникам, пусть даже из ГИТИСа, а вот детскую... Наташа позвонила мне и предложила сюжет "Винни-Пуха". Я с ходу написала шутливую, почти что акробатическую арию Пуха, начинавшуюся словами: 

"Я стоял на носу и держал на весу 
Задние лапки и все остальное. 
Цирковой акробат был бы этому рад, 
Но медведь - это дело иное!" 

Маргарита Зеленая
Маргарита Зеленая

Воодушевленная, через Союз писателей я разыскала координаты Заходера. Наш первый телефонный разговор трудно назвать удачным. От Бориса Владимировича как раз только ушли представители Одесского театра оперетты, которые предлагали ему написать либретто по "Винни-Пуху" и непременно ввести туда новый персонаж - обезьянку Фи-Фи. Я позвонила и ... попала под горячую руку. Он спросил меня грустным, несколько раздраженным голосом: "Деточка, сколько Вам лет?" Не подозревая подвоха, я честно ответила: "26." Тогда последовал другой, наступательный вопрос: "А как насчет обезьянки Фи-фи? Не хотите ли добавить ее? Как Винни-Пух выдюжит без этого глупого персонажа? Ну, просто никак!" И Борис Владимирович вылил на меня все свое недовольство визитом одесситов. Неожиданно он "отпустил поводья" и совершенно спокойно, расположенно сказал: "Ну, ладно-ладно, приезжайте ко мне в Комаровку. Поговорим." 

Я не могла поверить такому повороту событий! Впоследствии я провела в этом доме много счастливых часов: здесь мы вместе с Борисом Владимировичем работали над "Винни-Пухом" и "Алисой в стране чудес", сюда я приезжала в гости, чтобы отметить день рождения моего любимого соавтора и его жены Галины Сергеевны, с нетерпением ехала в Комаровку, чтобы услышать рассказы Бориса Владимировича об участии в специальной международной писательской программе в Америке, и  - шире - о жизни в этой (тогда немыслимо далекой!) стране, и о его поездке во Францию... 

Но вернемся к моему первому визиту в Комаровку. Борис Владимирович  мне сразу признался, что не сильно расположен к современной музыке, не особенно любит и быстрые сочинения Баха, они напоминают ему звуки стучащей печатной машинки. "Вообще," - добавил он, - "я люблю музыку внятную, понимаете?" Я сгорала от нетерпения, чтобы показать ему свеженаписанную арию ("Я стоял на носу"), хотя, конечно, было немного боязно... Ария имела успех! Борису Владимировичу она так понравилась, что он попросил меня сыграть и спеть ее несколько раз подряд, а потом записал на магнитофон. Помню, меня поразила тогда энциклопедическая образованость писателя, он приводил цитаты, читал наизусть огромные отрывки из разных сочинений (в том числе, из Гете на немецком), рассуждал и полемизировал вслух сам с собой, - это был мощный информационный, культурный поток, который с непривычки накрывал тебя с головой... Думается, благополучный исход первой встречи во многом предопределил наши взаимоотношения в дальнейшем, это была настоящая творческая дружба. 

"Винни-Пухом" заинтересовалась Наталья Ильинична Сац, главный режиссер Московского Государственного Детского Музыкального театра, мы заключили договор на написание оперы с Министерством культуры Российской Федерации и дружно начали работать над либретто. Почему работа над либретто протекала вдвоем? Одной из любимых присказок Заходера была: "Я - малотрудоспособный, но я - быстротрудоспособный".  Другой: "Риточка, Вы самый лучший погонщик слонов, даже лучше, чем Галя (Галина Сергеевна Заходер, жена писателя). Каждое утро в течение двух летних месяцев 1982 года я проделывала двух с половиной часовой путь из одной части подмосковья (я тогда жила в г. Железнодорожном) в другую его часть и, как правило, заставала Бориса Владимировича  за завтраком. Галина Сергеевна всегда подавала божественные, импровизированно легкие завтраки-обеды-ужины, за которыми текла неспешная, невероятно интересная беседа (Борис Владимирович  обладал уникальной памятью и помнил наизусть все стихи, которые он когда-либо прочел, начиная с нежного 13-ти летнего возраста). По окончании завтрака он мог сказать: "Вы знаете, я как-то сегодня не в настроении... Давайте отложим эту сцену." Это был сигнал - не торопиться! Мы как бы продолжали беседу, что плавно развивалась за завтраком, но мне надо было дождаться момента, когда почти невинно, я могла бы задать вопрос вроде: "А как Вам кажется, в арии Иа мы сохраним куплетную форму или все-таки было бы лучше написать ее, как монолог?" Борис Владимирович  с ходу включался, начинал феерически импровизировать-записывать-отвергать-тут же предлагать другой вариант и т.д. И, глядишь, к обеду у нас уже был готов "Монолог Иа-Иа", а к ужину еще и "Рррррычащее Ариозо Тигры"... (Как в хорошем санатории или Доме отдыха наше творчество организовывалось вокруг подачи еды к столу.) 

Борис Владимирович  был потрясающим литератором, однако, тех, кто занимался таким грубым жанром, как театр, писал театральные инсценировки, либретто и т.п. пренебрежительно называл "драмаделами." Узнав Бориса Владимировича  поближе, я поняла, как обидно и горько было ему выбрасывать одно за другим тонкие наблюдения, верные замечания, все те "прелестные штучки", которые только украшают книгу, но, увы, не работают на театральный образ и чересчур отягащают, тормозят развитие сюжета. 

Двухактная комическая опера "Снова Винни Пух" была принята к постановке, ее премьера состоялась 27-го апреля 1985-го года в Малом зале театра (режиссер - Николай Петренко). Певцы репетировали очень увлеченно, по ходу придумывали какие-то забавные вещи, иногда даже доимпровизировали разговорный текст (я пошла по пути итальянской оперы buffa, в которой между музыкальными сценами сохранялся текст). Надо отдать им должное - музыку они знали железно (поскольку оркестр находился не в оркестровой яме, которой просто не было, а прямо на сцене, но не спереди, а... сзади, то есть жесты дирижера они могли видеть разве что боковым зрением и то в определенной позиции, то обязаны были знать музыку на все 150%, просто не было другого выхода!). На последних, предпремьерных репетициях не только присутствовала, но и активно их направляла Наталья Ильинична. Мне, тогда молодому композитору, было очень любопытно и полезно наблюдать всю эту театральную кухню. Пара моментов в опере была рассчитано на то, что зал активно вовлекается в действие и начинает помогать героям, например, "тирлимкает" и "бом-бомкает" в "Зимней кричалке Винни-Пуха". Позже, когда театр поехал на гастроли в Японию и Корею и там "Винни-Пух" исполнялся, соответственно, на японском и корейском языках, актеры мне рассказывали, как дети в знак признательности дарили им пирожки, конфеты, вручали благодарные записки прямо в момент "тирлимканья" и "бом-бомканья". Вскоре "Пух" перешел на большую сцену театра, стал достаточно популярным спектаклем, настолько, что иногда количество спектаклей в месяц достигало рекордных 15-17 раз, что, не скрою, радовало авторов. 

Приехав в Америку в 1997 году, я подумала о том, что было бы здорово попробовать здесь поставить "Винни-Пуха", ведь дети его знают и любят, все же англоязычный персонаж!.. Опять же местной оперы на этот сюжет не было. Однако, все оказалось не так просто... Для начала выяснилось, что не очень понятно к кому надо обращаться за разрешением: родственники Александра Алана Милна до сих пор судятся с Disney World по вопросу авторских прав.  Моя добрая знакомая, замечательная пианистка Елена Татулян порекомендовала связаться с Федором Хитруком, тем самым знаменитым аниматором, что выпустил любимый миллионами мультик про Винни-Пуха. Увы, Федор Савельевич подтвердил, что из-за несоблюдения авторских прав (когда создавался советский мультфильм, он не имел ни малейшего представления о существовании американских версий), ему запрещено показывать "Пуха" заграницей и он не может мне подсказать, как выйти из положения. 

За те 13 лет, что я живу у Америке, ко мне уже несколько раз обращались с предложением постановки "Винни-Пуха", но... все тормозилось на начальном этапе... Конечно, было бы очень любопытно услышать совет юристов: как быть? Есть ли какой-то способ решения вопроса?   

Фрагменты из постановки оперы Маргариты Зеленой "Снова Винни-Пух":

Фрагмент из постановки оперы  Снова Винни-Пух. Автор Маргарита Зеленая
 
Фрагмент из постановки оперы  Снова Винни-Пух. Автор Маргарита Зеленая
 
Фрагмент из постановки оперы  Снова Винни-Пух. Автор Маргарита Зеленая

© RUNYweb.com

Просмотров: 5689

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости