Четверг, 16 Июля 2020

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Левайн и Кисин: незабываемый день в Карнеги-холле

12 Апреля, 2011, Майя

Евгений Кисин, Джеймс Левайн и оркестр Метрополитен исполняют Первый концерт Шопена для фортепиано с оркестром

Евгений Кисин, Джеймс Левайн и оркестр Метрополитен исполняют Первый концерт Шопена для фортепиано с оркестром. Фото с сайта nytimes.com

У меня такое ощущение, что сидя дирижер Джеймс Левайн «выдает» лучший художественный результат, чем стоя. По крайней мере концерт оркестра Метрополитен-оперы, прошедший в минувшее воскресенье в Карнеги-холле под его управлением, оказался одним из самых лучших, когда бы то ни было слышанных мной. 

Из-за мучительных болей, преследующих его после нескольких операций, главный дирижер Метрополитен-оперы вышел на сцену, опираясь на «walker» на колесиках, потом с трудом, опираясь уже на палку, поднялся на подиум и сел на поставленный там стул. То ли эта непривычная позиция заставила его с удвоенной энергией «проецировать» свои жесты и намерения оркестру, то ли он и вправду лучше себя чувствует после того, как отказался от Бостонского симфонического и нескольких спектаклей в Мет, но в этот раз оркестр играл с невероятным вдохновением и подъемом. 

Даже те, кто не любит атональную музыку Арнольда Шенберга не могли не подпасть под очарование колористических «таинств», которые творили Левайн и его музыканты в Пяти пьесах для оркестра (1909) – одном из первых атональных опусов новатора-модерниста. В этих «зарисовках» экспрессионистская концентрация на эмоции сочеталась со странной красотой звуковых «пятен», напомнивших о Кандинском, который, как известно, начал свои эксперименты под влиянием музыки Шенберга. 

Воспитанная «русскими струнными»  с их сочным, глубоким и порой темным звучанием, я не раз именно за это качество предпочитала русские оркестры, особенно в романтическом репертуаре. Но то, как звучала струнная группа, да и весь оркестр Мет-оперы во Второй симфонии Брамса, заставило меня свои пристрастия пересмотреть, а заодно изменить свое прохладное отношение к данной симфонии (я всегда больше любила Третью и Четвертую).   Широкие, певучие, гибкие мелодические линии были полны меланхолии и страсти, увлекали за собой, окутывали нежностью и заставляли знакомую музыку звучать абсолютно по-новому. Унисоны были безупречны, аккорды сбалансированы, ни один подголосок не потерялся, и порой казалось, что твое «я» растворяется в этих возвышенных и прекрасных музыкальных картинах, неумолимо устремляющихся к ослепительному финалу. 

Странно было представить, что этот же оркестр накануне сидел в оркестровой яме Метрополитен, исполняя оперу Берга «Воццек», причем с такой же интенсивностью и виртуозностью. Состав оркестра сейчас сильно помолодел – многие ветераны ушли на пенсию, но Левайн сумел воспитать «новичков», и оркестр ничуть не потерял ни в мастерстве, ни во взаимонимании со своим главным. 

Когда в программе концерта есть имя Евгения Кисина, жди чудес, и они не преминули явиться. Многие любители музыки  хранят старую пластинку с юным Женей в пионерском галстуке на обложке. Это запись двух фортепианных концертов Шопена с оркестром Московской филармонии. Кисину тогда было 12 лет. От тех времен в игре пианиста осталась поразительная, врожденная естественность, с какой он чувствует и передает уникальную шопеновскую интонацию, эту непреходящую печаль, смешанную с нежностью, эту поэзию, растворенную в каждом звуке.  

Но в нынешней его интерпретации (Кисин исполнял Первый концерт Шопена) была особая масштабность. Пианист не боялся подчернутых эмоциональных акцентом, не стеснялся, как многие сегодня, открытой романтической экспрессии. Как, пожалуй, никто другой сегодня, он может себе это позволить: его интуиция всегда предотвращает его от соскальзывания туда, где сильные эмоции превращаются в «выжимание слезы», мелодраматику и дурной вкус. 

Детали этого исполнения еще долго будут со мной – от первого «произнесения» главной темы до незабываемого, завораживающего «пейзажа» второй части и на редкость интересного финала, в котором спектр фортепианного колорита простирался от прозрачнейшего хрусталя до массивного золота. И -- как будет во втором отделении со Второй симфонией Брамса – все сочинение показалось куда более значительным, мощным, глубоким, сложным, чем мы привыкли думать.   

Не удивительно, что последний его аккорд сменился восторженным воплем аудитории, немедленно перешедшим в овацию стоя. После нескольких поклонов Кисин «сдался» (по-моему, не без удовольствия) и предложил нам яркое, во многое непривычное прочтение одного из популярных произведений его репертуара -- Второго скерцо Шопена. В этом месяце у нас будет еще одна возможность услышать пианиста – 28 апреля, в Карнеги-холле, вместе с Юрией Башметом.        

© RUNYweb.com

Просмотров: 6065

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости