Воскресенье, 29 Ноября 2020

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Музыканты в Нью-Йорк прилетают стаями

17 Ноября, 2010, Майя Прицкер

Пианист Алексей Любимов. Фото с сайта www.forumklassika.ru

 

Большой десант из постсоветского пространства высадился на сценах Нью-Йорка в минувшие несколько дней: московско-австрийский пианист Алексей Любимов (у него двойное гражданство), бывший рижанин и москвич, а ныне парижанин Гидон Кремер со своим камерным оркестром «Кремерата Балтика», собранным, как известно, из молодежи прибалтийских стран, Латвийский национальный хор, которым дирижировал в этот раз эстонец Тину Кальюстэ (все – в рамках фестиваля Линкольн-центра «Белый свет»), а вдобавок -- Юрий Башмет. 

Его выступление было частью другого проекта: Анна-Софи Мутер, которая в этом сезоне является «резидентом» оркестра Нью-Йоркской филармонии и в этом качестве  примет участие в 13 его программах, где предстанет в разных исполнительских ипостасях, пригласила Башмета и виолончелиста Линна Харрела сыграть с ней несколько произведений Бетховена для струнного трио в Эвери-Фишер холле.  

Увы, концерт пострадал от нескольких обстоятельств. Играть камерную музыку в Эвери Фишер-холле, мягко говоря, не рекомендуется: какие ширмы не выставляй, вытянутый в длину зал на почти 3.000 мест способен убить любой ансамбль, тем более струнные трио, написанные в конце 18-го века и рассчитанные на аудиторию в пару-тройку десятков слушателей. К тому же Мутер задала такие быстрые темпы, что о деталях и звуковых тонкостях (а именно они и составляют главную прелесть камерной музыки, которую не зря сравнивают с изысканной беседой) можно было забыть – все три произведения слились в некий среднестатистический и не слишком интересный звуковой поток. 

Ни с чем не сравнимый голос башметовского альта внес в целое свою краску благородного золота и одушевил исполнение – по мере возможности. А уж в моменты, когда Башмету доставалось роль солиста, хотелось – ну если не остановить мгновенье, то притормозить. Но Бетховен не мог предвидеть явления Башмета, и таких моментов было слишком мало. И вообще это был «бенефис» Мутер, мужчины «шли» за ней и исполнение поневоле несло печать ее деловитого, хотя и мастеровитого стиля. 

Какой контраст с предыдущими вечерами! Фестиваль «Белый свет» стал осенней сенсацией нью-йоркского сезона: превосходные программы и исполнители не просто привлекают полные залы (концерт Мутер «со товарищи» тоже прошел с аншлагом), но отвечают всем обещаниям организаторов: переносят нас в забытые многими миры надличного, духовного, вневременного.

Самым христианским из композиторов назвал Шуберта Арво Пярт. Почему? «Он самый смиренный». Так и играл экспромты Шуберта Любимов в ночном концерте в Каплан-пентхаусе. Играл не на фортепиано шубертовских времен (на нем он записывал эти экспромты на диск), а на «Стейнвее», с прикрытой крышкой (чтобы не гремел) и в не самой лучшей акустике зала с низким потолком. Значения это не имело: в игре был чистота, искренность и то ощущение подлинности, какое приходит от многолетнего и любовного общения с исполняемой музыкой, вдумывания, вчувствования. Не менее замечателен был другой концерт Любимова, где он собрал целый венок «тихой» музыки: Валентина Сильвестрова, Филиппа Эмануиила Баха, позднего Листа – религиозного, созерцательного. И – агрессивную, темную, последнюю  Сонату Галины Уствольской, с мимолетными, но пронзительными эпизодами тишины, одиночества. 

Арво Пярт, чью музыку трудно представить себе в лучшей интерпретации, чем та, что представил Латвийский хор с Тину Кальюсте и оркестр Св.Луки, ничуть не потерял от соседства с Иоганном Себастьяном Бахом, чьи хоровые опусы чередовались с двумя сочинениями Пярта. Пярт даже выиграл, потому что своим простым, «минимальным» языком умеет как мало кто говорить от лица сегодняшнего человека о вечном и главном. Его «Плач Адама» (2009) – сочинение суровое, открыто трагическое, истово религиозное и в то же время понятное самому отпетому атеисту.  

По силе эмоционального воздействия у Пярта сегодня, наверное, лишь один соперник – Гия Канчели, чью «Молчаливую молитву», написанную несколько лет назад  для Крмера и Ростроповича и камерного оркестра, с абсолютным совершенством сыграла «Кремерата Балтика».

Я все думаю, что продолжает объединять и выделять из общей массы всех этих музыкантов, сформировавшихся еще в Советском Союзе? Может быть то, что в стране, где религия была под запретом, искусство – и музыка в первую очередь – было явлением, к религии наиболее приближенным и потому воспринимаемым не как развлечение и даже не как самовыражение, а как служение? Но это – большая тема, требующая отдельного разговора. 

А пока советую запастись билетами на следующее выступление Любимова – 25 января, с Будапештским фестивальным оркестром он играет концерт Гайдна в Эвери Фишер-холле.   

© RUNYweb.com

Просмотров: 3848

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости