Пятница, 20 Октября 2017

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Большой, Шекспир и Майо. Не строптивая «Строптивая» на фестивале в Линкольн-центре. ФОТО

8 Августа, 2017, Вадим Халдей

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов,. Нью-Йорк, 2017 г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов. Нью-Йорк, 2017 г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Неделю назад закончился очередной ежегодный фестиваль в нью-йоркском Линкольн-центре, который неизменно привлекает наиболее интересные коллективы и постановки со всего мира.

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Гремио – В. Лопатин. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)
Гремио – В. Лопатин. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Одним из самых ярких событий нынешнего фестиваля стали гастроли Большого театра.  Его балетная труппа не только приняла участие в праздновании 50-летия легендарного балета Джорджа Баланчина 'Jewels' («Драгоценности»), но и порадовала поклонников оригинальной постановкой знаменитой шекспировской комедии «Укрощение Строптивой».   

Нью-йоркскую премьеру балетной интерпретации этой, пожалуй, самой популярной с точки зрения театрализации шекспировской пьесы, публика ждала с нетерпением. И вот почему. 

Дело в том, что спектакль ‘The Taming of the Shrew’ поставил знаменитый балетмейстер Жан-Кристоф Майо, который более 20 лет возглавляет Балет Монте-Карло. 

С этим хореографом мечтает работать весь балетный мир – спектакли с его хореографией танцуют ведущие труппы Канады, США, Дании, Германии, Швеции, Швейцарии. Однако все эти постановки созданы в Монако и просто перенесены на другие сцены.

Балет 'The Taming of the Shrew' на музыку Дмитрия Шостаковича уникален тем, что Майо поставил его специально для академической труппы Большого театра. 

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Бянка – О.Смирнова, Катарина  – Е.Крысанова, Люченцио – С.Чудин, Петруччо – В.Лантратов, слуга – Я.Париенко. Нью-Йорк, 2017 г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)
Бьянка – О.Смирнова, Катарина – Е.Крысанова, Люченцио – С.Чудин, Петруччо – В.Лантратов, экономка – Я.Париенко.
Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Баптиста – А.Беляков, экономка – Я.Париенко. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)
Баптиста – А.Беляков, экономка – Я.Париенко. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Шекспир vs Майо 

Ни для кого не секрет, что шекспировские комедии всегда открывают бесконечные возможности для новых интерпретаций, а уж «Укрощение Строптивой» – просто создана для этого. 

Помимо остальных художественных достоинств, как и все творения великого драматурга, эта комедия с двойным дном.  Автор лишь намекает, что за грубо раскрашенным фасадом существует тайный и куда более глубокий мир.  Чем этот мир наполнить зависит от фантазии интерпретатора – будь то читатель или режиссер.  

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)
Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)
Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

С момента своего создания комедия, написанная по разным данным то ли в 1593-м, то ли 1594 году, подвергалась неоднократным изменениям и обработкам, шла под разными названиями. Ее постоянно экранизируют и ставят на театральных сценах по всему миру и в наши дни.  Каждая из постановок – попытка развернуть содержимое двойного дна по-своему. 

Собственное прочтение знаменитой истории об «укрощении» строптивой дворянки Катарины и ее «укротителе» Петруччо предложил и один из самых известных современных балетных новаторов Жан-Кристоф Майо. 

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Бьянка – О.Смирнова, Люченцио – С.Чудин. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)
Бьянка – О.Смирнова, Люченцио – С.Чудин. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)
Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Он переставил традиционные акценты и заставил зрителя совершенно по-новому взглянуть на героев знаменитой комедии. Его Катерина вовсе не строптива, а Петруччо – совсем не тиран и не мужлан.  

Автор либретто Жан Руо выразил суть происходящего на сцене так: «Спектакль рассказывает о встрече двух невероятно сильных личностей, каждая из которых в итоге узнает в другом себя. Причина их неуправляемого поведения, идущего вразрез с социальными нормами, – в одиночестве, на которое они обречены среди обывателей, и в том, что ни один из них пока не встретил себе равного. Это два альбатроса среди стайки воробьев. Здесь речь идет именно о любви за гранью общепринятых норм».  

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Катарина – Е.Крысанова, Гортензио – И.Цвирко, вдова  – Ю.Гребенщикова. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)
Катарина – Е.Крысанова, Гортензио – И.Цвирко, вдова  – Ю.Гребенщикова. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)
Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Созданное Майо театральное пространство разбито на две неравноправные составляющие. Важнейшая из них – все происходящее с главными героями, скрывающими свой трепетный внутренний мир под масками Строптивой и Мужлана.  Все остальные персонажи ничтожны и примитивны, а среда их обитания – сатира на человеческое общество. Именно в конфликте между Героями и Остальными и заключается основная идея постановки.

Не случайно для балета выбрана музыка Дмитрия Шостаковича. Немного неожиданно, что выбор постановщика пал исключительно на мелодии, написанные к кинофильмам. Но всему есть причина.  «Это уникальная музыка, в ней проявляется вся его гротесковая, сатирическая сущность, как будто это свободное дыхание, которого он не мог себе позволить в симфониях», – пояснил Жан-Кристоф Майо в одном из интервью.

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)
Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)
Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Балет как драматический спектакль

Хореограф выстроил балет чрезвычайно скрупулезно, как драматический спектакль с мизансценами и массой деталей. Все это идеально сочетается с его новаторской танцевальной лексикой и пикантной, порой эпатажной пластикой персонажей. Майо удалось превратить рафинированных балерин и романтических танцовщиков академической труппы Большого тетра в живых, свободных и удивительно экспрессивных героев. Работа над спектаклем потребовала от артистов полной сценической отдачи. Хореограф сумел раскрыть в каждом из 22-х исполнителей, задействованных в спектакле, его актерские способности и создать целую галерею интересных образов. 

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)
Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)
Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Интересно, что в «Укрощении строптивой», наряду с современными элементами хореографии Майо периодически использует совершенно не характерные для его творчества элементы балетной классики. Эти редкие фрагменты позволяют артистам Большого театра сполна продемонстрировать высочайшую классическую технику, которая всегда была и остается гордостью знаменитой труппы.

Сценическое оформление спектакля более, чем современное и даже отдаленно не напоминают об эпохе Ренессанса, в которой развиваются события оригинальной шекспировской пьесы. Сценограф Эрнест Пиньон-Эрнест, который сотрудничает с Майо более 10 лет, предпочел простые и удобные декорации из треугольных колонн и лестниц различной формы. Все эти геометрические конструкции, по его мнению, как нельзя лучше воплощают драматургическую концепцию спектакля. Кроме того, перемещаясь по ходу пьесы, они трансформируют пространство, в вариациях которого зритель с воображением должен угадывать то дворцовый зал, то в дремучий лес, то уютную спальню. 

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)
Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Люченцио – С.Чудин, Гортензио – И.Цвирко, Катарина – Е.Крысанова, Баптиста – А.Беляков.  Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)
Люченцио – С.Чудин, Гортензио – И.Цвирко, Катарина – Е.Крысанова, Баптиста – А.Беляков.
Фото 
Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Создание костюмов для спектакля стало дебютной работой Огюстена Майо – сына хореографа и ученика известного кутюрье Карла Лагерфельда. Он предложил коллекцию в черно-белой гамме с яркими цветовыми вкраплениями, выделяющими главных героев. Создатель костюмов намеренно унифицировал их, оставив лишь намеки на место и время происходящих событий. По признанию самого Майо-младшего созданные им костюмы  «могли бы существовать в любую эпоху, что делает рассказанную в спектакле историю универсальной». С ним трудно не согласиться, ведь многие шекспировские сюжеты по-прежнему актуальны.

Действующие лица и исполнители

В нью-йоркской премьере «Укрощения строптивой» задействованы те же исполнители, что и в самом первом спектакле, поставленном Майо в 2014 году.  Главные роли исполняют Владислав Лантратов и Екатерина Крысанова. Именно для них были специально проработаны партии Петруччо и Катарины. 

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Гортензио – И. Цвирко, Люченцио – С.Чудин, Бьянка – О.Смирнова. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)
Гортензио – И. Цвирко, Люченцио – С.Чудин, Бьянка – О.Смирнова. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Бьянка – О.Смирнова, Баптиста – А.Беляков, Люченцио – С.Чудин. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)
Бьянка – О.Смирнова, Баптиста – А.Беляков, Люченцио – С.Чудин. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Оба артиста уже известны нью-йоркской аудитории по предыдущим гастролям Большого театра на фестивале Линкольн-центра, состоявшимся три года назад. Тогда Лантратов и Крысанова с огромным успехом исполнили ведущие партии Эгины и Красса в балете «Спартак».  

Партии второстепенных, хотя и важных по сюжету персонажей, достались Ольге Смирновой и Семену Чудину. Они исполнили роли сестры главной героини Бьянки и самого удачливого из ее женихов – Люченцио.  Персонажи эти, по сути, относятся к Остальным и хода действия не меняют.  Тем сложнее была задача их исполнителей, которым удалось создать комичные, но милые сердцам зрителей образы. Жаль лишь, что партии обоих в сравнении с партиями главных героев выглядели несколько упрощенно. Тем не менее зрители по достоинству оценили необыкновенный артистизм Семена Чудина, который стал для них очень приятным открытием. 

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Люченцио – С.Чудин, Гортензио – И.Цвирко, Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов, Гремио – В. Лопатин. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)
Люченцио – С.Чудин, Гортензио – И.Цвирко, Катарина – Е.Крысанова, Петруччо – В.Лантратов, Гремио – В. Лопатин. 
Фото 
Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Артисты балета Большого театра в постановке ‘The Taming of the Shrew’ Жана-Кристофа Майо. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)
Артисты балета Большого театра в постановке ‘The Taming of the Shrew’ Жана-Кристофа Майо.
Фото 
Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Сцена из спектакля Большого театра ‘The Taming of the Shrew’ в постановке Жана-Кристофа Майо: Бьянка – О.Смирнова, Люченцио – С.Чудин, экономка – Я.Париенко. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)
Бьянка – О.Смирнова, Люченцио – С.Чудин, экономка – Я.Париенко. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Исполнитель той же роли во втором составе Артем Овчаренко хорошо известен нью-йоркской публике. В прошлый приезд театра он танцевал Зигфрида в Лебедином озере, а в нынешнем сезоне – солировал в «Драгоценностях» Баланчина. Овчаренко заявил о себе как о танцовщике мирового класса, и сомневаться в его способности справиться с серьезной партией не приходится. Зачем такому «лебединому» принцу связывать крылья – объяснения я не нахожу. Думаю, что и Чудин способен на большее. Но создателям спектакля, виднее.

Среди других артистов балетной труппы Большого театра, задействованных в постановке, – Вячеслав Лопатин (Гремио), Артемий Беляков (Баптиста), Игорь Цвирко (Гортензио), Янина Париенко (слуга) и Юлия Гребенщикова (вдова)

Остается лишь отметить, что все четыре представления в театре Дэвида Коча прошли с аншлагом и полностью оправдали ожидания зрителей.

© RUNYweb.com

Просмотров: 1792

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

Видео

Loading video...

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости