Суббота, 5 Декабря 2020

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

«Колхозники» открыли сезон АБТ

18 Мая, 2011, Майя Прицкер

Алина Коджокару и Айзек Стаппас в \

Алина Коджокару и Айзек Стаппас в "Розовом Адажио" из "Спящей красавицы". Фото Джина Скьявоне

Диана Вишнева и Марчело Гомез в сцене из «Манон».
Диана Вишнева и Марчело Гомез в сцене из «Манон».
Фото Розали О'Соннор

16 мая, на открытии очередного сезона Американского балетного театра, яблоку негде было упасть. Как обычно, гала был для одной части публики возможностью продемонстрировать дорогие наряды и бриллианты (эта часть после гала отправилась в разбитый в Дамрош-парке шатер, чтобы поесть, выпить и пообщаться, за что заплатила немалые деньги), для другой – возможностью посмотреть, кто в чем и с кем (как всегда, присутстовало немало знаменитостей – от популярных телеведущих до дизайнера одежды и одной из "хозяек бала" Каролины Херреры, чьи бриллиантовые серьги разносили свое сияние по всему залу -- с первого яруса балкона). Для труппы АБТ гала, как обычно, был возможностью лишний раз прорекламировать свой начинающийся двухмесячный сезон на сцене Метрополитен-оперы. 

Вот почему вечер открылся и закрылся двумя массовыми сценами из балета Алексея Ратманского "Светлый ручей" на музыку Шостаковича. Этот балет – главная нью-йоркская премьера сезона. Но полностью мы увидим спектакль в июне, а пока под звуки чудесного вальса на сцене кружились колхозницы и косыночках, трактористы в комбинезонах и граждане в черкесках и мохнатых меховых шапках. 

Советская идиллия сменилась американской: под звуки "Карельского марша" Сибелиуса (!) мальчики и девочки из Школы АБТ показывали свои успехи в освоении классического языка движений. Особого блеска не было, тем более что хореография некоего Раймонда Лукинса плохо вязалась с музыкой, непонятно почему выбранной для этого номера. 

Балет Баланчина "Па де де Чайковского" ("певучая" в своей пластике Джиллиан Мерфи и безукоризненно элегантный и точный Дэвид Халлберг) улучшил настроение. Следующая "доза" Чайковского была еще лучше – Адажио из "Щелкунчика" (Вероника Пярт и Марчело Гомез). Правда, в репертуаре весеннего сезона "Щелкунчика" не будет, но как было не похвастаться недавним достижением труппы, впервые показанным нынешней зимой? Извлеченный из контекста номер в этот раз не показался мне таким замечательным, как на премьере, – может быть потому, что Гомез моментами выглядел так, словно слегка подзабыл свою роль. 

Ирина Дворовенко в композиции Джессики Ланг Splendid Isolation III.
Ирина Дворовенко в композиции Джессики Ланг Splendid Isolation III. Фото Розали О'Коннор 

Потом на сцену вышли... кубинцы. Хосе Мануэль Карреньо, некогда – питомец Кубинской школы балета, завершает в этом сезоне свои выступления с АБТ, и в его честь пригласили кубинского хореографа Ж.Гарсию, который поставил симпатичный (не более того) номер для четырех пар, причем все танцовщики были кубинского происхождения.  Это была традиционная балетная Испания, "фламенко на пуантах", смесь "Дон-Кихота" и "Кармен-сюиты". Но в ведущей паре танцевал сам Карреньо, и его партнерша  Ксиомара Райес была  настоящим фейерверком темперамента и виртуозности. 

Во второй части вечера было два па де де из "Лебединого озера" ("белое" и "черное"), исполненные одинаково безлико, и "Розовое адажио" из первого акта "Спящей красавицы", где Алина Коджокару продемонстрировала свою устойчивость на пуантах. 

Джулия Кент и Кори Стирнс исполнили дуэт из "Дамы с камелиями" Ноймайера, которая в этом году снова в репертуаре. 

Ирина Дворовенко и Максим Белоцерковский повторили поставленный в 2008 году Джессикой Ланг дуэт "Splendid Isolation III" на музыку Адажио из Пятой симфонии Малера. Они танцевали со всем мастерством и отдачей, на которую способны (а мы знаем, что способны они на многое), но хореография в этом номере по меньшей мере "неровная": он эффектно начинается – в зале даже раздаются аплодисменты, содержит несколько интересных идей, но, увы, и много штампов, к тому же содержательно туманен.   

Что такое настоящий балет – балет, как большое искусство, способное изумлять, и трогать, и воплощать эмоции и характеры с такой увлекающей силой, что  забываешь перевести дыхание, нам продемонстрировали один-единственный раз, когда Диана Вишнева с Марчело Гомезом исполнили дуэт из "Манон",  одного из лучших балетов Кеннета МакМиллана. Феноменальная пластика, легкость, гибкость Вишневой соединились здесь с ее умением абсолютно погрузиться в мир своей героини, в эмоцию данного момента. Прекрасная хореография и музыка получили идеальное исполнительское воплощение. Сразу стало ясно, каким должен быть подлинный уровень балета на сцене. Публика почувствовала это немедленно – хотя в номере не было ни 32 фуэте, ни опасных поддержек, исполнителей ждали самые громкие, долгие и восторженные аплодисменты вечера.

Хоан Боада, Лорна Феихо, Нельсон Мадригал, Лорена Феихо, Райнерис Райес, Ксиомара райес, Хозе Мануэль Карреньо и Палома Херрера в балете Дж. Гарсии «Majisimo».
Хоан Боада, Лорна Феихо, Нельсон Мадригал, Лорена Феихо, Райнерис Райес, Ксиомара райес, Хозе Мануэль Карреньо и Палома Херрера в балете Дж. Гарсии «Majisimo». Фото Gene Schiavone.

© RUNYweb.com

Просмотров: 5837

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

Видео

Loading video...

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости