Среда, 27 Мая 2020

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Хворостовский в Нью-Йорке: в роли пирата и сам по себе

24 Января, 2011, Майя Прицкер

Сцена из оперы «Симон Бокканегра». Слева-направо: Барбара Фриттоли, Дмитрий Хворостовский, Роберто Де Бьязио.

Сцена из оперы «Симон Бокканегра». Слева-направо: Барбара Фриттоли, Дмитрий Хворостовский, Роберто Де Бьязио. Фото с сайта nytimes.com

Эту постановку «Симона Бокканегры» (Simon Boccanegra) в Мет я видела дважды: созданная в 1995 году Джанкарло дель Монако в исторически-точных декорациях и костюмах Майкла Скотта, она внешне реалистична, а по сути – формальна и сегодня кажется устаревшей. Но с 20 января заглавную роль в этой опере Верди впервые в Мет поет Дмитрий Хворостовский. Такое событие пропустить было нельзя. 

Меня ждал приятный сюрприз. Не только Хворостовский оказался прекрасным Бокканегрой, но и все исполнители -- как на подбор: Барбара Фриттоли, представительница исчезающего класса настоящих вердиевских сопрано в роли дочери Бокканегры; мастер-ветеран Феруччо Фурналетто в роли его давнего врага, отца его возлюбленной Марии; пылающий гневом гигант Никола Алаймо в роли злодея Паоло и – сенсационное открытие -- 42-летний тенор, сицилиец Роберто Де Бьязио. Последний никогда не пел в Мет, его пригласили всего лишь «страховать» Рамона Варгаса в трудной теноровой роли заговорщика Габриэле Адорно, влюбленного в дочь Бокканегры. Но за два дня до первого спектакля стало известно, что Варгас болен. Де Бьязио его заменил и сорвал своим экспрессивным исполнением чуть ли не самые продолжительные аплодисменты вечера. 

Фриттоли, Фурналетто, Алаймо и Де Бьязио -- итальянцы, и это в данном случае очень важно: кто лучше передаст все тонкости вердиевских характеров, итальянской речи и мелодики?  

Хворостовский не является «урожденным» носителем традиции, да  и голос его не так  густ, темен и весом, как предполагает роль воинственного корсара, ставшего правителем  Генуи, отца, потерявшего и лишь незадолго до гибели нашедшего дочь. Но до чего же прекрасен этот голос, и сколько тепла и искренности было в сценах Бокканегры с дочерью, сколько мудрости и благородства в его призывах к миру с соседями и врагами, сколько ярости и силы, когда того требовал сюжет! Чувствовалось, что эта роль артистом по-настоящему «впета», продумана и прожита. 

Добавим к отличному вокальному ансамблю фантастически игравший оркестр Метрополитен-оперы под управлением Джеймса Левайна. Дирижер очень любит эту монументальную, полную драмы и страстей партитуру Верди. В этот раз она звучала на редкость «красноречиво», почти с устрашающей точностью изображая происходившее на сцене и в душах героев и в большой степени компенсируя неправдоподобную путаницу сюжета: внезапно умирающая возлюбленная, столь же внезапное восхождение героя на вершину власти, заговоры, двойные имена, превращение былого соратника в смертельного врага и былого врага в верного друга, яд, казнь, любовь, смерть – сценаристам «Сопрано» есть чему поучиться!  

После столь воодушевленного исполнения было странно увидеть похудевшего Левайна, вышедшего на сцену с палочкой. Будем надеяться, что физические проблемы не помешают ему провести оставшиеся несколько спектаклей: сегодня и 28 января, 1 и 5 февраля.

Что касается Дмитрия Хворостовского, то кроме Метрополитен-оперы, он появится еще и Карнеги-холле: его сольный концерт состоится 21 февраля. В программе из романсов Чайковского, Листа, Форе и Танеева. 

© RUNYweb.com

Просмотров: 7844

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

Видео

Loading video...

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости