Четверг, 19 Октября 2017

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

«Голем» в Линкольн-центре. Новейшее прочтение древнего сюжета. ФОТО

1 Августа, 2016, Вадим Халдей

Сцена из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Есть такое понятие – вечный сюжет. Убийство Каином Авеля, Эдип и его родители Лай и Иокаста, Крысолов, уводящий детей из города, Дон Жуан – соблазнитель женщин, Кармен – свободная в любви. Все это не просто интригующие цепочки событий, а некоторая устойчивая модель человеческого поведения.  

Сцена из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцена из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Вечные сюжеты не существуют сами по себе. Мы знаем о них по многочисленным литературным, музыкальным, сценическим, визуальным произведениям.  Авторы каждого из них пытаются представить новый угол зрения. 

Спектакль «Голем», представленный в этом году в программе фестиваля в Линкольн-центре, является, пожалуй, самым новаторским прочтением одной из древнейших тем. 

На иврите сочетание Гимель-Лямед-Мем означает сырую глину. Голем  же – вылепленное из нее недооформленное человекоподобное существо, которое в некотором смысле может оживить только продвинутый духовно человек с помощью сложных каббалистических заклинаний. В  одном из трактатов Талмуда – Санхедрине – упоминается, что и Адам в момент своего создания Творцом из глины был големом, и лишь по прошествии двенадцати часов стал человеком. 

С тех пор как Голем (как и Каин, и Эдип) стал вечным персонажем, самое, наверное, популярное его воплощение – пражский голем. По этой легенде Голема создает вполне конкретное историческое лицо – пражский раввин Иегуда Лев бен Бецалель для охраны жителей пражского гетто от готовившихся антисемитских погромов. Голем верно служил своему господину, но ему требовалась регулярная дезактивация накануне святой Субботы. Проблемы с ним возникли, когда бен Бецалель однажды забыл его отключить. В состоянии перевозбуждения Голем вышел из под контроля. Несмотя на мудрость бен Бецалеля, ему не сразу удалось обезвредить свое творение.  

Сцена из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцены из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд.
Фото 
Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Таким образом, сама идея Голема хранит в себе дуализм. С одной стороны – это мечта человека достичь уровня познания, позволяющего создавать себе подобного, приблизиться как-то к самому Творцу. С другой стороны – апокалиптический страх не справиться с собственным изобретением и оказаться его жертвой. 

Постановку «Голема» на Фестиваль в Линкольн центре привезла лондонская театральная компания «1927». Как сообщается в театральной программке, спектакль базируется на романе, написанном в начале прошлого века немецким писателем Густавом Майринком. 

Сцена из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцены из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд.
Фото 
Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Однако, сценарий представления является результатом творчества режиссера спектакля Сюзан Андрейд, и отражает ее собственный взгляд на развитие сюжета. Её цель – показать, насколько реальны наши представления об управляемости нашим современным Големом – взрывоопасным развитием технологий. 

Главный герой спектакля, сотрудник отдела «двоичного архивирования» по имени Роберт – классический недотепа, проживающий вместе с бабушкой и сестрой. Его деятельность начисто лишена какого-либо творческого начала. 

Сцена из спектакля «Голем» в лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцены из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд.
Фото 
Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Разнообразие в жизнь Роберта вносит лишь участие в не слишком успешной панк-группе его сестры. Даже появление в его отделе новой сотрудницы хотя привлекает его внимание Роберта, но не вызывает ни малейшей активности. Переломная точка в его жизни наступает , когда он натыкается на магазин, торгующего глиняными роботами – големами. Приобретение голема меняет не только рутинную жизнь Роберта дома, но и отношение к нему на работе. Его даже повышают в должности. 

Голем – послушный помощник, упрощающий герою жизнь, но продолжается это лишь до того момента, когда новая версия голема не улучшает его функциональность, изменив до полной неузнаваемости. Теперь это весьма авторитарный советчик, сам решающий, в чем ему помогать его хозяину, потерявшему всякую индивидуальность и инициативу. Сцена из спектакля «Голем» в лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцены из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд.
Фото 
Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

По мере того, как тенденция обзаводиться големами приобретает масштабы эпидемии, мы до конца осознаем, насколько новое художественное решение вечного образа твердо продолжает многовековые традиции: мы создаем очередного двойника себе в услужение, но не скрываем страха перед тем, что он может натворить в нашей жизни. 

Самым впечатляющим элементом представления является комбинация захватывающего дух видеоряда с работой актеров. При том, что действие этого необычайно яркого спектакля разворачивается на абсолютно голой сцене, в нем органично сосуществуют драматическая актерская игра и богатейший визуальный фон, созданный художником-мультипликатором Полом Барритом.

Сцена из спектакля «Голем» в лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцены из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд.
Фото 
Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Филигранное сочленение довольно скупых движений актеров с масштабной мультипликацией создает ощущения присутствия в крайне динамичном фильме. Изумленному зрителю трудно поверить, что действие обходится без декораций и вообще без какой-либо бутафории. Из дополнительных эффектов – только неожиданно мощный оркестр, состоящий всего лишь из двух инструментов. 

Словом, чтобы почувствовать себя во взаимоотношениях  с големами XXI века, стоит посетить этот спектакль. 

Сцена из спектакля «Голем» в лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927». Режиссер Сюзан Андрейд. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцены из спектакля «Голем» в постановке лондонской театральной компании «1927».
Режиссер Сюзан Андрейд. Фото 
Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

© RUNYweb.com

Просмотров: 1880

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

Видео

Loading video...

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости