Понедельник, 17 Декабря 2018

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

ЭКСКЛЮЗИВ! Иван Васильев от всего получает удвольствие. Беседа с самым молодым балетным премьером мира

16 Сентября, 2011, Беседовала Майя Прицкер

Иван Васильев от всего получает удвольствие.

Премьер Большого театра 22-летний Иван Васильев в сентябре приехал в Нью-Йорк. Фото: moscow1ken

Иван Васильев
Фото Ardani Artists Management

Премьер Большого театра 22-летний Иван Васильев в сентябре приехал в Нью-Йорк, но не для выступлений, а для репетиций. Дело в том, что в начале октября в Москве состоится премьера новых «Королей танца» -- популярной хореографической программы, задуманной несколько лет назад Сергеем Даниляном и имевшей уже несколько воплощений. На сей раз в ней будут участвовать, кроме Васильева, Денис Матвиенко, Леонид Сарафанов, Гийом  Хотте, Марсело Гомез и Дэвид Халлберг. В студиях нью-йоркского Сити-центра шла подготовка нового спектакля, который после Москвы увидят Петербург, Новосибирск, Киев, Таллинн, а в конце октября -- Южная Калифорния (Центр искусств Орандж Каунти). В Нью-Йорк «Короли» прибудут только в феврале. Но тогда Васильева уже будет не поймать. Я решила «ковать железо, пока горячо».  

Ваня, когда у вас возникло желание танцевать? 
Мне кажется, я всегда это любил. С 4 лет, мы тогда еще жили в Днепропетровске, я занимался народными, характерными танцами и всегда получал огромное удовольствие от выхода на сцену, от того, что могу что-то делать своим телом! И когда я пришел в классический балет, я испытал то же удовольствие – мне это сразу очень понравилось. Многие дети, вместе с которыми я начинал, могли «отзаниматься» классикой и отдыхать: сели и сидят или бегают, играют. А мне хотелось еще что-то делать именно в танце. Вижу, что старшие что-то делают, какие-то прыжки, обороты, и мне тут же хочется это попробовать: получится у меня или нет? Я так в это вошел, что остановиться уже было невозможно. 

Вас взяли в Большой театр, когда вам было всего 17 лет – и прямо в солисты. Как это случилось?  
Еще учась в Минском хореографическом училище, я победил в Москве, Варне, в Перми, и когда я танцевал на пермском конкурсе, мне вдруг позвонили из Большого театра: «Не могли бы вы приехать?» Я говорю: «Извините, я сейчас на конкурсе танцую». Через некоторое время опять звонят: «Не могли бы вы приехать в Большой театр?» Я говорю: «Извините, но у меня госэкзамены». Третий раз звонят: «Мы купили вам билет, забронировали гостиницу...» -- «Хорошо, понял, выезжаю». 


        Фото Ardani Artists Management

В этом время главным хореографом Большого был Алексей Ратманский. Это была его инициатива? 
Да, ему про меня говорили те, кто видел меня на конкурсах, и он, несмотря на московские принципы брать  в Большой только из Московского хореографического, и лучше сначал в кордебалет, в последнюю линию, чтобы «пройти огонь и воду», взял меня из Минска прямо в солисты. 

Это Ратманский решил соединить вас с Натальей Осиповой? 
Да, он сразу увидел, что мы подходим друг другу по темпераменту. И мы стали работать вместе. 

Вы знали друг друга до этого?
Мы видели друг друга на конкурсах, но по-настоящему знакомы не были. Она была уже во взрослой категории, а я танцевал еще в детской. 

Ваш первый международный триумф связан с Лондоном, куда Ратманский привез Большой театр впервые после большого перерыва. 
Лондон ассоциируется у меня с самыми счастливыми воспоминаниями. Это была моя первая гастрольная поездка с Большим. Я как раз отработал свой первый сезон. И мой первый спектакль в Лондоне был «Дон Кихот», когда мы вышли с Наташей Осиповой и все встали на уши, а критики сказали, что надо давать не пять звезд, что в английской прессе высшая оценка, а семь. На что один, очень влиятельный и строгий критик заявил: «не знаю, как насчет семи, но шесть -- точно». Вторые гастроли в Лондоне уже включали больше спектаклей, и открывал их один из моих любимых – «Спартак». Он произвел очень хорошее впечатление. А в конце – снова «Дон Кихот», и реакция была такой, что нас с Наташей выводили какими-то коридорами, потому что ждала такая толпа – нас бы растерзали. 


Фото Ardani Artists Management

Нынешней весной вы дебютировали в Американском балетном театре. Было в этом для вас нечто неожиданное или вы были к этому готовы? 
Я знал уже многих танцовщиков, работавших в АБТ. Кроме того, когда Наташа Осипова дебютировала в АБТ пару лет назад, я поехал с ней вместе и уже тогда много времени провел в этой труппе. Конечно, впервые танцевать на сцене метрополитен-оперы было немножко волнительно, но в принципе я получал колоссальное удовольствие. Я репетировал с прекрасными людьми, в чудесной доброжелательной атмосфере. Это колоссальный опыт, но это и потрясающее удовольствие. 

 Я чувствую, что вы от всего получаете удовольствие. 
 Я стараюсь. 

И все же, что вы больше всего любите в балете? Классику, современность? 
Я люблю балет, где есть сюжет, есть внутренняя история. Если просто чистое движение – мне это не нравится. Может не дорос, чего-то не понимаю... Но на данном этапе я люблю балеты, где я могу рассказать некую историю, показать зрителю интересный характер. 

О я помню, какой у вас был колоритный агроном Петя в «Светлом ручье», совершенно непохожий на Франца в «Коппелии», которого вы тоже танцевали этой весной  в АБТ. 
Между прочим, это была моя первая «Коппелия»... 

Партия Франца, как мне показалось, для вас не была трудной...
 Самое трудное в этой роли – проспать весь второй акт, сидя на сцене... 


        Фото Ardani Artists Management

Вас, конечно, пригласили в АБТ на следующий сезон. Какие спектакли вы будете танцевать? 
Снова «Светлый ручей», «Баядерку» и «Корсар», причем в «Корсаре» две роли – Раба и Конрада. Но не в одном и том же спектакле. Просто в той постановке, которая идет в АБТ, все эффектные вариации Конрада ушли в партию Раба. 

Осипова будет танцевать с вами? 
У нее в репертуаре эти наименования тоже присутствуют, но будем ли мы танцевать вместе? Пусть это пока останется в секрете. 

Как вы координируете свои планы? Вам же, наверное, хочется вместе проводить побольше времени? 
Нас все чаще приглашают выступать вместе. В следующем сезоне будем, например, танцевать «Тщетную предосторожность» в Париже, в Гранд-опера. Кстати, французы очень редко приглашают к себе «чужаков», солистов из других компаний. А этим летом мы в Лондоне, в Колизеуме, за семь дней станцевали девять спектаклей «Ромео и Джульетты», версия Фредерика Аштона. 

Как вы такое выдержали? 
Это очень тяжело. Но возможно! Стоит вспомнить Рудольфа Нуриева, который танцевал этот же балет в таком же режиме, только не одну неделю, как мы, а три.


Фото Ardani Artists Management

Я думаю, что если бы это был не «Ромео и Джульетта» Аштона, а «Лебединое озеро» Петипа, вы бы не могли танцевать его каждый день. 
Почему нет? Можно попробовать... 

Как вы переносите критику?
Где есть хвалебные озывы, там должны быть и критические. 

Как меняется балет? Стали ли быстрее темпы или это так кажется?
В каких-то эпизодах движение ускорилось, в каких-то, наоборот, стало медленнее. Зависит от каждой отдельной постановки. Ничто не стоит на месте.   
Балет стал более требовательным. Выросла техника, и сегодня от танцовщиков  требуется намного большая чистота танца, чем раньше. Я смотрю на записи старых спектаклей и вижу, что раньше два тура – это было что-то необыкновенное, трюк. Теперь это необходимый стандарт, минимум. Главное, чтобы балет не забыл свою основную залачу. Мы ведь не просто танцуем, мы еще и актеры. Поэтому главное, чтобы в балете сохранилась душа. 

© RUNYweb.com

Просмотров: 8416

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

Видео

Loading video...

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости