Среда, 28 Октября 2020

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Лебединый десант в Нью-Йорке, или нежданное явление Большого на фестивале Линкольн-центра. ФОТО

18 Июля, 2014, Вадим Халдей

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г.

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Tот факт, что гастроли московского Большого театра на фестивале в Линкольн-центре начались именно «Лебединым озером», для меня несет определенную знаковость. Дело в том, что еще пол века назад этот балет в репертуре Большого являлся непременной частью государственной геральдики Советского Союза. Наравне с гербом и гимном. «Лебединое озеро» как бы являлось продолжением и претворением очередного съезда партии, обязательным «десертом» на каждом серьезном государственном обеде. На него водили важных гостей, им провожали в последний путь почивших в бозе. Оно символизировало нерушимость республик, свободных в четких гранитных рамках незыблемого союза.

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Не менялось ничего, кроме хореографии «Лебединого озера». Только на главной сцене страны за меньше, чем полтора века с премьеры балета, она претерпела четырнадцать редакций, и тем, полагаю, история не ограничится. Самой незадавшейся, пожалуй, будем считать первоначальную редакцию, хореографа Венцеля Рейзингера, при жизни композитора – единственную. Бедному Петру Ильичу, в связи с провалом премьеры, а так же сумятицей последовавших за ней переделок, так и не довелось узнать, что его первый балет был и самым гениальным в его жизни. И тут Большой в долгу перед Мариинским. К годовщине смерти композитора Лев Иванов подготовил абсолютно беспрецедентную II картину балета. Не случись этого, начальник и наставник Иванова, Мариус Петипа не взялся бы за полную постановку балета. Музыка Чайковского дошла бы до нас в виде пары другой сюит.  Льву Иванову удалось создать балетный стиль с той самой, всему миру теперь известной лебединой пластикой. С тех пор кардинально отойти от архитектуры Иванова и Петипа не удавалось никому из балетмейстеров.

Реформаторы «Лебединого озера» шли в двух направлениях. Одни порывали с рутиной и рвались в будущее. Другие восстанавливали классику и возвращались к истокам. Пример первой «советской» постановки – решался вопрос, нужен ли народу балет, как таковой. На помощь внеклассовым хореографам пришли передовики идеологического театра с В.И. Немировичем-Данченко во главе и натворили делов. Зрителю была представлена понятная народу хореография. Во избежание недоразумений при превращении девушек в лебедей и обратно им то навешивали, то удаляли крылья. Пластика тоже была четко разграничена на лебединую и человеческую. Вообще, все как следует объяснялось и невесомый лебединый балет уходил в неминуемое пике. Последующим поколениям пришлось здорово потрудиться над последствиями этого акта отречения от старого мира.

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцены из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Другим катализатором реформ, почему-то, являлись периодические гастроли Большого в Англии. Почему-то перед поездкой спектакль непременно улучшался, иногда и дважды, что регулярно приводило к серьезному расколу в театре. Пока победители торжествовали в Лондоне с усовершенствованной версией, оставшиеся, но не побежденные обращались к корням и достигали вершин. Так случилось и в пятьдесят шестом, и в шестьдесят девятом, и в девяносто девятом годах. 

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

В 1956-м, когда очередная новация отправилась в туманный Альбион, неуехавшими была предпринята дерзкая редакция с главными ролями рассчитанными на М.М. Плисецкую и Л.Т. Жданова. А то, куда ступала царственная нога Майи Михайловны, поколебать было уже очень непросто. К примеру, последнее представление этой редакции прошло в июне 1975-го года, что срок немалый.

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

В 1969 году в аналогичной ситуации снова потребовалось вернуть постановке товарный вид. По необходимости, этим занималсяся Юрий Николаевич Григорович. Но рутинное подновление спектакля не вмещалось в его масштабы. У хореографа образовался мощный творческий процесс. Сделал он, надо отдать должное, очень много. Следует, упомянуть , что, как бы амбициозны ни были планы очередного усовершенствования, почему-то, никому и в голову не приходило почистить балет от пантомимы. 

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Запомнились детские походы с родителями на «Лебединое озеро». Первая картина, да и остальные в отдельных местах ассоциировались с опереттой в театре для глухонемых. Жестикуляция Ротбарта, принца, его мамы и воспитателя, шута и многих других на сцене приобретала воистину синагогальный масштаб. Григорович очень здраво заменил всю эту мишуру танцем, да и дивертисментный характер балета поубавил... А еще они с художником С. Вирсаладзе убрали со сцены массу ненужных подробностей. Так исчезли непременный табун картонных лебедей, неоднократно пересекавший гладь озера и при этом регулярно застревавший на пол пути. За ними ушли и сама гладь, и окружавшие ее неуемные кущи.

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Но дойдя до последней картины, Григорович уже преступил границы дозволенного... и посягнул на святое – на счастливый конец. Конец трагический, присущ первым буржуазным редакциям. В свое время он был гневно отвергнут молодым пролетарским театром. Народ привык к финалу-апофеозу. На просмотре в шестьдесят девятом году в последней картине буря разметала, буквально, все и оставила на бреге торжествующего Злого гения. Тут уж общественность в лице министра культуры Екатерины Александровны Фурцевой возмутилась и наложила запрет на новую редакцию, отправив ее на доработку. Естественно, пока половина театра представляла в Англии ставшее каноническим  «Лебединое озеро», Григорович благоразумно заменил бурю в финале на – по собственным словам – апофеоз в фа- мажоре. А поскольку его революционная деятельность привела к серьезному расколу в театре, то по возвращении колектива из Англии было принято воистину соломоново решение. И еще шесть лет на сцене одновременно шли обе последние редакции.

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцена из балета «Лебединое озеро» в постановке Большого театра на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

В 1999 году, в связи с  гастролями театра в Англии, В. Васильев отказался от версии Григоровича. Он ушел от базы всего – фундамента заложенного Петипа и Ивановым, чем и создал совершенно неузнаваемую редакцию. Говорят, лондонцы, несмотря на мировую популярность музыки к балету, «Лебединое озеро» в представленном им признавать отказались. И до сих пор считают себя жертвами шарлатанства. Не удивительно, что в первый же год нынешнего тысячелетия судьба еще раз подарила Григоровичу возможность улучшить «Лебедино озеро», когда он вернулся в Большой после нескольких лет отсутствия. Критика этой редакции разнообразна до невозможности и поступает изо всех направлений. И включает абсурды типа: Почему Владетельная Принцесса – в проторечьи мать Зигфрида – появляется на два такта позже, чем это указано в партитуре? Молчим. 

Финал в варианте, предоставленном нашему взору, – философический.  По окончании всех страстей, герой – был ли он, вообще, принцем Зигфридом, не был ли – остается на абсолютно пустой сцене наедине с ворохом вопросов и неуверенно повторяет жест клятвы. Что все это было? Мечта или ночной кошмар? Клялся ли он кому-либо в вечной любви? Короче – ждем следующих гастролей Большого в Лондон. А труппа Большого довольно сильно переменилась, особенно помолодевшая мужская ее половина. Ощущение, что стали гораздо больше танцевать. Уверенность появилась, размах.

© RUNYweb.com

Просмотров: 6885

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

Видео

Loading video...

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости