Вторник, 24 Ноября 2020

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

«Зовите меня Миша». Майк Берстин в Нью-Йорке

20 Мая, 2011, Беседовала Майя Прицкер

Майк Берстин в спектакле «Ланской».

Майк Берстин в спектакле «Ланской». Фото с сайта nytimes.com

«Зовите меня Миша», - сказал мне Майк (Майкл) Берстин (Берштейн) – знаменитый израильско-американский актер, в эти дни играющий в Нью-Йорке в спектакле национального еврейского театра Фольксбине «Приключения Гершеле Острополера». Берстин тут же пояснил: «Знаете, когда меня впервые так назвали? В 1981 году. Я выступал на церемонии награждения премиями Кеннеди-центра, и когда мне показали мою артистическую, то на двери я увидел две таблички. На одной было написано «M.Burstin», на другой – «M.Baryshnikov». Я вошел и действительно увидел Барышникова, Мишу. Мы представились друг другу. Я сказал «Я – Майкл». И он сказал – «Я - Майкл». Вот тогда я узнал, что я тоже Миша».

Наша беседа с Майклом (мне как-то легче называть его полным американским именем) шла на английском языке с некотороый примесью идиша, его родного языка. Однако Берстин с гордостью сообщил, что с недавного времени довольно серьезно занялся изучением русского. Я проверила: он уже многое понимает, а когда говорит, то акцента почти нет. Впрочем, последнее меня не удивляет – Берстин знает восемь языков, что, кстати, замечательно демонстрирует одна из его пластинок 70-х годов, где он поет и на идиш, и на английском, и по-французски, и по-испански. А началась наша беседа с его семьи и детства. 

Ваши родители – Пейсах Бернштейн и Лили Лакс – были звездами еврейского театра – театра на идише. Это означало, что судьба ваша была предрешена? 
Да. У меня не было выбора. Я и моя сестра-близнец вышли на сцену еще детьми, в спектаклях отцовской труппы. Я родился в 1945 году, и к тому времени театр на идише, который так процветал в первые десятилетия 20-го века на Нижнем Истсайде, уже начал терять свою аудиторию, многие театры закрылись, и нашей  труппе пришлось много гастролировать – и по Америке, и по миру. В конце концов мы оказались в Израиле. 

Но в Израиле идиш не очень-то приветствовался. Труппы, игравшие на идише, даже облагались особым налогом. 
Совершенно верно, потому что официальным языком страны был иврит, и надо было его развивать и пропагандировать. К счастью сейчас идиш стал официальным языком Израиля, наравне с ивритом, английским и арабским, и кульура на идише сегодня в Израиле уже не имеет никаких преград для развития и процветания. 

Вы, однако, хорошо известны и как актер американского театра – недавно, например, сыграли гангстера, «отца Лас-Вегаса» Меира Ланского в офф-бродвейском спектакле «Lansky», получив очень хорошие рецензии и номинацию на Drama Desk Award. И это далеко не первая ваша роль в американском театре. Насколько труден был для вас переход? 
Он произошел больше 20 лет назал, когда меня пригласили в бродвейский спектакль «Барнум», посвященный знаменитому импрессарио, создателю цирка «Барнум и Бейли». Трудно не было, потому что я все же вырос в Нью-Йорке, и англоязычный театр и вообще культура были важной частью моей жизнью. До меня многие актеры совершили этот переход – из еврейского театра на Бродвей и в Голливуд. Например, Пол Муни или Леонард Нимой – оба начинали как актеры театра на идиш, но прославились в Голливуде и на телевидении. Нимой играл Спока в телесериале «Стар-трек», и для своего персонажа, пришельца из другой галактики, использовал особый жест, которым пользовались с древних времен класс коэнов, еврейских священников.      

Майк Бурстин в спектакле «Приключения Гершеле Острополера»
Майк Бурстин в спектакле «Приключения Гершеле Острополера»    

Вы согласны, что театр на идише в свое время оказал очень большое влияние на американский театр? И  если да, то почему это произошло? 
Постановки, которые шли в театрах Нижнего Ист Сайда в первые десятилетия 20-го века, когда в них играли такие гиганты как Джейкоб Адлер или Моррис Шварц, по качеству игры и богатству оформления были намного лучше тех, что шли в то время в бродвейских театрах. Эти актеры были воспитаны на традициях русского театра, и кроме того у них была очень большая и требовательная аудитория, горячо театр любившая. Поэтом англоязычные актеры часто приходили на спектакли еврейских театров -- посмотреть и поучиться. Многие европейские драмы впервые в Америке были показаны именно еврейским театром, в переводе на идиш. 

Но в конце концов в еврейском театре победила не высокая драма, а музыкальная комедия. Почему?
Люди, которые приходили в театр, были эмигрантами, ютились в тесных tenements, иногда по нескольку семей на одну кухню,  работали по 18 часов в сутки, и если они шли в театр, то им хотелось забыть о бедах и трудностях,  развлечься, услышать знакомые песни, посмеяться. 

«Приключения Гершеле Острополера», где вы играете популярного персонажа еврейского фольклора, неунывающего, танцующего и поющего Гершеле, именно такой спектакль. В нем заняты актеры разных поколений, в частности, несколько молодых актеров. Но идыш  для них не родной язык. 
Оперный певец часто поет партии на немецком, итальянском, французском, хотя по-настоящему этими языками не владеет. Так  и актер должен уметь играть на разных языках и диалектах – это  часть актерской техники. Главное – найти правильную интонацию. Вот почему у актера должен быть очень хороший слух. 

Есть ли будущее у идиша в Америке и в мире? 
В Америке есть большая община ортодоксальных евреев, для которых идиш – по-прежнему живой язык, язык повседневного общения. К сожалению, эта община отделена от театра на идише и от богатой традиции идишистской литературы и культуры вообще. С другой стороны во многих университетах изучается сейчас идиш, но академически, как некая отвлеченная структура. Очень хочется, что идиш развивался именно как живой язык, и залог этого – театр на идише. Кстати, я сейчас стал президентом Союза еврейских актеров – это был самый первый актерский профсоюз в Америке. Здание его – на 7-й улице, между Второй и Третьей авеню – сохранилось и я хотел бы основать в нем Музей еврейского театра – театра на идиш. Нужно только собрать деньги.    

Где сегодня ваш дом? 
В Лос-Анджелесе, но я много выступаю во Флориде и, как видите, в Нью-Йорке. В Лос-Анджелесе тоже есть дела – сейчас я репетирую роль Ала Джолсона, прославленного еврейского певца и актера – он был самой большой эстрадной звездой в Америке 20-х, 30-х, 40-х и снялся в первом американском звуковом фильме «Певец джаза».  

«Еще один знаменитый еврей», -- подумала я, поразившись талатну Берстина к перевоплощению.

Увидеть актера в «Приключениях Гершеле Острополера» можно до 26 июня в Центре исполнительских искусств барух-колледжа, 55 Лексингтон-авеню. Вход с 25 улицы.    

© RUNYweb.com

Просмотров: 5184

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

Видео

Loading video...

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости