Вторник, 24 Ноября 2020

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Балет Парижской Оперы на фестивале в Линкольн-центре: победа без поражения. ФОТО

18 Июля, 2012, Вадим Халдей

 «Болеро» Мориса Бежара в постановке балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

«Болеро» Мориса Бежара в постановке балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).


«Болеро» Мориса Бежара в постановке
балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

В сравнении с эффектом, произведенным сто лет назад в Париже гастролями дягилевских Ballets russes, победа русской армии над Наполеоном двумя стами лет назад выглядит серией жалких маневров. То, что привез балет Grand opera в этом году на Фестивале Линкольн-центра является прямым следствием тех жарких парижских ночей.

Дело в том, что на момент появления дягилевского десанта  в колыбели мирового балета, парижане начисто растеряли свою былую балетную славу. Балет Grand opera, самая старая балетная компания в мире, существовал в двух функциях: исполнял балетные номера в оперных спектаклях и давал отдельные вечера балетных наслаждений. Причем первая функция была очень серьезной – даже Верди в расцвете своей славы, если писал оперу для парижского исполнения, будьте любезны, в пяти актах и третий начинается с балета. И никаких отступлений. 

Вторая же, в противоположность, была крайне легкомысленной. Ее вы легко припомните на картинах Дега и Тулуз-Лотрека: румянные барышни в черных бархотках на шее и пачках голубоватых или розовых тонов, мужчины с щегольскими усиками и напомаженными коками и услаждающий взгляд репертуар. 

Неудивительно, что русская труппа, выращенная в традициях суровой балетной дисциплины и фанатической приверженности Искусству произвела на разомлевших парижан впечатление взрыва над Хироcимой. В эпицентре этого взрыва находился Сергей Лифарь – человек удивительных талантов и великой судьбы.

Родился он в Киеве. С малых лет отличался необычайной целеустремленностью и не по-детски серьезно работал над карьерой пианиста. Обучался он при этом одновремено и в той же консерватории, что и Владимир Горовиц, но... События описанные Булгаковым в Белой гвардии разрушили не одну судьбу – осколком снаряда Лифаря ранило в руку, и об исполнительстве можно было и не думать. Но в это время Лифарь попадает в балетную студию Брониславы Нижинской, сестры великого Вацлава, и жизнь его открывается заново.

Сцена из «Болеро» Мориса Бежара в постановке  балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из «Болеро» Мориса Бежара в постановке  балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
«Болеро» Мориса Бежара в постановке балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

К пятнадцати годам человеку полагается уже пройти лет восемь балетной каторги, чтобы рассчитывать на какое-либо будущее. В пятнадцать лет не начинают обучаться балету, и Нижинская относилась к своему новому ученику как к курьезу, не принимая его всерьез, чем и недооценила его бешенный натиск.

В 1922-ом году Дягилев просит Нижинскую о пяти талантливых кандидатурах ему в труппу из числа ее учеников. Она предоставляет ему список, в котором, естественно, нет места для Лифаря. Но у одного из кандидатов возникают затруднения с приездом в Париж, и Лифарь уже не пропускает такой возможности, несмотря на всего несколько лет студенческого стажа.

«Сюита в белом» в постановке балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

«Сюита в белом» в постановке балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

«Сюита в белом» в постановке балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
«Сюита в белом» в постановке балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

К полному изумлению Нижинской Дягилев находит в Лифаре гигантские возможности и – человек дела – немедленно направляет его к Чекетти, личному педагогу Анны Павловой и Легату ментору Вацлава Нижинского.

В жизни правила существуют для всех, за исключением единиц: через короткое время славе Лифаря в Париже не было предела. А в 1929-ом году, когда после смерти Импрессарио закрылись дягилевские Ballets russes, дирекция Grand opera обратилась к знаменитому танцору, хореографу и педагогу с предложением места в труппе балета. Через пару лет он стал ее художественным руководителем.

«Сюита в белом» в постановке балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

«Сюита в белом» в постановке балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
«Сюита в белом» в постановке балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Как его не убили – совершенно непонятно, ибо он жесткой рукой обрушил основы. Мужской состав он обрил, с женского снял все ювелирные украшения, ввел для всех лагерную дисциплину классов и репетиций, перестроил репертуар на базе своих и иных современных балетов, а главное – прекратил практику тусовки в антракте в театральном фойе исполнителей с их любовниками из лож, купонов и партера. Казалось, последнее должно было отвратить верную публику от театра. Согласно популярному анекдоту, труппу Лифарь победил и повел за собой на первой же репетиции, а публику – на первой же премьере.

Потом было много лет серьезной работы и самых нелепых ситуаций. Так за то, что Лифарь буквально не заметил появления в Париже немецких оккупационных войск – он работал на балетной сцене и политическая арена его не интересовала – французское Сопротивление его приговорило к смерти. В связи с этим он порядка трех лет отсиживался в Монако, скрываясь от гальской фемиды, и за этот срок организовал Новый балет Монте-Карло.


«Сюита в белом» в постановке балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Когда слава этого коллектива загремела, парижане одумались, простили Маэстро его ненамеренный коллаборационизм и вернули его на место занимать делом. Еще через лет десять его все-таки ушли, вопреки хадатайсвам де Голля, но он еще продолжал свою работу, потом неожиданно переключился на живопись, и умер в восемьдесят один год в Швейцарии оставаясь в почете и внимании зрителя.

Труппа балета Grand opera – детище Лифаря – уже много лет одна из самых чтимых балетных компаний и к нам на Lincoln Center Festival привезла программу из трех вечеров. Начинается она с тройчатки – трех одноактных балетов Французкие Мастера ХХ века. 

«Арлезианка» Ролана Пети в постановке балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

«Арлезианка» Ролана Пети в постановке балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
«Арлезианка» Ролана Пети в постановке балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

Первый из них «Сюита в белом», бессюжетный балет, поставленный Лифарем на музыку Эдуара Лало, на свою голову как раз в 1943-ем, во время оккупации. Сейчас этим жанром никого не удивишь, а тогда он был только создан – звезда  собственного направления Лифаря в балете, неоклассицизма. Как это ни странно но в этой хореографии в основном замечают и отмечают классицизм, а та часть, которая нео-, изумительно теплый юмор, остается в тени. Интерпретация французской труппы, на мой взгляд, безошибочна.

Второй акт – «Арлезианка» Ролана Пети, наверное, самого яркого ученика Лифаря. В противоположность Сюите, Арлезианка целиком – програмный балет, следующий сюжету одноименной пьесы Додэ на музыку Бизе. Балет мрачен, и красив. Юноша, узнает о неверности своей невесты. Его близкие и нежно любящая Девушка пытются ему помочь. Справиться с роковым безумием ему не удается и он выбирает полет в окно, в темноту.

«Арлезианка» Ролана Пети в постановке балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

«Арлезианка» Ролана Пети в постановке балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

«Арлезианка» Ролана Пети в постановке балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
«Арлезианка» Ролана Пети в постановке балетной труппы парижской Grand opera. Фестиваль Линкольн-центра 2012. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya)

И, наконец, третий акт – «Болеро» Мориса Бежара, апогей апогеев. Бежар родился в 1927 году, когда весь Париж сходил с ума от танца бывшей звезды Ballets russes Дягилева Иды Рубинштей. В следующем же году Морис Равель посвятил ей пьесу Болеро. С того момента множество балетмейстеров ставили балеты на эту музыку, но именно Бежар добился нужного эффекта, поставив балет на музыку Равеля, где на огромном  столе, окруженном мужским кордебалетом, солист танцует Мелодию. Это один из немногих балетов, существующих в двух вариантах: и мужском, и женском.

Нет, что бы вы ни говорили, а смотреть балет надо.

© RUNYweb.com

Просмотров: 7016

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

Видео

Loading video...

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости