Суббота, 28 Ноября 2020

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Королевская шекспировская компания в Нью-Йорке - под управлением Майкла Бойда, стажера Эфроса

7 Июля, 2011, Майя Прицкер

Художественный руководитель Королевской Шекспировской компании Майкл Бойд.

Художественный руководитель Королевской Шекспировской компании Майкл Бойд. Фото с сайта guardian.co.uk

В 1913 году английская труппа, которая стала непосредственной предшественницей Королевской шекспировской компании, совершила большое гастрольное турне по Америке, посетив 14 городов. Нью-Йорк, однако, англичане объехали стороной. Было решено, что этот город слишком любит водевили и музыкальные комедии и потому англичане с чисто шекспировским репертуаром в не будут иметь здесь коммерческого успеха.

Почти столетие спустя нью-йоркский коммерческий театр (то есть Бродвей) по-прежнему обожает мюзиклы . Но в городе явно прибавилось людей образованных и театрально «продвинутых». Во всяком случае пьесы Шекспира, причем всех жанров – комедия, трагедия, историческая хроника - они поглощают ныне в немыслимых количествах и с видимым удовольствием: в БАМе, в Центральном парке, на офф-Бродвее, на самом Бродвее – где бы его ни ставили. А Королевская шекспировская компания, обосновавшаяся на целых шесть недель – до 14 августа – с пятью спектаклями в Парк Авеню Армори – имеет поистине сногсшибательный успех.

Одна из причин успеха – помещение.  Внутри гигантского, с высоченным потолком, зала Парк Авеню Армори выстроили копию театра Елизаветинских времен, в каком играла в свое время труппа Шекспира. Идея могла показаться безумной. Как это сделать? Где взять деньги? Худрук компании Майкл Бойд настаивал. Самым трудным оказалось создать разборную конструкцию и точно упаковать ее в огромные контейнеров числом почти в 40. Когда контейнеры приплыли через океан в Нью-Йорк, до начала выступлений оставалось три недели.

За 17 дней все было собрано, и прессу пригласили на экскурсию. Выйдя с нашей группой на сцену, я обратила внимание на помост: доски были щедро исписаны короткими формулами – «KL-6», «R&J-2»: это были указания, где какая часть реквизита или покрытия  будет находиться в том или ином спектакле. 

Разумеется, зритель надписей не видит. Зато он различает каждую перемену на лице актера, малейший его жест, тончайшие оттенки интонаций. Потому что зритель – где бы ни сидел – находится в поразительной близости к сцене.

Тех, кто приходит в эти дни в Парк Авеню Армори, ждет шок. Во всю высоту Армори вознесся... театр в театре: несколько ярусов, подковой окружающих выдвинутую вперед сцену. Каждый ярус – несколько рядов, поднимающихся друг над другом в виде амфитеатра, так что с каждого из почти тысячи мест все одинаково хорошо видно и слышно.

Над сценой, как и в старые времена – галерея для музыкантов. Правда, инструменты не только акустические, в музыке и шумовом оформлении иногда используются электронные эффекты,  но для актеров – никаких микрофонов, никакого услиления – живые, трепетные человеческие голоса. Поскольку вокруг этого театрального зала находятся не только помещения для публики, но и актерские уборные и костюмерные и прочие подсобные помещения, то для лучшей изоляции темнобордовые стены содержат внутри специальные прокладки. 

Рассказывать об этом можно долго, но лучше один раз увидеть...

Спускаясь по ступенькам Парк Авеню Армори, где в эти дни выступает Королевская шекспировская компания, я увидела Майкла Бойда, художественного руководителя этого прославленного театра. Он молча курил, прижимаясь к стене, больше похожий в своем сером мешковатом пиджаке и коричневых ботинках на какого-нибудь техника или инженера по свету, чем на всемирно известного режиссера. Я не могла не выразить ему своего восхищения – самой масштабностью проекта, благородством образовательных задач (в Университете Огайо, который стал одним из авторов и спонсоров проекта, англичане ведут особую программу «Stand Up For Shakespeare» для детей и их педагогов) и просто тем, как умно и интересно он говорит и мыслит. А в ответ услышала на русском: «Русские актеры тоже хорошие».

В 1979 году Майкл Бойд стажировался у Анатолия Эфроса, в Театре на Малой Бронной. Полгода. Он считает, что это было самое  важное для его режиссерского формирования время. Именно тогда он понял, что такое репертуарный театр, с постоянной труппой и меняющимся репертуаром, и оценил его преимущества перед широко распространенной в англоязычном театре антрепризной системой. Он и сегодня не может без волнения говорить об Эфросе, а идею репертуарного театра предложил попробовать в Королевской шекспировской компании.

Эксперимент решили сделать пока коротким. На три года. «Я не представлял себе, как они выдержат постоянное общение, как не возненавидят друг друга. – говорит Майкл об актерах. – Но они привязались друг к другу, начали заботиться, помогать... Совместная работа заставила их быстро выучить трюки друг друга, так что пришлось им от них избавляться. А я в свою очередь приготовил для них свой трюк. Я понимал, что в конце неминуема драма расставания. И чтобы облегчить ее, мы задумали в конце всего трехгодичного проекта выступления в Нью-Йорке. Возбуждение от поездки в Нью-Йорк должно скрыть от труппы обрыв, которые за этим последует».

Боюсь, что после такого успеха, окончание проекта покажется актерам еще более трагическим. Но не будем о грустном – впереди еще несколько недель Шекспира!  

© RUNYweb.com

Просмотров: 5256

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

Видео

Loading video...

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости