-->
Понедельник, 23 Мая 2022

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Необыкновенное нью-йоркское чудо. О мультимедийном спектакле «Вечный талант Шароры» театра Essence

14 Декабря, 2021, Геннадий Кацов

Сцена из спектакля «Вечный талант Шароры» в постановке Наби Абдурахманова. Фото: ESSENCE Theatre-Studio

Сцена из спектакля «Вечный талант Шароры» в постановке Наби Абдурахманова. Фото: ESSENCE Theatre-Studio

Театральный Нью-Йорк – это гигантская сцена, неравномерно поделенная на театры Бродвея, с известными на весь мир бродвейскими мюзиклами, собирающими сотни тысяч зрителей в год и миллионные прибыли; театры off-Broadway, представленные драматическим репертуаром с известными актерами, включая нередко кинозвезд; и off-off-Broadway с уникальными постановками экспериментальных театров, обычно малодоходными. Все эти эстетически разные театральные действа поделены в Манхэттене топографически: театры Бродвея – от 30 до 50-х улиц; off-Broadway – ниже 30 и выше 50-х, а off-off-Broadway – вотчина в районе, в основном,  Даунтауна, небольших нью-йоркских трупп и гастролёров, постмодернистов и авангардистов со всего мира. Можно смело сказать, что если вы не были в off-off театрах, к примеру, La Mama или Minetta Lane, то с театральным Нью-Йорком вы не знакомы.

За пределами Манхэттена театралам повезло гораздо меньше. Если взять Бруклин, то экспериментально-живое и театрально-актуальное слово и дело встретить можно разве что в известном на весь мир ВАМ (Brooklyn Academy of Music), и с большей вероятностью – во время ежегодных театральных фестивалей там же под названием Next Wave. 

Сцена из спектакля «Вечный талант Шароры» в постановке Наби Абдурахманова. Фото: ESSENCE Theatre-Studio
Сцена из спектакля «Вечный талант Шароры» в постановке Наби Абдурахманова. Фото: ESSENCE Theatre-Studio

В прошлую субботу, 11 декабря 2021 года, в Бруклине произошло чудо, которое для Манхэттена можно было бы назвать «обыкновенным»: в новом, не больше двух месяцев от рождения, помещении театра Essence1 состоялась нью-йоркская премьера спектакля «Вечный талант Шароры». Спектакль уже был поставлен ранее и принимал участие в международных фестивалях. Он был показан несколько лет назад, как узбекско-французский Международный проект в Молодежном театре Узбекистана, в Ташкенте.

Надо сказать, что для меня географическая привязка к Ташкенту знаковая сама по себе. Недавно я написал эссе о ташкентском поэте Санджаре Янышеве2, представляющем удивительную Ташкентскую поэтическую школу (пишущие по-русски поэты Санджар Янышев, Сухбат Афлатуни, Вадим Муратханов), которая продолжила европейскую традицию верлибра и Ферганской поэтической школы (русскоязычные поэты Абдулла Хайдар, Шамшад Абдуллаев, Хамдам Закиров, Григорий Коэлет, Даниил Кислов, Ольга Гребенникова). И то, что в русско-узбекской поэзии написано за последние несколько десятилетий, становится без преувеличений в один ряд с американской и европейской поэтиками ХХ века. Здесь и поэты итальянского герметизма; и французские сюрреалисты; и в немалой степени – К. Кавафис; и американская поэзия первой половины XX века, постуитменовская и вплоть до Аллена Гинзберга; и поэты последней четверти прошлого века: Дж. Эшбери, М. Палмер, Р. Данкан, Р. Крили, Ч. Олсон; и калифорнийская «Лэнгвич Скул», благодаря связям в 1970-80-х «ферганцев» с ленинградским андерграундным в те годы «Митиным журналом», и питерским поэтом, переводчиком Василием Кондратьевым.

Сцена из спектакля «Вечный талант Шароры» в постановке Наби Абдурахманова. Фото: ESSENCE Theatre-Studio
Сцена из спектакля «Вечный талант Шароры» в постановке Наби Абдурахманова. Фото: ESSENCE Theatre-Studio

Таким образом, невероятное по задумке, исполнению, масштабу, режиссерской дерзости, актерскому исполнению мультимедийное шоу театра, основанного в Нью-Йорке прибывшими из Ташкента режиссером Наби Абдурахмановым и его супругой, актрисой и педагогом Вассой Васильевой, было с одной стороны невероятным, а с другой – вполне очевидным. Мол, Ташкент, как и в литературе, не подвел в искусстве театра, и не опустил репутационную планку города, порождающего значимые образцы современной культуры.

Если говорить о жанре постановки, то изначально следует оговориться: она не рассчитана на случайного, массового зрителя. При том, что любой человек со стороны будет впечатлен видеоэффектами и проекционно-оптической инсталляцией, игрой со светотенью, некоей шаманской, завораживающей работой со звуком, и мелодийно-шумовой, частично атонально-аритмичной музыкой, созданной композитором Дмитрием Янов-Яновским. 

Сцена из спектакля «Вечный талант Шароры» в постановке Наби Абдурахманова. Фото: ESSENCE Theatre-Studio
Сцена из спектакля «Вечный талант Шароры» в постановке Наби Абдурахманова. Фото: ESSENCE Theatre-Studio

В середине 1980-х годов я познакомился с театральными экспериментами режиссёра Ники Косенковой в её Московском ритуальном театре, и, как оказалось в 2021 году, режиссер спектакля в Бруклине Наби Абдурахманов3  не понаслышке с работами Косенковой знаком. По-крайней мере, актёрское исполнение укладывается в методику Косенковой, которая разработала свой уникальный способ раскрытия подлинного голоса, именуемый метоникой. В его основу легли тезисы, прописанные еще Пифагором. Согласно метонике, в рождении голоса участвует весь организм, представляющий собой некий «музыкальный дом». И на бруклинской сцене пять актрис поют, звучат речитативом, играют с инверсиями текста эхом-повторами, танцуют (в спектакле использованы элементы хореографии французского балетмейстера Лоранс Левассёр), уходят в транс и в глоссолалию, отчего упоминаемые в пьесе узбекские имена собственные могут восприниматься неологизмами и даже футуристической заумью.

Зритель вовлечён в гипнотическое действие, в котором режиссёр с равным мастерством соединяет греческую трагедию с комедией дель арте, философскую притчевость и сказочность в духе пьес Метерлинка с «эпическим театром» Брехта – завораживающая повествовательность эпоса с включением авторских ремарок и принципа «дистанцирования», который позволяет актёру выразить своё отношение к персонажу. И на протяжении всего спектакля – непосредственное общение актеров со зрителями, разрушение так называемой «четвёртой стены», отделяющей сцену от зала.

Сцена из спектакля «Вечный талант Шароры» в постановке Наби Абдурахманова. Фото: ESSENCE Theatre-Studio

Спектакль поставлен по трем рассказам Тимура Зульфикарова4  с говорящими названиями: «Чаша потопа», «Камень Апокалипсиса», «Кишлачная Вселенская Юная Плясунья Шарора». Как сказано в аннотации: «Сюжет спектакля строится как бы на перекличке масхарабозов (уличных артистов Востока). Силой своего таланта, своей поэзии и мудрости они, пытаясь ощутить высший смысл человеческого пребывания на земле, осознать степень падения Человека и его способности к Высшим полетам души, создают перед зрителями несколько восточных притч». 

Мотив притчи о плясунье Шароре, которую впечатляюще исполняет в спектакле девочка-подросток в красно-огненном танцевальном наряде, вписывается в самые разные мифо-эпические образы разных народов: от индуистской божественной Шакти (супруги танцующего бога Шивы и единой с ним), с её творчески-разрушительной человеческой энергией кундалини, до танца сестры Моисея, пророчицы Мириам, о котором написано в Торе. В спектакле речь идет о Вселенной, метафорически явленой человеку; о человеке, магически явившемся во Вселенной, и о всепожирающем, мистическом танце огня-времени, который столь же трагичен, сколь и восхитителен.

Сцена из спектакля «Вечный талант Шароры» в постановке Наби Абдурахманова. Фото: ESSENCE Theatre-Studio
Сцена из спектакля «Вечный талант Шароры» в постановке Наби Абдурахманова. Фото: ESSENCE Theatre-Studio

Здесь стоит отметить в театральном действии постоянно перетекающую трагедию в карнавальное состояние веселья. Конечно, это и притчевый божественный смех, когда Бог смеется, узнав о планах человека; и философская усмешка мудреца Хаджи Насреддина, и традиция витебских хасидов, о специфическом веселье которых в своих «Хасидских историях» экзистенциальный мыслитель Мартин Бубер пишет: «…вам известно, как люблю я веселость и как ненавижу уныние. Да, этот человек — великий грешник! Но покуда другие сожалеют о том, что согрешили, потом недолго раскаиваются и снова впадают в грех, этот человек не ведает ни сожаления, ни хандры и постоянно счастлив и весел, словно находится в башне ликования. Лучи его веселья переполняют и мое сердце радостью».

Радость и счастье человека соседствуют со вселенским безразличием и смертельным холодом в этом мире. Но пока в четырех конях Апокалипсиса просматриваются по сюжету пьесы четыре проклятых дурацких осла, как синонимы наших ошибок, банальной глупости, свар и тупого, рутинного быта (кстати, в современной Америке политический образ синего осла вызывает параллели, связанные не только с басенно-фольклорным персонажем), пока в нас хватает сил для смеха – жизнь продолжается и надежда не умирает. В этом есть некий пафос, который два-три раза в пьесе возникает, однако в общем траги-комическом космизме драматургии Зульфикарова и сценографической лаборатории режиссера Абдурахманова он растворяется, как соль в горячей воде либо сахар в стакане узбекского чая. Возможно, нечто подобное имел в виду автор пьесы, отметив: «… Я опущу злую современность в смиренную вечность, словно стакан кипятка в океан…»

ESSENCE Theatre-Studio
2653 Coney Island Ave,
Brooklyn, NY 11223 

 

1 Essence Theatre-Studio (2653 Coney Island Avenue) – это некоммерческая организация, цель которой – обогащать, расширять возможности и стимулировать свою аудиторию, обеспечивая высочайший стандарт театрального исполнения. Ее цель – вовлечь аудиторию в наводящие на размышления темы, подчеркивая при этом важность открытого общения, взаимного уважения и сочувствия. Спектакли Essence передают основные универсальные ценности и глубокое понимание человеческой природы и психологии. Из театрального манифеста на сайте. 
 Геннадий Кацов, «…Имя моё из семейства кунжут». О Санджаре Янышеве – одном из самых интересных современных поэтов. Льеж (Бельгия): журнал «ЭЛ», №1, 2021
Наби Абдурахманов – Заслуженный деятель искусств Республики Узбекистан, художественный руководитель Молодежного театра Узбекистана и международных театральных фестивалей, лауреат Первой Премии Узбекистана «Офарин», кавалер Государственной награды России – Медали Пушкина, главный режиссер театра Essence (Бруклин, Нью-Йорк).
Тимур Зульфикаров – русский поэт, прозаик, драматург, сценарист. Закончил московский Литературный институт им. Горького в 1961 году. Автор 20 книг прозы и поэзии, переведенных на 12 языков мира, тираж которых превысил 1 миллион экземпляров; автор сценариев более 20 художественных и документальных фильмов. Лауреат литературной премии «Ясная Поляна» (2004), премии Антона Дельвига (2008), премии «Хартли-Мерилл» (Голливуд) за лучший сценарий (1991), лауреат премии им. Николая Лескова «Левша» (2016) в жанре литературной публицистики, лауреат Бунинской премии (2017), Международной Премии “Collets” – за Лучший европейский роман (1993). В 2009 году издательство «Художественная литература» выпустило собрание сочинений в 7 томах. Все произведения Зульфикарова написаны на русском языке.

© RUNYweb.com

Просмотров: 1462

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

Видео

Loading video...

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости