Воскресенье, 31 Мая 2020

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

«Щелкунчик» Ратманского: современная классика

27 Декабря, 2010, Майя Прицкер

Сцена из первого действия спектакля «Щелкунчик» в постановке Алексея Ратманского . Фото Розали О\'Коннор. (Rosalie O’Connor)

Сцена из первого действия спектакля «Щелкунчик» в постановке Алексея Ратманского. Фото Розали О'Коннор. (Rosalie O’Connor)

 

Американский балетный театр показал новую версию «Щелкунчика» в постановке Алексея Ратманского, которая, как и многие другие спектакли Ратманского, доказывает: чтобы создать что-то новое, оригинальное и современное, совсем не обязательно ломать классику. Его «Щелкунчик» – сочетание необыкновенной музыкальности, юмора, хореографического изящества, психологической тонкости и чистой, трогательной поэзии. 

Сюжет, партитура, время и место действия, суть характеров – если и есть во всем этом изменения, то минимальные. Но, как известно дьявол (или Бог – как посмотреть) – в деталях. И эти детали заставляют следить за новой версией истории про девочку Клару (или Машу, как в российских спектаклях) и подаренного ей Щелкунчика с замиранием сердца и улыбкой удовольствия.  

Джиллиан Мерфи и Дэвид Халберг в сцене из второго действия спектакля «Щелкунчик» в постановке Алексея Ратманского. . Фото Джина Скьявоне (Gene Schiavone)
Джиллиан Мерфи и Дэвид Халберг в сцене из второго действия спектакля «Щелкунчик» в постановке Алексея Ратманского. Фото Джина Скьявоне (Gene Schiavone)
 

Нет, это не такой умилительно-рождественски-оптимистический «Щелкунчик», как у Баланчина. В нем прорывается беспокойство, даже трагизм, которые есть в музыке Чайковского, привнося в спектакль взрослую, серьезную ноту. «Музыка Чайковского  выше любой хореографии, какую я когда бы то ни было видел», -- сказал недавно Ратманский в интервью «Нью-Йорк таймс», и не только сохранил всю партитуру балета (чего не стал делать в свое время Баланчин), но и  высветил те ее эмоциональные  нюансы, мимо которых часто проходят другие. Не буду портить будущим зрителям удовольствеи открытия, но скажу, что в этом отношении особенно хороши сцена в зимнем лесу с Вальсом снежинок и финал спектакля. 

А еще мне нравится, как тонко сделан переход от реальности к мечте, от маленькой Клары к взрослой Принцессе, которой она себя видит и которая появляется уже в первом действии, получая вместе со своим Принцем еще один красивый дуэт. И то,  как поэтично поставлено появление юных героев в Королевстве сладостей (в версии Баланчина волшебная музыка начала второго действия звучит просто как вступление, на фоне закрытого занавеса),  и что дивертисментом второго акта можно наслаждаться и просто как группой забавных, ироничных, необыкновенно красочных танцев, и как проницательной демонстрацией того будущего, которое могло бы ожидать Клару, превратись ее мечта о Принце в реальность. 

Поясню: три первых танца, которыми приветствуют юных героев обитатели Королевства сладостей (Испанский, Арабский, Китайский), в хореографии Ратманского «читаются», как разных версии взаимоотношений мужчины и женщины. А за ними следуют чисто мужской Русский танец, чисто женский Танец пастушков, гигантская, как у Баланчина, Мамаша с детками-полишинелями (но с абсолютно неожиданной концовкой) и Вальс цветов, в который четыре «шмеля» вносят опять же неожиданную, но очень уместную ноту юмора.  Что ж, Клара, если после всего этого ты хочешь выйти замуж – пожалуйста, Фея сладостей (здесь -- чудесная пантомимная роль) даст тебе возможность надеть белую фату и, захлебываясь от счастья, исполнить знаменитое па де де, в котором столько чистой, детской радости,  словно Ратманский старается не дать нам забыть: это не настоящее, это детская мечта, плод воображения...

Великолепные, красочные, изобрательные костюмы и декорации придумал Ричард Хадсон . Жаль, что его, как и Ратманского, ограничивала сравнительно небольшая сцена Бруклинской академии музыки. Не ждите растущей на глазах елки – прекрасная идея «кафкианского» искаженного  пространства (еще одна темная нота в спектакле) технически воплощена пока не очень четко. Зато до совершенства доведена артистическая сторона: юные Катрин Хурлин и Тайлер Малони -- очень интересные, сложные, сегодняшние Клара и Щелкунчик, Дэвид Халберг – самый прекрасный Принц, какого только можно вообразить, а Джиллиан Мерфи – техничная и веселая Принцесса Клара. Много точных и любопытных штрихов придумал Ратманский для детей и взрослых в доме Штальбаумов и для первой сцены, которая происходит на кухне и представляет нам еще одного, исключительно важного героя в этом спектакле (увидите сами!). 

Оркестр АБТ играл с тем богатством эмоций, которые требует партитура Чайковского. Свет Дженнифер Типтон добавил целому изрядную долю очарования и тайны, и публика на премьере то и дело взрывалась смехом и аплодисментами. Последний спектакль – 2 января.   

Brooklyn Academy of Music, Opera House, 30 Lafayette Avenue. 

© RUNYweb.com

Просмотров: 8166

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

Видео

Loading video...

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости