Среда, 27 Мая 2020

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Еврейское счастье или «Пассажирка» Мойше Вайнберга на Парк-авеню. ФОТО

11 Июля, 2014, Вадим Халдей

Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.

Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г. Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Начиная с 2008-го года Фестиваль в Линкольн Цетре значительно увеличил свой масштаб за счет совместных проектов с ньюйоркским выставочным центром «Park Avenue Armory». Основную часть этого солидного архитектурного сооружения занимает воистину гигантский зал Уэйда Томпсона, что позволяет организаторам Фестиваля соорудить там театральное помещение, отвечающее, практически, любым задачам, даже самым утопическим. 

Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Ньюйоркский зритель неоднократно был тому свидетелем, и вот две крайности упомянутого: в инавгурационный сезон 2008-го для представления оперы Циммермана «Солдаты» (Die Soldaten) там была сооружена совершенно футуристическая конструкция, вмещавшая одновременно несколько оркестров, несколько сцен и движущийся по рельсам зрительный зал, позволявший превращать близкий план в дальний и наоборот, буквально, на глазах у изумленной публики. Многие от изумления так и не оправились. Тремя годами позднее в том же зале был полностью реконструирован весь классический интерьер Шекспировского театра в Стратфорде-на-Эйвоне для совершенно беспрецедентной гастроли его труппы. Результат был не менее изумительным.

Вполне предсказуемо, что финансовый успех Фестивалю этого года принесет гастроль Большого, пик ажиотажа вызовут «Служанки» Сиднейского театра, но надежды театралов, безусловно, на малоизвестную оперу Моисея Самуиловича Вайнберга «Пассажирка» (The Passenger). Ее привезла Хьюстонская Гранд-Опера, звезда не первой величины в оперном пантеоне, и я всей душой желаю этой постановке избежать рока висевшего много лет и над самим произведением, и над ее автором. Посудите сами: насколько хорошо нам известно его имя? А ведь он – автор музыки к таким советским фильмам, как "Два бойца", "Укротительница тигров", "Летят журавли", "Последний дюйм", "Афоня", и к таким мультфильмам, как "Каникулы Бонифация" и "Винни Пух".

Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцены из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  
Фото 
Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Мойше Вайнберг родился в Варшаве в 1919-ом году. А рок уже правил его судьбой. Его дед и прадед погибли во время печально знаменитого кишиневского погрома 1903-го года, давшего начало еврейской эмиграции из России. Из 13 детей повезло пяти старшим братьям и трем сестрам, к тому времени перебравшимся в Баку – город, спасший от многих ненастий такое количество евреев – и самой младшей из детей, сумевшей убежать от погромщиков. В индустриальном городе мирно работали, по преимуществу в учете, тысячи евреев, но семье Вайнбергов не удалось уйти от рока. Сын одной из старших сестер Исай Мишне, мелкая сошка в Бакинской коммунне, в 1918-ом году был расстрелян в связи с темнейшим делом 26 бакинских комиссаров, самым грязным аспектом которого была подтасовка списка 25 наркомов баксовета, к которым юный делопроизводитель никакого отношения не имел. Но расстрелян был. Судьба.

Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцены из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  
Фото 
Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Отца Вайнберга, Шмуэл – вопреки традиции – категорически не интересовал семейный бухгалтерский бизнес. Он был талантливым скрипачом, дирижером, композитором и уехал со своей женой-пианисткой в Польшу, где и работал в одном из многочисленных еврейских театров столицы. Через десять дней после их приезда в Варшаву у них родился сын, которому довелось унаследовать и укрупнить и талант отца, и его обреченность. Юный Мойше сразу проявил себя вундеркиндом и в двенадцать лет уже поступил в Варшавскую консерваторию, где учился у Юзефа Турьчиньского, ученика Ферруччо Бузони. Он ее благополучно закончил, но...

Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцены из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  
Фото 
Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

В тридцать девятом году в страну вошли германские войска и устроили то, что кишиневским погромщикам и не снилось. Семья Вайнбергов пыталась бежать от них на восток в Советский Союз, но правительство великой интернациональной державы, верное договору с Риббентропом, не торопилось впускать еврейских беженцев. В последний момент с помощью поклонников его удивительного таланта Мечиславу, как его звали в Польше, удалось попасть на восточный поезд. Отец, мать и младшая сестра опоздали, поскольку у девочки сломался каблук, и поезд ушел. Они сгинули в экстерминационном лагере Треблинка. Метек попал в Минск. Там он еще два года продолжал обучение в местной косерватории уже на отделении композиции, у Василия Золотарева –ученика Бородина и Римского-Корсакова – а потом... опять пришли войска и опять пришлось бежать на восток. В этот раз – в Ташкент, в те времена центр культурной эвакуации. Там он знакомится и женится на дочери великого еврейского актера Соломона Михоэлса – Наталье.

Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцены из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  
Фото 
Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

В сорок втором году Вайнберг решается послать Шостаковичу партитуру своей Первой симфонии. В ответ приходит правительственный вызов в Москву, куда они с женой в сорок третьем и переезжают. Тогда же и начинается долгая, на всю жизнь дружба двух композиторов. К сожалению, правительственный вызов не означал правительственной милости. Многочисленные симфонические и камерные произведения Вайнберга не исполнялись. Отсюда столько музыки для кино и театра – необходимость заработка. В сорок восьмом Михоэлс был убит по приказу Сталина, а еще через пять лет и Вайнберга арестовали за еврейскую буржуазную пропоганду. Спасла смерть Вождя.

Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцены из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  
Фото 
Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

В шестидесятых Шостакович рекомендует Вайнбергу начать совместно с либреттистом Александром Медведевым работу над оперой «Пассажирка» по одноименному роману польской писательницы Зофьи Посмыш-Пясецкой, лично пережившей Освенцим. Толчком, для работы над романом явились ее аутентичные переживания, когда в Париже, на улице в оброненной немецкой фразе она, как ей показалось, узнала голос своей надзирательницы. Не важно то, что она ошиблась, событие подтолкнуло ее к мысли о переживаниях палача и жертвы, встретившихся заново по прошествии многих лет. Вайнберг закончил работу в 1968-ом году, и ее прослушивание в Союзе композиторов вызвало всеобщее восхищение. Большой театр официально объявил произведение своим заказом... но на этом все и остановилось. Оперу не запрещали, клавир опубликовали, но к исполнению не рекомендовали. Один за другим союзные театры проявляли серьезный интерес к возможной постановке. Но далее интереса дело не шло. В Праге постановка была предпринята и произошла, почти... За пару дней до премьеры добрый сильный дружественный сосед ласково предупредил о нежелательности представления образца "абстрактного гумманизма". На мой взгляд – комплимент, но после шестьдесят восьмого чехам пришлось научиться читать самые прозрачные намеки.

Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцены из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  
Фото 
Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Вайнбергу так и не удалось услышать исполнение своей первой и, возможно, самой сильной оперы, хотя причины ее запрета неочевидны даже бывалым жителям страны пролетарского счастья. Ее все же поставили, приурочив концертное исполнение к сотому юбилею Шостаковича. Что несколько странно, ибо 2006-ой был еще и десятой годовщиной смерти Вайнберга. Бедному Мойше Шмулевичу на судьбе было написано также и оставаться в тени Шостаковича, хотя тот никогда не скрывал своего глубокого уважения к музыке Вайнберга. Более того, широко признан тот факт, что сам Шостакович испытал серьезное влияние ее в своем творчестве, это не стыдно, но...

Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцены из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  
Фото 
Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Ну вот в последние годы, наконец, интерес к музыке Вайнберга перестал быть тайным, и в этом мы серьезно обязаны пропогандистской роли Гидона Кремера, чем он заслуживает не меньшее уважение, нежели своей концертной или же  педагогической деятельностью. Дело в том, что еще незадолго до того, как начались приготовления к фестивалю в австрийском городе Брегенц, художественным руководителем, которого до сих пор является английский режиссер Дэвид Паунтни (David Pountney), о музыке Вайнберга на западе не знали, практически, ничего. Паунтни писал, что всячески пытался найти, что в русской опере пришло на смену Шостаковичу и Прокофьеву, но обнаружил только дубовую бюрократическую дверь на замке. А ведь к тому времени были уже оперы и Шнитке, и Десятникова, но и об их музыке Нью Йорк узнал через Кремера.

Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцены из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г. 
Фото 
Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Австрийская постановка была совместным проектом и варшавского Большого театра, и лондонской Английской Национальной оперы, и  мадридского Королевского театра. После успеха в Брегенце представления прошли соответственно в каждом из этих театров. После этого Хьюстонская Гранд-Опера заказала Паунтни постановку у них «Пассажирки», и премьера с успехом прошла в нынешнем январе. Теперь эту же постановку хьюстонцы привозят на Фестиваль в Линкольн центре. 

Повторяю, и в романе, и в опере разрабатывается не новый, но интереснейший вопрос о взаимоотношениях палача и жертвы, встретившихся заново по прошествии многих лет. Кроме того говорится о том же, о чем писал Л.Н. Толстой в заключительной главе "Войны и мира", о губительном воздействии, как армии в частности, так и милитаристского государства в целом, на мирное население. Неудивительно, что эта тема заинтересовала Паунтни, ибо об этом же серьезном философском аспекте он поставил «Солдат» (Die Soldaten) Циммермана, уже упоминавшихся здесь в связи с Фестивалем Линкольн центра 2008-го года. Так что те, кто разделил мой восторг об этом спектакле в Park Avenue Armory шесть лет назад, ликуйте!

Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г.  Фото Марины Левицкой (Marina Levitskaya).
Сцена из оперы Мойше Вайнберга «The Passenger» в постановке Houston Grand Opera на фестивале Линкольн-центра 2014г. 
Фото 
Марины Левицкой (Marina Levitskaya).

Что же происходит в опере? Главная героиня – женщина из Германии, следующая на океанском лайнере вместе с мужем в Бразилию, где тот должен заступить на серьезный дипломатический пост. Он только не знает, поскольку жена скрывает это от него, что во время войны она служила в СС в качестве надсмотрщицы в женской части Освенцима. Коллизия возникает, когда героиня узнает в одной из пассажирок лайнера свою бывшую подопечную, считавшуюся ею давно мертвой. И в нашей героине вскипают страх разоблачения и... обида. И сама жертва, и ее жених, погибший в лагере, когда-то не оценили и начисто отвергли ее чуть ли не симпатию, кода та пыталась в рамках своего поста помочь этой обреченной паре. Дело в том, что бывшая надсмотрщица и по сей день не может понять, какие могли к ней быть претензии за то лишь, что она искренне любила своего фюррера и аккуратно выполняла свой долг на благо родного отечества. Надеюсь, теперь понятно, насколько эта тема была и остается актуальной в нашем несовершенном мире.

© RUNYweb.com

Просмотров: 5228

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

Видео

Loading video...

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости