Понедельник, 17 Декабря 2018

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Олег Кашин: «В России убивают не за правду, а за обиду»

16 Апреля, 2012, Беседовал Геннадий Кацов

Московский журналист Олег Кашин

Московский журналист Олег Кашин. Фото со страницы на Facebook.

Олег Кашин, московский политический журналист, специальный корреспондент издания "Коммерсант", гость Нью-Йорка, прибывший сюда по программе фонда Пола Хлебникова. Полтора года назад на Олега напали в Москве, возле его дома. Камеры наружного наблюдения сняли это избиение, комментаторы единодушно отметили политическую мотивацию этого преступления, после чего о нем узнал весь мир. 

Нашу беседу с Олегом мы начинаем именно с того ноябрьского вечера, который едва не стоил Олегу Кашину жизни.

Олег Кашин: Это был ноябрь 2010-го года. Напали двое молодых людей, и это все снято камерами наблюдения, которые развешивает полиция по Москве. После нападения на меня, эта же полиция повесила на ворота такой прожектор, мощный. Как мы шутим, это для нового видео, чтобы видимость была четче. Они нанесли мне 56 ударов арматурой по голове, по рукам, по ногам. Причем, там был момент, что у нападавшего отлетела эта арматурина, и он пошел за ней, вернулся и продолжил бить, хотя я уже лежу. Меня действительно убивали, и я благодарю бога, что я выжил. Действительно, было трудно выжить. Три месяца валялся по больницам, много титана мне имплантировали внутрь, потом вернулся к работе.

Вы успели разглядеть этих людей?
Я видел одного из них… Тоже было смешно, забавно как по моим словам художник с Арбата, которого привели миллиционеры, такой настоящий арбатский художник, рисовал фоторобот, и потом по этому фотороботу этих людей искали, но не нашли. Более того, там по разным причинам в дело вмешался Медведев, и дело подняли на максимально высокий уровень следственного комитета российского. А дело вела, действительно, лучшая бригада следственного комитета – генерала Голкина. И вот когда Медведева заменили на Путина, в сентябре, буквально через неделю у Голкина дело отобрали, отдали другому следователю. Прошло уже 5 месяцев, но за это время я с новым следователем виделся только один раз, причем по моей инициативе. Мне кажется, что они передумали его раскрывать, потому что, уверенность у меня уже сто процентная, что раскрытие дела зависит от политической воли, а не от чего больше.

Олег, какова причина, на Ваш взгляд, этого нападения?
Я по этому поводу даже судился с бывшим уже лидером движения «Наши» Василием Якименко, потому что я уверенно связываю это нападение с моим многолетним конфликтом с прокремлевскими молодежными движениями. Там достаточно известный был эпизод, когда накануне нападения, где-то за месяц до него, моя фотография висела на сайте движения «Молодая гвардия» с подписью: «Будет наказан». А после нападения они ее так стыдливо убрали. Я знаю, я писал об этом, что «Нашисты» нанимают футбольных хулиганов для выяснения силовых отношений со своими оппонентами. И, в принципе, насколько я могу судить, эти люди тоже были из этой категории.

Какого они были возраста?
Молодые, моложе меня, лет 25, наверное, максимум. Но я видел только одного, потому что там же тоже вполне драматургично было. Ночь, подхожу к калитке моего дома. Парень стоит…

Это был самый центр Москвы?..
На Пятницкой, центр Москвы. Стоит у калитки парень с цветами, вероятно, ждет девушку. Окей, хорошо. Я подхожу к калитке, он бросает цветы на землю, достает арматуру и, соответственно, все начинается.

Итак, причина – Ваши статьи, посвященные вот этим молодежным организациям?
Статьи, высказывания в блогах и общая такая многолетняя полемика, которая была и в публичных дебатах, и в той или иной форме. Сейчас датчане сняли фильм «Поцелуй Путина», как раз о моих отношениях с «нашистами». Всем его рекомендую посмотреть.

Это художественный фильм?
Документальный. Причем, они выбрали одну активистку «Наших», снимали ее много лет, будучи уверены, что рано или поздно история чем-то закончится. Эта история, действительно, чем-то закончилась, правда, для меня это было достаточно неприятно. Да, я, наверное, стал более знаменитым после этого всего, но терять палец и еще немалую часть здоровья не очень радостно, поверьте.

А на Ваш взгляд, чего они хотели добиться: убить Вас, недобить и закрыть Вам рот, или же это образцово-показательная акция?
Во-первых, сознательно, закрыть рот, потому что отдельная серия ударов была по обеим челюстям. У меня была оторвана верхняя челюсть. Я не понимаю, как это возможно технологически. Верхняя челюсть была оторвана. Это фантастика. И, очевидно, это был такой message всем остальным: «Имейте в виду, что такое может быть с каждым». Не знаю, корректно ли себя с кем-нибудь сравнивать, но убивают Политковскую – понятно: тема Кавказа. И тема Кавказа со смертью Политковской была закрыта. Все уже боятся касаться Рамзана Кодырова, допустим. Напали на Кашина, и, в принципе, это могло стать лейблом таким: тема закрыта, пожалуйста, вот, не касайтесь.

Не стало?
Слава богу, не стало. И для меня тоже стало сюрпризом то, что так всколыхнуло всех это нападение. Восемь дней подряд, круглые сутки, возле офиса московской полиции на Петровке стояли люди с плакатами: «Кто избил Кашина?», сменяя друг друга. Такого не было никогда. Была газета «Кашин», которую делали коллеги из разных изданий. И действительно, у нас нет единого журналистского сообщества, на самом деле. Есть какие-то разрозненные группы. Этот эпизод всех объединил, я сам этого не ожидал.

А чего они боялись в Ваших статьях? Ваша позиция по отношению к этим молодежным движениям?
Дело не в том, что боялись. Я продолжаю настаивать, что невозможно опубликовать какую-то там сенсацию, которая может лишить должности кого-то или сотрясти какие-то устои. Но поскольку у них там этика криминальная, бандитская и первобытно-общинная, то, буквально вот, обидеться они могут. Они убивают не за правду, они убивают за обиду. Я уверен, что и Политковская чем-то обидела тех, кто организовал ее убийство. И я обидел тем, ЧТО из года в год писал и говорил. 

Собственно, выражение «ликующая гопота» придумано не мной, но культивировалось мной, и они реагировали на это. Я призывал коллег игнорировать их мероприятия, я был инициатором так называемого «антинашистского» пакта, потому что считал, что любое, даже критическое освещение их акций – это легитимизация их. Потому что они, их публичное проявление, как раз то, ради чего они существуют, мол, что есть какая-то агрессивная молодежь, поддерживающая Путина. Я предлагал их вывести за поле политики, и это, я уже знал еще до нападения, было для них почему-то крайне болезненным. 

Масса еще есть эпизодов, когда они были первым учреждением, государственным, по сути, которое объявило открытую войну прессе. Они брали на себя ответственность за атаки на сайт «Коммерсанта». В свое время они выпускали туалетную бумагу под видом нового формата газеты «Коммерсант», с мобильными телефонами журналистов этой газеты. Действительно, были проблемы, когда журналистка, которая писала до меня, боялась идти домой одна, потому что у ее дома постоянно дежурили, может быть, даже эти, персонально, молодые люди. Ее охраняла охрана «Коммерсанта» после этого. И вот, я тоже обо всем этом писал, писал, писал, писал и к лету 2010 года стал их персональным врагом.

Они продолжают на Вас нападать?
Тоже интересный момент: у нас вскрыли переписку «Наших», тоже какие-то хакеры, добрые хакеры, хорошие хакеры.У нас есть такой русский WikiLeaks, называется сайт slivmail.com, и на этом сайте есть переписка движения «Наши», внутренняя. Там я в толпе их врагов, а список их врагов, по-моему, 100 человек. Но что характерно: весь период, предшествующий нападению на меня, в этих письмах вычищен, как-будто они до меня не переписывались. Поэтому, я считаю это таким жирным, косвенным доказательством. Ну, а что касается ситуации после нападения, то я потратил множество сил и нервов на длительный судебный процесс с господином Якименко, который пытался отсудить у меня свои честь и достоинство по поводу того, что я высказывался на тему причастности «нашистов» к моему делу.

Отсудил?
Слава богу, нет! Я должен поблагодарить адвокатов из ассоциации АГОРА. Я не думаю, что она известна в Америке, но, действительно, это у нас главное сейчас в России новое правозащитное учреждение. Ребята из Казани, молодые юристы, живущие на какие-то мировые гранты, берутся за каждое дело, когда там, либо блогер, либо журналист либо…

За честь и достоинство?
Не обязательно, бывают даже уголовные дела. Сейчас, знаете, модно сажать за разжигание ненависти к социальной группе. «Менты», допустим, или в таком духе.

То, что все мы видели на видеозаписи, показывает, что у ваших противников есть штурмовики и, наверное, штурмовые отряды.
Да, штурмовики, штурмовые отряды. Мы все, и я в последнюю очередь, стараемся не ходить в те места, где можем встретить этих людей. Но я тоже был на этих митингах, вы видели – и в декабре, и на Болотной даже, на последних митингах, и на Пушкинской, и на Новом Арбате. Эти же боевики приходят на митинги оппозиции и кричат: «Мы за Путина!», либо просто ходят и показывают, что вот, мы здесь. 

Они на последнем митинге «За Путина!» избили корреспондента телеканала российского Илью Василина, который снимал раздачу денег митингующим. Они в силе, и у них все в порядке. Есть информация, что движение «Наши» будет распущено. Я даже верю, что оно будет распущено, но я также верю, что боевые бригады не у дел не останутся. Потому что эта серая зона российской политики, в которой Кремль решает свои проблемы не теми способами, которые прописаны в законах, - она, к сожалению, остается, и будет всегда, независимо от того, кто сидит в Кремле.

То есть, будут «Наши», не будут «Наши» - это место будет заполнено.
Конечно, конечно.

В двух словах, каким образом, Вы здесь, какими путями?
Странными путями, на самом деле. Я учусь, ну, уже заканчиваю учиться, улучшаю свой professional skills

Век учись?
Да, да, да. По программе фонда Пола Хлебникова, за что им тоже спасибо, потому что после убийства семилетней давности в Москве главного редактора журнала Forbes Пола Хлебникова, его семья тратит деньги на подготовку российских журналистов. До меня, год назад, я знаю, здесь учились Катя Кронгауз из журнала «Большой город», Максим Трудолюбов из «Ведомостей», и вот теперь пришла моя очередь.

Это ежегодная стипендия?
Ежегодная стипендия на одного журналиста из России. И надеюсь, что когда я вернусь в Москву, знания, полученные здесь, помогут мне работать там и дальше.

Нравится Вам Нью-Йорк?
Нравится. Я здесь второй раз, но первый раз как-то его не прочувствовал. А теперь в восторге.

Олег Кашин в передаче Геннадия Кацова «Пресс-Клуб» на телеканале RTN WMNB:

Loading video...

© RUNYweb.com

Просмотров: 7374

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

Видео

Loading video...

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости