Понедельник, 18 Декабря 2017

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Фракталы в изобразительном искусстве: картины, которые снимут стресс

9 Августа, 2017, Наталья Азаренко

Фракталы в изобразительном искусстве: картины, которые снимут стресс

Согласно многолетним исследованиям американских ученых, созерцание художественных полотен с фрактальными элементами понижает уровень стресса на целых 60 процентов.

Давно не секрет, что объекты, обладающие признаками фракталов, воспринимаются человеческим глазом как высшее проявление гармонии и красоты. Кроны деревьев и горные хребты, уникальные узоры снежинок и «золотые» спирали морских раковин и волн, кристаллы и кораллы – мы готовы бесконечно созерцать их и в живой природе, и на полотнах художников. Как выяснилось, это занятие еще и целительно: согласно многолетним исследованиям американских ученых, оно понижает уровень стресса на целых 60 процентов.

Упрощенное научное определение фрактала (от латинского fractus – «дробленый, сломанный, разбитый») – множество, обладающее свойством самоподобия. Этим понятием также обозначают самоподобную геометрическую фигуру, каждый фрагмент которой повторяется при уменьшении его масштаба. Фрактальными характеристиками обладают многие системы человеческого организма: строение кровеносной системы, бронхиального дерева, нейронных сетей и так далее.

Лечение Поллоком

Ричард Тейлор из Орегонского университета занимается изучением фрактальных структур в целом и конкретно в живописи, начиная с 1999 года. В частности, на примере полотен его соотечественника Джексона Поллока. При помощи компьютерного анализа узоров, из которых сотканы картины, ученый установил, что они обладают качествами, присущими природным фрактальным явлениям – таким, как береговые линии, например. Именно этому фактору исследователь склонен приписывать непостижимую для многих популярность работ американского абстракциониста.

Джексон Поллок «Фреска», 1943 г.
Джексон Поллок «Фреска», 1943 г. 

Со свойственной ученым дотошностью Ричард Тейлор принялся вычислять фрактальную размерность картин Поллока. Так он установил, что эта величина менялась от значения, близкого к единице, в 1943 году до коэффициента 1,72 в 1954-м. Физик предлагает использовать этот показатель для датировки и подтверждения подлинности работ, ведь, согласно его данным, а также исследованиям других ученых, фрактальный анализ может помочь определить подделку с гарантией до 93 процентов.

Джексон Поллок «Конвергенция» (1952 г.)
Джексон Поллок «Конвергенция»,1952 г.

Для более точного изучения влияния фрактального искусства на человека Тейлор использовал метод электроэнцефалографии (ЭЭГ), позволяющий фиксировать малейшие изменения функции коры головного мозга и глубинных мозговых систем. Он показал, что созерцание фрактальных паттернов сопровождается значительным снижением уровня стресса и даже ускоряет восстановление организма после хирургического вмешательства.

Эволюция фракталов

Ван Фу «Без названия», XIV век
Ван Фу «Без названия», XIV век

Фракталы давно и прочно обосновались в изобразительном искусстве, начиная с канувших в лету цивилизаций ацтеков, инков и майя, древнеегипетской и древнеримской. Во-первых, их достаточно сложно избежать при изображении живой природы, где фракталоподобные формы встречаются сплошь и рядом.

Слева Ван Мэн, справа – Шен Чжоу
Слева Ван Мэн, справа – Шен Чжоу

Одни из наиболее ранних и ярко выраженных образцов фрактальной живописи – пейзажные традиции древнего и средневекового Китая.

В 20 веке фрактальные структуры получили наибольшее распространение в направлениях оп-арт (оптическое искусство) и имп-арт (от слова impossible – невозможный). Первое из них выросло в 1950-е годы из абстракционизма, точнее говоря, отпочковалось от геометрической абстракции. Одним из первопроходцев оп-арта был Виктор Вазарели – французский художник с венгерскими корнями.

Виктор Вазарели «Клонопин» (слева) и «Гуива» (справа)
Виктор Вазарели «Клонопин» (слева) и «Гуива» (справа)

А вот на поприще имп-арта, которое выделяют как самостоятельное течение внутри оптического искусства, прославился нидерландский художник Мауриц Корнелис Эшер. Он применял в создании работ приемы, основанные на математических принципах.

Мауриц Корнелис Эшер «Бабочки» (слева) и «Все меньше и меньше» (справа)
Мауриц Корнелис Эшер «Бабочки» (слева) и «Все меньше и меньше» (справа)

Эшер набил руку в изображении «невозможных фигур»: создании оптических иллюзий, вводящих зрителей в заблуждение и заставляющих напрягаться вестибулярный аппарат.

Мауриц Корнелис Эшер «Сфера спиралей» (слева) и «Чувство 2» (справа)
Мауриц Корнелис Эшер «Сфера спиралей» (слева) и «Чувство 2» (справа)

Фрактальная сложность и мозг художника

Итак, рассматривание фракталов оставляет заметный след в мозговой деятельности человека, который даже фиксирует специальная аппаратура. Но существует и обратная взаимосвязь: психическое и ментальное здоровье художника может повлиять на количество и качество фрактальных композиций в его работах.

Один из хрестоматийных примеров – биография англичанина Луиса Уэйна, который после смерти жены от рака всего через три года после свадьбы увлекся рисованием антропоморфных котов, и сделал на этом неплохую карьеру. Он продолжал изображать кошачьих, даже когда попал в психиатрическую лечебницу с прогрессирующей шизофренией.

Луис Уэйн «Лесная опушка», 1928 г.
Луис Уэйн «Лесная опушка», 1928 г.

Здесь с его картинами начало происходить что-то невероятное: они расцвели кислотными психоделическими красками, а коты постепенно эволюционировали в дивные фрактальные структуры. И если бы открытие психотропных свойств ЛСД не было случайно обнаружено химиком Альбертом Хофманом спустя 4 года после смерти Луиса Уэйна, можно было бы предположить, что трансформация стиля художника – результат экспериментального лечения шизофрении, в котором действительно применялось это вещество, но только парой десятилетий позже.


Луис Уэйн «Кот-калейдоскоп IV» (слева) и «Кот-калейдоскоп VII» (справа)

Что касается заболеваний, приводящих к угасанию когнитивных функций и слабоумию, то здесь наблюдается обратная связь. Так было в случае с Виллемом де Кунингом, у которого в 1982 году диагностировали болезнь Альцгеймера. Как отмечает в своей научной публикации Ричард Тейлор, о котором шла речь выше, фрактальная сложность его абстрактных картин стремительно уменьшалась пропорционально тому, как прогрессировала деменция художника. Анализ работ семи художников с различными неврологическими проблемами показал потенциал исследования предметов искусства в качестве нового инструмента для изучения таких заболеваний.

Так выглядели сложные фрактальные нагромождения на ранних картинах Виллема де Кунинга 1940-х годов:

Виллем де Кунинг «Нидерланды» (слева) и «Раскопки» (справа)
Виллем де Кунинг «Нидерланды» (слева) и «Раскопки» (справа)

А так – поздние работы, написанные в период болезни. По замечанию Тейлора, в них присутствует умиротворение, которого не хватало на полотнах художника в пору его творческого расцвета:

Виллем де Кунинг Без названия I», 1985 г.  (слева) и «Кусок бумаги», 1987 г. (справа)
Виллем де Кунинг Без названия I», 1985 г.  (слева) и «Кусок бумаги», 1987 г. (справа)

Фрактальная живопись нового времени

Сегодня создание фрактальных паттернов не составляет особого труда. Существует множество компьютерных программ, позволяющих синтезировать их в несметном количестве при соответствующей художественной ценности. Но все еще есть авторы, трудящиеся на этом поприще по старинке, используя не цифровые, а вполне осязаемые средства. Один из достойных внимания – доктор нейробиологии Пенсильванского университета Грег Данн.

Грег Данн «Гиппокамп II», 2010 г.
Грег Данн «Гиппокамп II», 2010 г. 

Во-первых, для вдохновения он использует образцы из сферы своего непосредственного предмета изучения – различные клетки, отделы и процессы головного мозга, терминологические обозначения которых совпадают с названиями картин.

Грег Данн «Колонки кортекса», 2014 г.
Грег Данн «Колонки кортекса», 2014 г. 

Во-вторых, ученый применяет нетривиальные материалы и технику: алюминиевые пластины, металлический порошок, золото, эмаль, слюду, чернила и так далее. На своей странице он признается: «Я восхищаюсь японскими, китайскими и корейскими мастерами живописи, их самодостаточностью и простотой. Я пытаюсь следовать их примеру».

Грег Данн «Синаптогенез», 2001 г.
Грег Данн «Синаптогенез», 2001 г. 

Если пока не получается заказать одну из работ американского нейробиолога, чтобы постоянно иметь перед глазами картину-антистресс, просто добавьте в закладки эту статью и возвращайтесь к ней всякий раз, когда уровень кортизола(«гормона стресса») в крови начинает зашкаливать и доставлять дискомфорт.

10 художников c ярко выраженными элиемнтами фрактальной живописи в творчестве: Винсент Ван Гог, Пит Мондриан, Микалоюс Константинас Чюрлёнис, Пауль Клее, Сальвадор Дали, Джоржия О'Киф, Василий Кандинский, Аристарх Лентулов, Николай Рерих, Павел Филонов. 

Источник: Артхив

Теги: фракталы

Просмотров: 1623

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости