Среда, 14 Ноября 2018

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

ЭКСКЛЮЗИВ! Слава Зайцев: «Хочу, чтобы был праздник»

8 Июня, 2011, Беседовала Майя Прицкер

Слава Зайцев в Нью-Йорке во время фестиваля «Наше Наследие», июнь 2011г.

Слава Зайцев в Нью-Йорке во время фестиваля «Наше Наследие», июнь 2011г. Фото Людмилы Кудиновой / InterEventPhotos

Когда в Нью-Йоркском National Arts Club открывалась выставка, посвященная творчеству Славы Зайцева, в довольно просторных залах выставки было не протолкнуться. Просто чудом толпа не обрушила манекены со сложными зайцевскими нарядами и не сбила со стен фотографии. Таким же чудом показался мне сам Зайцев: на редкость моложавый, несмотря на свои 73 года и недавно перенесенный микроинсульт, он стойко выдержал церемониальные речи, вспышки и щелчки фотокамер, осаду журналистов и длиннющую очередь тех, кто хотел с ним сфотографироваться. В расшитом цветами камзоле, он встречал каждого приветливой улыбкой, пожимал руки, терпеливо выслушивал комплименты и воспоминания о неких давних встречах, и в нестерпимой жаре и давке казался самим воплощением американского слова cool.

Как вы все это выдержали? Вы всегда такой? 
Ну как я мог кому-то отказать?  Я был рад, что люди пришли, что им нравится то, что я делаю. Все, что произошло в моей жизни – это чудо, это божье провидение, поэтому надо быть признательным и отдавать. Меня и в детстве называли солнечным мальчиком: я всегда и всем улыбался. Ну, и конечно «тренирвка» помогает: каждый показ мод – страшное напряжение нервов. У меня ведь много манекенщиц участвует – в последний раз 68!  

Сколько же у вас помощников? 
Двое.

Не может быть! Во всем мире за кулисами каждого шоу работают десятки людей: одни делают макияж, другие причесывают, кто-то отвечает за одежду... 
Когда я приехал впервые в Нью-Йорк и увидел весь этот хаос за кулисами, я понял, что это не для меня: когда так много народу, невозможно добиться  настоящего единства, гармонии.

У меня такое ощущение, что вы всю жизнь стремились вырваться за пределы собственно моды. 
Совершенно верно. Я вообще не собирался стать ни модельером, ни художником: я мечтал стать актером. Но я ни о чем не жалею. 

Слава Зайцев в Нью-Йорке во время фестиваля «Наше Наследие», июнь 2011г.
Слава Зайцев в Нью-Йорке во время фестиваля «Наше Наследие», июнь 2011г.  Фото Людмилы Кудиновой / InterEventPhotos

Театр моды Славы Зайцева и ваша работа в качестве театрального дизайнера – это продолжение той же мечты? 
Меня всегда очень интересовала история костюма. Это был мой любимый предмет. В театре это помогло. И сейчас в свои коллекциях я опираюсь на старые традиции национального костюма. Это такой кладезь идей и красок, такое богатство. Костюм должен быть праздником, должен поднимать настроение.  Я люблю, чтобы был праздник.  

В течение многих лет вы одевали чуть ли не всех самых «богатых и знаменитых» в России: от сестер Вертинских до Раисы Горбачевой. Как было с ними работать? Они слушались или пытались диктовать? 
По-разному. Фурцева, например, говорила: “Славочка, вы же лучше меня знаете... Делайте то, что считаете нужным”. Люблю одевать Валентину Терешкову – она обычно заказывает по нескольку костюмов сразу. Всегда предпочитала костюмы и полностью мне доверяла. Смешная была Зыкина, я ее очень любил. Как-то, это было в 1970-е, пришел я к Плисецкой и Щедрину, мы как раз «Анну Каренину» готовили в Большом театре. Щедрин играет на рояле фрагменты из балета, Плисецкая – на фоне окна, как сегодня помню ее восхитительный силуэт и  незабываемые руки. Раздается телефонный звонок – Зыкина. Плисецкая говорит: «У нас Зайцев сидит». Зыкина: «Я так давно хочу с ним познакомиться, как бы это сделать?». Договорились, только с одним условием, чтобы она сняла с головы свой ужасный «валик» -- помните, у нее одно время была такая прическа? Пришел я к ней домой. Она меня встречает без «валика», в чем-то просторном. Она в то время очень любила всякие узоры, блестки. А я сделал ей строгое синее платье с самой  минимальной отделкой, и она с ним поехала на гастроли. Потом оказалось, что не выдержала – добавила-таки блесток. Все испортила. Но со временем и она привыкла мне доверять. 

У Зыкиной была фигура явно не «модельная»... 
А я люблю работать с нетрадиционными фигурами. Вот, например, композитор  Александра Пахмутова  -- еще одна из моих любимых клиенток. Как сделать так, чтобы такая маленькая женщина выглядела элегантно, эффектно? Это и делает мою работу интересной... 

Слава Зайцев на открытии выставки в National Arts Club, которая проходит в рамках фестиваля «Наше Наследие». Нью-Йорк, 02 июня 2011г.
Слава Зайцев на открытии выставки в National Arts Club, которая проходит в рамках фестиваля «Наше Наследие». Нью-Йорк, 02 июня 2011г. Фото Людмилы Кудиновой / InterEventPhotos

Кто ваши творческие и реальные наследники? 
Мой сын Егор удивительно талантливый человек. Он делает две коллекции в год, как полагается. Но его одежда – это не коммерческие вещи, это арт-объекты, необычные, авангардные. Другая его страсть – это Школа моделей, которой он руководит. Мы даем нашим студентам хорошее образование, воспитываем их вкус, учим, как носить  вещи, учим танцевать, двигаться, чувствовать в пространстве свое тело. Ведь очень высокие женщины часто стесняются своего роста, сутулятся. Преподают в нашей школе бывшие модели, которых я воспитал в моем Доме моды и в Театре моды Славы Зайцева. Кто лучше их знает, к чему и как приготовить будущую модель?  И даже если эти девочки не станут моделями, они выйдут людьми с хорошим вкусом и пониманием себя и своего стиля.   
Если говорить о наследниках, то я большие надежды возлагаю на внучку Марусю, дочь Егора. Она только что окончила школу, очень талантливая девочка, целеустремленная, с прекрасными, сильными руками настоящей художницы, она рисует и шьет и уже создает свой дизайн. 

Должен ли художник-модельер шить?
Обязательно. Мое самое счастливое время, когда я остаюсь один на один с тканью и ножницами и начинаю кроить. Сейчас, к сожалению, слишком много тех, кто может нарисовать, но не знает, как сделать.  

Вы всегда рисовали. Но в последнее время картин появляется все больше и очень необычных, эмоциональных, психологически сильных... 
Где-то в 90-е Серж Сорокко, который живет в Сан-Франциско, владелец галереи и мой хороший друг, увидел мои рисунки и предложил устроить выставку. Я запротестовал – да когда, как... А он говорит – приезжай к нам и поработай. И я 20 дней в Сан-Франциско смотрел на чудесные виды из окон студии, которую он мне предоставил и писал свои вещи. Я не знаю, как и почему они рождаются, как возникает образ. Как не знаю, почему рождаются стихи, которые вдруг стали приходить ко мне, когда мне было уже 40 лет. Для меня и то, и другое -- это освобождение души. Я пишу пастелью и никогда своих работ не переделываю.  

Каково было все эти годы быть первым, главным, уникальным, ведущим? 
Я всегда очень много работал. Вкалывал, как Папа Карло.  

© RUNYweb.com

Просмотров: 12124

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

Видео

Loading video...

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости