Четверг, 18 Января 2018

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Александр Гунько: «Пение для меня – молитва»

13 Мая, 2005, Наталья Белая

Певец Александр Гунько

Певец Александр Гунько

Жаркие дискуссии о том, в каком мире мы оказываемся, приехав в Америку, ведутся постоянно. Многие пытаются противопоставить иммигрантскую среду американской, а бывает и наоборот. Кто-то, живя на Брайтоне, "в Америку не ходит", а кто-то даже по-русски предпочитает принципиально не разговаривать. С моей точки зрения, обе эти крайности - проявление явных или скрытых комплексов. Поэтому так радостно видеть людей, которым удается сочетать в себе и то, и другое. Америку и Россию, культуру, впитанную с молоком матери, и реалии окружающей среды, друзей-однокашников из детства и коллег-соседей из нью-йоркского бытия. Именно таким человеком мне показался замечательный певец Александр Гунько.

Александр вырос в городе Николаеве и, как многие его сверстники, поступил в Кораблестроительный институт. Однако судьба дала ему Дар, который, как ни странно, проявился во время службы в армии. Именно там молодой человек начал выступать: петь, играть на тромбоне в военном оркестре. Впрочем, еще в ранней юности он уже был своего рода звездой. На улице, во дворе, где под гитару пел все популярные на тот период полублатные песни, которые сейчас называются благородным словом "шансон".

Вернувшись из армии, юноша окончательно утвердился в своем призвании. Поступил в Одесскую консерваторию, а на последнем курсе, в 1993 году в составе Одесского театра оперетты приехал на гастроли в Америку. Поездка по 27 городам ошеломила его: "Было ощущение, что я, до тех пор не выезжавший за границу, попал в видик. Автозаправки, полицейские машины, вертолеты, витрины... Само собой пришло решение остаться. Я понял, что второго такого шанса судьба может и не предоставить".

И началась дорога поначалу нелегального иммигранта, которая, как известно, не бывает усеяна розами: "Мне никогда ничего легко не давалось. Но я всегда считал, что должен реализовать тот талант, который дан мне Богом. Когда я оказался в Америке, мне было 25 лет, у меня была хорошая вокальная школа, и я был полон надежд".

Я знаю, что многие из наших читателей прошли аналогичный путь, и им не понаслышке знакома ситуация, когда без грин-карты захлопываются, не успев распахнуться, многие американские двери. Но пути обратно Александр для себя не видел. И постепенно все становилось на свои места. Появлялись друзья, завязывались контакты. А потом уладилось с документами, и приехала семья.

Профессиональная карьера тоже набирала обороты. Концерты, сначала для небольшого числа зрителей, потом все большего и большего. Имя талантливого певца прозвучало в прессе, передавалось из уст в уста, и, наконец, запомнилось. Уже через полтора года после приезда Александр Гунько выиграл проводившийся в Карнеги-холле международный конкурс имени Энрико Карузо. Получил денежную премию, приглашение на прослушивание в миланский Ла Скала и концерт в доме Верди.

Конечно, Александр понимал, что даже при его уникальном даровании нужно совершенствоваться, посещал частные уроки, занимался с педагогами Метрополитен-опера, не пренебрегал и возможностью работы в шоу-варьете.

"Я пел в ресторане "Националь". Арии, отрывки из оперетт, репетировал с танцорами. И очень благодарен этому периоду своей жизни. Там во многом я утвердился в том, что я актер. С тех пор мне не сложно двигаться, танцевать. На сцене нельзя стоять, как вкопанный. Публику нужно заряжать. Думаю, мне это удается".

Потом последовала работа в театре   Журбина, и еще один очень важный этап -Еврейский театр Folksbienne Yiddis Theatre. "Там у меня был успех. Настоящий. В спектакле "Янкель-кузнец" я играл специально для меня написанную роль странника, своего рода alter ego главного героя. Это был первый опыт работы в профессиональном американском театре. Он вернул меня к моей, если так можно сказать, миссии, которую, если Бог даст, исполню обязательно".

Случилась и черная полоса в жизни Александра Гунько. Сначала распался, не выдержав испытания Америкой, его брак. А следом произошло самое страшное для певца — потеря гоясса. На вопрос, что дало ему силы выстоять и не потерять надежду, у Саши ответ один: "Бог. Я верю в Бога, в ангела-хранителя, который осеняет меня своим крылом. В самые тяжкие периоды безысходности я чувствовал, что он со мной. И получал помощь. Знаете, у меня очень рано ушли из жизни родители. И в свои 20 с небольшим мне не к кому было обратиться за советом. А если мне нужен был совет, я находил его в священной книге. Главный смысл Библии в том, что она учит любви".

Творческое начало, коим щедро Господь одарил Александра, не дало ему впасть в отчаянье и позволило даже смириться с драматической ситуацией. К счастью, Бог наградил его еще одним даром - даром художника. И он стал... ювелиром. "Моя мама была модельером, может, от нее мне в наследство достался художественный вкус".

А потом вернулся голос и вместе с ним возможность наивысшей реализации.

"В первый же день, когда я увидел здание Метрополитен-опера, сказал себе: я должен петь на этой сцене. Но сначала была работа в New York City Opera. Там я пел в спектакле "Монтекки и Капулетти". А спустя несколько лет сбылась моя мечта: три года назад я прошел конкурс и был принят в труппу Мета. Знаете, иногда я сижу на сцене, смотрю на прожектора, на затемненный зал, на публику, наблюдаю за движением смычков и чувствую, что попал в сказку, в рай. До сих пор не могу поверить, что выхожу на эту сцену! Нигде я себя так хорошо не чувствую, как там. Это такое напетое место, как, знаете, бывает намoленная церковь!"

Следует заметить, что в год, когда в труппу Метрополитен был принят Александр, туда взяли еще двоих певцов. Отбирали из полутора тысяч человек...
"Я очень люблю петь и популярную музыку. Все 12 лет жизни в Америке я изучал американскую музыку, репертуар Армстронга, Синатры, Эллы Фицджеральд. Мне близок и жанр мюзикла. Безумно люблю русские романсы и красивые, мелодичные советские песни, которые до сих пор помнят и поют. Например, песни на музыку Таривердиева. Включаю в программу и военные песни, и песни 70-х годов. При этом хочу, чтобы они звучали современно, были интересны молодежи".

О принципах отбора репертуара Александр говорит, что поет только о том, что пережил и прочувствовал сам. А поскольку сейчас в его личной жизни наступил очень светлый период, то особенно проникновенно звучат в его исполнении песни о любви. "В моем репертуаре нет ни одной случайной песни. Думаю, что главное для певца - войти в состояние, в котором был композитор, когда писал. Я сентиментальный человек, поэтому романс "Ты жива еще, моя старушка" не могу петь без слез. Если пою про любовь, то это любовь, если о страсти, то страсть".

Наверное, именно поэтому так трогают и восхищают зрителей песни в исполнении Александра Гунько. Именно поэтому на его концертах между последней нотой и аплодисментами всегда есть пауза. Это означает, что волшебство состоялось. Что состоялась встреча с настоящим искусством, которое вне границ и национальностей и понимается без языка.

И все-таки при всем американском опыте, который дал ему, скажем, понимание джазовой музыки, Саша остается человеком русской культуры, чем, безусловно, гордится: "Я считаю, что человек, выросший на многострадальной русской земле, независимо от национальности, умеет глубже, чем другие, воспринимать многие вещи, радоваться мелочам. Наш человек обладает способностью к состраданию. Пение для меня своего рода медитация. Это молитва. Как только взято дыхание, вся жизнь замирает".

Наверное, кто-то скажет, что легче (став знаменитым в России) сюда приехать уже в качестве звезды. Стать звездой в Америке гораздо тяжелее. Почти невозможно. Но Александр Гунько идет по этому очень трудному пути. И я абсолютно верю в то, что он дойдет.

© RUNYweb.com

Просмотров: 7974

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Вопрос специалисту

Новостная лента

Все новости