Четверг, 3 Декабря 2020

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Кто ж не знает Фриша?

1 Сентября, 2004, Беседовала Наталия Белая

Олег Фриш с певицей Брендой Ли

Олег Фриш с певицей Брендой Ли

Этот человек в русском Нью-Йорке и его окрестностях известен практически всем. Имя его на слуху, тембр голоса не спутает с другим ни один радиослушатель, а лицо давным-давно кажется лицом близкого родственника.

Но в отличие от других известных людей Олег Фриш никогда не делает вид, что популярность тяготит. На мой взгляд, наоборот, - ему очень нравится быть известным, нравится, когда о нем говорят. Причем, иногда кажется, даже неважно, что именно. Лишь бы говорили. Не забывали.
Олега Фриша в Нью-Йорке встретить можно буквально везде, причем, что удивительно -  в одно и то же время. Уж не знаю, какой вид наземного или надземного транспорта предпочитает Олег, но запредельной скоростью перемещения в пространстве он явно владеет. Как и чувством юмора, впрочем…

Олег, ответь мне на такой вопрос: почему тебя все знают? Кто ты такой? Как бы представился нашим читателям?
В Америке есть такое определение – public person – общественно-значимая фигура. Именно это я и есть. Что ж, какое общество, такая и персона.

Какое общество ты имеешь в виду?

Общество тех, кто меня смотрит и слушает. Общество тех, среди кого мы живем. Русские американцы: телезрители и радиослушатели практически всех каналов на русском языке, которые здесь были и есть. Но общество это включает не только наших иммигрантов. Несколько лет назад я начал работать с американскими звездами. Очень скоро - уже в июне - на телевидении RTN/WMNB начинается цикл моих авторских программ под названием «Как будто вчера».

Ты будешь рассказывать об эстрадных звездах прошлых лет. Я правильно догадалась?

В Америке нет такого понятия – эстрада. Есть шоу-бизнес, поскольку все подчинено зарабатыванию денег, прежде всего. Если это артист некассовый, то его практически нигде нельзя увидеть и услышать. Нельзя купить его записи. В моей программе будут принимать участие звезды как прошлого, так и настоящего. Какие-то имена знакомы русскому слушателю, о других он никогда не слышал. Первой гостьей передачи станет Анита О'Дей – самая лучшая в мире белая джазовая певица, которой скоро исполняется 80 лет. По ее записям сейчас во всем мире обучают джазовому вокалу. Но главное – за ее именем стоит Судьба. Понимаешь, я – выкапыватель. Мне прежде всего интересна Судьба, жизнь, неординарность творческой натуры. Безумно интересна мне, скажем, была Конни Фрэнсис, записи которой в 60-е годы расходились миллионными тиражами, наравне с «Битлз». А в 70-е, прямо в разгар своей славы, она была изнасилована в гостинице. Как это произошло? Что с ней было потом, мало кто знает.  А она лет 20 провела в психических клиниках, была сломлена. Теперь, когда она выходит на сцену, зал встает, она плачет. Судьба.

Олег, меня не удивляют твои многочисленные знакомства с российскими, советскими звездами. Но как тебе удается находить, как ты говоришь, выкапывать американских?

Пусть это останется моим маленьким профессиональным секретом. Мне, действительно, посчастливилось общаться более чем со ста уникальными, легендарными личностями. В их числе и Фрэнк Синатра-младший, и Глория Линн, и Билли Кинг, и Джон Кандер, и солисты оркестра Дюка Эллингтона. Все они участвовали в моих радиопрограммах, со всеми я знаком. Как знаком, конечно, и со многими звездами советской эстрады, имена которых сейчас уже мало кто помнит.

Скажи, как коллега коллеге. Ты тщательно готовишься к каждой встрече со звездой?

Я готовлюсь, конечно. Но эта информация как бы живет во мне. Знаешь, американские звезды не любят, когда ты все о них знаешь, но и когда ничего не знаешь, тоже не любят. Нужно выработать определенный стиль общения.
Надеюсь, радиослушатели, благодаря моим программам, вспомнят не только любимых исполнителей, но и любимые песни. А американцы и русские любят, все-таки, разное. Нашему человеку всегда не хватает душевности, а американцы выращены на джазовой культуре. Еще разница, – у нас люди, как только увидят новое, сразу начинают хаять. Американцы никогда не хают свое, на звездных именах делают состояния. И потом в России всегда все было слишком политизировано. Здесь же – чистое искусство. Практически всегда. Пример - мюзикл – радостный жанр.

А как же Сондхайм с его темными мотивами?

В семье не без Сондхайма, знаешь ли… Есть еще и «Кабаре» Кандера. Очень политизированная штучка. Но у него же есть легкомысленный, праздничный «Нью-Йорк, Нью-Йорк» и многое другое. И это мне нравится.

А какие песни, Олег, тебе нравились в детстве? Когда гости приходили, тебя ставили на табуретку?

Мне очень нравилась песня «Пусть всегда будет солнце». Я понимал, что это глубокая песня. А если без шуток, то, конечно, я не мог не петь. Мой папа – музыкант, Народный артист Украины, руководитель хора. Я всегда хотел в этом хоре петь. Но …в эстрадной энциклопедии обо мне очень верно сказано: «Олег Фриш – артист эстрады, журналист, популяризатор». Вот я именно – популяризатор. Мне очень нравится находить забытые имена, рассказывать истории об артистах, знакомить людей с их творчеством. Всегда найдется тот, кто знает, чего не знаю я. Я недавно нашел таких певцов, которых и в отделе кадров Росконцерта уже не помнят. И главное - мне самому это невероятно интересно. И, как мне кажется, я делаю все, чтобы то, что я знаю, донести до людей, которые живут здесь.

Тебе нравится этот процесс?

Очень. Очень! Бывают такие подарки судьбы, такие сюрпризы! Думаешь, что человека давно нет, а он жив-здоров, дает согласие принять участие в твоей программе. Поиски – это отдельная история, иногда почти детективная, в которую задействовано большое количество самых разных людей, ну, и моих сил и времени, конечно. А вообще-то, искусство не держится на звездах. Оно держится на крепких профессионалах второго уровня, которых гораздо больше.

Кто для тебя – абсолютная звезда?

В Америке – Фрэнк Синатра. Это имя знают все. Хотя для меня в профессиональном плане есть и другие имена. В каждом жанре есть свои звезды. Моя задача – находить имена и делать их достоянием людей. Быть выкапывателем и популяризатором до конца. Именно с этой целью я каждое утро просыпаюсь.

Остается ли при таком темпе у тебя время на самого себя?

Ночь. Я очень люблю ночь. Мне достаточно шести часов сна. Остальное – мое время. Знаешь, у меня слишком много планов, которые хочется воплотить в жизнь, поэтому жалко тратить время на сон. Я пишу книгу о встречах с людьми, причем, меня побудили к этому. Еще записываю свой второй диск с американским джазовым квартетом, беру уроки вокала, делаю программы для радио и телевидения.

Многое ты пытаешься объять…

Многое… Но мне очень повезло, что в этой стране я с первого дня занимаюсь тем, что мне нравится. В том числе и рекламой, хотя туда я попал совершенно случайно. Думал, что это совершенно не мое. Однако, оказалось, что получается. Популярность, кстати, в рекламном деле помогает.

Ты отдыхаешь когда-нибудь? И если да, то как?

По большому счету, я отдыхать не умею. Иногда отдыхаю, когда кто-то, а не я сидит за рулем. Иногда летаю куда-то. Вообще, люблю ездить. Чаще по делу, но иногда это совпадает с отдыхом. Например, к родителям, в Германию. Они живут там, и им хорошо.

Как ты представляешь себя в преклонном возрасте?

Я не представляю себя старым. Но, скорее всего, это будет на океане, с компьютером, обязательно с плейером и с людьми вокруг, которые имеют отношение к искусству. Но, честно говоря, я не понимаю, что такое старость. Самое страшное для меня, это когда утром не зазвонит телефон и не запланировано никакой встречи, съемки или записи. Но, надеюсь, что в ближайшее время такого не предвидится.

Скажи, пожалуйста, звезды, неважно, эстрады ли, кино, стареют?

Когда как. В России ситуация сложней, чем в Америке. Какое-то время назад многие были совсем не удел. Те, кто в работе – держат форму. Те, кто не у дел – нет. То же происходит и с киноактерами.

А ты сам бываешь в плохом настроении?

Бываю, но это длится недолго. Такое скоротечное состояние… Обычно я в такие мгновения начинаю напевать старые мелодии. И все проходит. Главное, наверное, что у меня иронический взгляд на все. А иначе – никак не выжить, по-моему. Иначе – нет пути вперед.  Так что даже негативное стечение обстоятельств порой дает мне силы что-то делать. Я постоянно нахожусь на вулкане, и мне это нравится. Хотя очень люблю внимательное отношение к себе и стараюсь сам всегда внимательно относиться к людям. Мне помогает то, что людям нужно то, что я делаю, что это не вызывает у них отрицательных эмоций. И потом, я все-таки по психологическому типу - оптимист, Лев.

Кто ты, как тебе кажется - вулкан или фонтан?
Наверное, фонтанирующий вулкан.

© RUNYweb.com

Просмотров: 6404

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Вопрос специалисту

Новостная лента

Все новости