Воскресенье, 29 Ноября 2020

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Профессиональный кайф Симы Березанской

7 Мая, 2004, Беседовала Наталия Белая

Тележурналист Сима Березанская

Тележурналист Сима Березанская. Фото Николая Комиссарова

Русскоязычной Америке особо представлять нашу гостью не нужно. Не только внешность, но даже голос Симы Березанской узнаваемы окончательно и бесповоротно. Те кто, как я, например, приехали сюда лет десять назад и, конечно же, смотрели канал RTN "первого созыва", помнит ее многочисленные интервью с самыми разными местными и заезжими знаменитостями, а также емкие и точные телепредисловия перед показом старых, любимых советских кинолент. Сейчас Сима ведет программы на радио «Новая жизнь", которые с удовольствием слушают десятки тысяч наших соотечественников. А совсем недавно на канале RTN/WMNB закончился цикл передач, который назывался "Московские встречи Симы Березанской».

Всегда подтянутая, жизнерадостная, яркая - такой мы знаем и любим эту женщину, с лица которой практически никогда не сходит улыбка. И только самые близкие знают, как трудно дались Симе несколько последних лет. Закрытие телеканала, уход из жизни самого близкого человека - мужа. Но есть, есть в ней что-то такое, что не дает пасть духом и затеряться в толпе. Этакий "непонятный огонечек в глазах", словно у булгаковской Маргариты...

Сима, когда я тебя вижу, у меня всегда улучшается настроение, честное слово! Может быть, секрет того, что с тобой откровенничают даже самые трудные собеседники, заключается в твоем особом биополе?
Не знаю, может быть. Кстати, про биопопе ты не зря упомянула. Я действительно могу снимать головную боль, значит, что-то такое есть...

Тотда понятно, почему на интервью с тобой согласились известнейшие и абсолютно недосягаемые для простых смертных  телеведущие России. Для тех, кто не смотрит канал RTN/WMNB, поясню, что среди них были Владимир Познер, Светлана Сорокина, Владимир Соловьев, Екатерина Уфимцева, Кира Прошутинская, Андрей Максимов. Эти имена дорогого стоят...
Еще бы! Но все эго было бы абсолютно невозможно, если бы у меня еще с давних времен не было друзей в мире кино и телевидения. Особенно я благодарна старшей дочери моего мужа Маше Визитей, которая работает режиссером на НТВ в программах Савика Шустера и Владимира Соловьева. Условно эти восемь передач можно разделить на две части. Первые четыре снимались в студии "Останкино" и на НТВ. Очень эффектно было беседовать о Соловьевым, к примеру, когда вокруг рабочие готовили студию к съемкам программы "К барьеру". Или оказаться в кресле блестящего интервьюера Андрея Максимова. Я сказала прямо в эфире, что это всегда было моей мечтой. На что он ответил, что "своей мечтой его еще никто не называл».
Вторая часть программ условно была названа "Московские кухни". Снимали дома у Кати Уфимцевой, у давнего моего знакомого Владимира Познера, у Анри Суреновича Вартанова, человека, который знает телевидение как никто, начиная с 50-x годов и до сегодняшнего дня. Он доктор наук, профессор МГУ и принципиально держит позицию независимого критика. Ведет несколько колонок в разных газетах. Очень яркий человек, способный анализировать прошлое, будущее и настоящее ТВ. В свое время он был руководителем моей диссертации, а еще мы вместе работали в Комитете по теории и критике телевидения, который он возглавлял в Союзе кинематографистов. Мне кажется, эта программа была одной из самых интересных.
А интервью со Светланой Сорокиной проходило в очень популярном в Москве клубе "Петрович", где воссоздана атмосфера коммунальной квартиры. И мы со Светой снимались именно в интерьере такой кухни 50-х-б0-х годов: потертые клеенки, чайники, колченогие стулья, а вокруг, по стенам - атрибуты той жизни...

Сколько времени ушло на съемки программ?
Не поверишь - восемь часовых интервью были отсняты всего за два дня!

Это немыслимо!
Конечно, было тяжело. И конечно, я нервничала. Сейчас даже сама себе не верю, что сделала это. Но одновременно и сама себе завидую. Профессиональный, признаюсь, кайф был огромный! Такие именины сердца. Я ведь очень любила этот вид своей работы. Здесь, на RTN, я  когда-то сделала 56 интервью. Бывали и прямые эфиры, как, например, с Плисецкой или Собчаком.

Вообще-то над подобными циклами простых, как кажется зрителю, интервью трудятся большие творческие коллективы...
О чем ты говоришь! Конечно! Тут не я была едина во всех лицах: и режиссер, и ведущий, и продюсер, и монтажер. Поэтому я очень благодарна Марку Голубу и Владе Хмельницкой, которые меня поддержали. И у меня появилась возможность работать с замечательными сотрудниками RTN Наташей Ростовой, Яном Барашем,  Димой Шевченко,  Аллой Серпик. Они вместе со мной боролись за успех. Без них этих программ в том виде, в каком они состоялись, просто бы не было. Каждая передача делалась адскими усилиями. Ведь какой бы ни был блестящий собеседник, телевидение требует изображения, картинки. Чтобы найти кроткий фрагмент, что-то иллюстрирующий, нужно было перелопатить гору всего. Сказала, например, Сорокина, что удочерила девочку - я нашла фрагмент из ее давнего ток-шоу  где она говорит, что хотела бы усыновить ребенка.

Кстати, я помню ты мне говорила,  что тяжелее всего далась программа именно с Сорокиной. Почему?
Скорее всего, потому что у нее сейчас непростой период в жизни. Такая тоска в глазах! Знаешь, от нее ведь отвернулись близкие друзья, когда она перешла на Первый канал. Как это возможно? Друзья должны поддерживать. Помнишь, как красиво она проявила себя в ситуации с НТВ? А новое ТВ-6 закрылось очень быстро. И что ей было делать? У нее маленький ребенок. Она сабе не изменила, просто вышла на еще большую аудиторию. Кстати, Сорокина вообще не дает интервью никому, а тут сразу согласилась. Даже не знаю, что именно сыграло решающую роль. Но, кстати, до начала съемки разговора у нас не получалось. И первая половина беседы тоже еще шла туговато. Но все-таки под конец что-то изменилось, я смогла ее разговорить. Она даже задержалась дольше на 20 минут, стала улыбаться. Возможно, она почувствовала мою искреннюю заинтересованность, доброжелательность...

Сейчас, как мне кажется, в российской прессе не так уж много доброжелательных журналистов...
Да, ты права. Меня поразило, насколько вся пресса пропитана желтым душком, недоброжелательностью. Более того, сейчас в России в журналистской среде буквально процветает непрофессионализм. Очень часто к известным людям приходят молодые журналисты, которые ничего о  них не знают... Поэтому те из моих собеседнииов, кто не был со мной знаком раньше, сначала проявляли настороженность, присматривались, прислушивались ко мне.  А я, как ты понимаешь, к каждой беседе тщательно готовилась, много читала. И потом, я в своей жизни никому никогда не задавала и не стану задавать вопросов "ниже пояса". Я не люблю желтую прессу, и никогда не подставляю своих собеседников. Считаю это просто непорядочным. Словом, множество компонентов сложилось так, чго мои герои были со мной откровенны. Еще, наверное, очень важно было то, что говорили мы с ними на одном языке. Вот как с тобой сейчас говорим.

Жизнь у тебя интересная?
Интересная. Очень  Хотя, практически, нет выходных, сплю по четыре часа. Но я люблю работать. И считаю любую свою работу творческой. В том числе и рекламу, которой тоже давно занимаюсь. Ведь все это связано с людьми. Замечательный Андрей Максимов сказал, что когда вы приходите а магазин и спрашиваете: "Почём сметана?" -  это уже интервью. Умение задавать вопросы определяет вашу жизнь, ваше общение.

Для того, чтобы работать на телевидении, нужно овладеть определенным артистизмом. Признайся, ты хотела в детстве быть актрисой?
Всегда, сколько себя помню, ужасно хотела быть актрисой. Никем другим себя не мыслила! Играла в любительском театре в Ташкенте, даже немного в кино снималась. И потом всегда старалась в любой работе хоть как-то быть связанной с театром, с искусством. Я вообще-то человек застенчивый. Раскрепощенной  я чувствую себя только на сцене и перед камерой.

Почему же ты все-таки не стала актрисой?
Говорят, если ты можешь не быть актрисой, то не надо ею быть. Но все-таки неудовлетворенность была. И именно работа на телевидении ее компенсировала. А до этого мою личную и профессиональную жизнь перевернула встреча с моим мужем Леонидом Гуревичем.  До него главной моей страстью оставался театр. После нашей встречи я "заболела"  кино. Это была такая школа!  Ведь все, что он делал, мы обсуждали вместе. Мне стал интересен процесс изнутри: как это делается, как придумывается, как монтируется... И ведь судьба меня все время так или иначе забрасывает в студию, и именно тогда, когда что-то новое как раз создается. Так было на студии "Узбекфильм" в Ташкенте, куда я пришла в момент ее создания; так случилось и здесь, в Америке на RTN, а потом и на радио "Новая жизнь". Студийная атмосфера мне очень нравится. Она не дает закиснуть! Ты остаешься молодым, потому что постоянно должен что-то придумывать, что-то новое изобретать.

Понятно, что работу свою ты любишь...
Обожаю! Моя работа - это моя жизнь. Если бы не она, не знаю как бы я  выдержала  все эти годы после смерти Лени. Ведь,  несмотря на то, что какое-то время мы жили в разных странах, все равно каждый день я слышала его голос, советовалась с ним. Наверное, я как-то состоялась бы в жизни и без него. Но тот вес, тот багаж, то понимание профессии, которое я постоянно, на протяжении долгих лет получала, - бесценный его подарок. Поначалу рядом с ним меня мучил дикий комплекс неполноценности. Я понимала, что никогда не стану кинематографистом такого уровня, он заставлял меня писать статьи, даже предсказал, что из меня получилась бы хорошая телеведущая. Я вспомнила это уже в Америке, когда действительно стала ею. А он не помнил этих своих очень давних слов.

Скажи честно, ты счастливый человек?
Думаю, что очень. Я занимаюсь любимым делом, у меня много замечательных друзей. И, согласись, не каждому выпадает долгие годы жить с глубоко любящим, порядочным и талантливейшим человеком. И это дает силы до сих пор. И ведь наша с Леней дочь, Надя, тоже в итоге пошла по нашим стопам. Она талантливый художник. А недавно сняла свой первый фильм, как художник-постановщик. До этого закончила с отличием NYU, школу Galaton, куда принимают одаренных детей.

Ты как-то в разговоре обронила, что скоро снова собираешься в Москву. Не за новым ли циклом передач?
Ну, конечно, ты угадала. Ведь почему я назвала программу "Московские встречи"? Скорее всего, следующий цикл будет связан с людьми театра. А еще один, если удастся, с людьми кино. Недаром уже несколько лет я веду на радио "Новая жизнь" программу "Ностальгическое кино". Потрясающих людей на свете много, а искренний интерес мой к ним иссякнуть не может никогда. В это я верю, на это надеюсь.

© RUNYweb.com

Просмотров: 9929

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Вопрос специалисту

Новостная лента

Все новости