Суббота, 21 Июля 2018

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Современная Украина глазами иммигрантов. О вопросе вступления Украины в Европейский Экономический Союз.

31 Марта, 2014, Юрий Горохович, профессор нью-йоркского университета (экс-одессит).

О вопросе вступления Украины в Европейский Экономический Союз.

О вопросе вступления Украины в Европейский Экономический Союз.

Зачем скажите вам чужая Аргентина?
(из популярной Одесской песни)

Недавние события на Украине, вызванные попыткой присоединения к Европейскому Союзу, привели к революционному смещению украинской власти и подписанию первого декретного документа о политических условиях в рамках сотрудничества. После этого события многие комментарии в интернете и печатных российских изданиях сводились к резкой критике такого самостоятельного решения Украины. Если попытаться обобщить эти комментарии, то они сводились к тому что "Вам же будет хуже. Посмотрите в каком состоянии Европейский Союз, будете у них мыть туалеты и служить рынком сбыта, останетесь бедными и еще обратно захотите, да будет поздно. Кому нужны ваши товары в Европе?" 

Почему-то эти комментарии меня жутко раздражали, то ли своей резкостью, то ли огульностью пророчеств. Пытаясь понять причину раздражения, я начал перебирать разные причины и доводы, и в процессе этого разбора вспомнил случай, который со мной произошел в первый же год моей иммиграции в Нью-Йорк, весной 1990-го года. 

В Нью-Йорк мы попали как многие иммигранты по распределению ХИАСа в Риме, и сразу по приезду, в октябре 1989 года нам назначили ведущую из НАЯНЫ, миссис Джойс Блум, весьма симпатичную и раскованную жительницу Нью-Йорка, которая начала вводить нашу семью в курс дела "как нам жить дальше". Мои отношения с ней срзу начали складываться особым образом, поскольку я заявил что английский язык мне не нужен (иначе надо было ходить на курся и тратить время) и что я знаю, чем я хочу заниматься и у меня есть свой собственный план, который я хочу выполнить. Она, конечно, опешила, но когда я ей выложил свои доводы, она согласилась и дала мне полную свободу и независимость действий. 

Мои планы были простые: я приехал в Америку, чтобы не начинать новую жизнь, а продолжать старую, закончить и защитить диссертацию, которую я начал в Одесском Университете, но не защитил. Для этого я привез из Одессы более 200 реферативных ссылок из научных журналов и собирался через эти ссылки и соответствующие журналы в Нью-Йоркской Публичной Библиотеке, написать письма американским ученым и предложить свои услуги в качестве научного работника, аспиранта, или того и другого вместе. Для этого я собирался научиться печатать на машинке (компьютера, естественно, у меня не было, и денег, чтобы его купить, тоже) и начать поиск научных журналов и статей в Нью-Йоркской Публичной Библиотеке для того, чтобы найти адреса авторов. Как правило в научных статьях на первой странице в сносках всегда есть адрес первого автора. Кроме того, мне надо было научиться составить себе резюме и перевести на английский, по крайней мере, сжатое содержание моей диссертационной работы. Мой "книжный" английский вполне подходил для этой цели и единственное, что мне нужно было - это пишущая машинка и время. 

Когда Джойс меня послушала, то сказала, что это очень хорошо и что она готова уладить формальности и дать мне время, необходимое для моей затеи. Мы договорились, что я буду периодически приходить и отчитываться, а она будет мне помогать с грамматикой и письмом. Я не буду здесь рассказывать все детали моего прогресса, но к весне 1990 года я получил в College William and Mary полную стипендию на учебу, аналогичное контр-предложение из Городского Универсистета Нью-Йорка (City University of New York)  и предложение начать работу летом в Hunter College. Мне было 29 лет и преодоление трудностей проходило на "ура". Светлана (моя жена) к этому времени работала на $15 в час в корейской музыкальной школе, бабушка получала "традиционный" SSI и нам вместе с нашей пятилетней дочкой хватало впритык на оплату квартиры, услуг и пропитания. Ни о каких-либо вещах и развлечениях речь, естественно, ни шла. Как говорится в народе: "Они жили бедно, но счастливо". 

Джойс Блум была необыкновенно рада моему успеху и постоянно мне говорила о том, какой я образцовый иммигрант. Однажды она мне сказала, что хотела бы чтобы я встретился с другими иммигрантами, которые только начинают поиски работы и "счастья" в этой стране. Я начал возражать, дескать, чему я могу научить этих людей, многие наверное не знают языка, проблемы с возрастом, некоторые не хотят заниматься наукой, и т.п. Но Джойс резко возразила против моих доводов и сказала, что главное - не конкретные задачи, а идея найти себя и свое дело в любой ситуации. В этом, она считала, одна из главных задач успешной иммиграции. Понимая, что дальнейшее сопротивление бесполезно, я согласился и через несколько дней встретился с группой таких же как и я иммигрантов.  

В комнате, где проходило собрание, было 10-12 человек, в основном мужчины с усталыми взглядами и печатью глубокого кризиса на лице. Большинство было старше меня и их взгляды отражали недоверие ко всему тому, что я им собирался вещать. Я начал с рассказа о себе и продолжил детальное описание моего становления в Америке. После того, как я закончил, я попросил публику задавать вопросы. Мужики зашевелились и после некоторого мочания один из них спросил меня: "Извините, а какой у вас сейчас зароботок и сколько будет дальше?" Я честно сообщил, что на сегодня денег у меня нет, живу за счет жены и бабушки, стипендия которую я стану получать в сентябре, составит 25 тысяч в год, а летняя работа в колледже будет давать $400 в месяц. После этого заявления публика затихла. Усталые взгляды перешли в категорию вопросительных и откуда-то с заднего ряда раздался вопрос: "Так для чего же вас к нам прислали?" На этот вопрос я не смог ответить ничего, кроме того, что Джойс меня попросила поделиться успешным опытом. После этого народ начал молча вставать и не глядя на меня, вываливаться в коридор. 

Я собрался и тоже вышел. По дороге, закуривая, мужики открыто обсуждали для чего меня им прислали и о каком-таком успехе можно говорить? Если выражаться более образно, то можно написать, что в тот час на 42 улице меня провожала ругань мужиков и дым дешевых сигарет. 

Конечно я был расстроен и зол на себя, на Джойс и на весь мир. Придя домой я успокоился хорошим обедом и любовью моих родных. На следующий день я встретился с Джойс  и рассказал ей о происшедшем. До разговора, подумав сам, я тоже пришел к выводу,  что никакого такого успеха у меня нет. Денег нет и особо не предвидится, от одних эконимических проблем к другим, и зачем эта вся самодеятельность? Почему не добиться какой-нибудь стабильной работы? Ведь можно пойти водить такси, пойти на курсы программистов и через несколько месяцев получать хорошую и главное стабильную зарплату, пойти искать государственную работу, закрепиться, ужиться, прикрепиться, приспособиться, в конце концов. Использовать социальные программы и вести нормальный образ жизни иммигранта, который хочет заработать и вывести свою семью из экономических оков и прийти к материальному успеху. 

После моего рассказа о происшедшем, Джойс задумалась, потом посмотрела на меня и сказала:"Ты знаешь, да, может быть они и правы в какой-то мере, но я хочу тебе сказать, что то, что ты сделал за это время, даст тебе одно огромное преимущество, какого никогда не будет у тех людей которые тебя подвергли вчера критике." Я подумал, но не нашел никакого преимущества и попросил обьяснить. Джойс сказала мне примерно следующее:"Ты никогда не будешь бояться остаться без работы и у тебя всегда будет свобода выбора, которая даст тебе огромные преимущества и возможности. Люди, которые тебя подвергли критике, никогда не будут свободны. Они получат первую работу и большинство из них будут к ней прикованы навсегда, боясь потерять эту возможность. Их выбор будет диктоваться не свободой, а необходимостью и желанием обеспечить экономическую стабильность любым образом, даже потерей своей независимости. И это не всегда обеспечит им счастье в работе." 

Тогда я еще не понимал всю значимость ее слов. У меня ушло много лет, чтобы увидеть на практике, как эта женщина была права. 

Слова Джойс, которые я вспомнил, размышляя над комментариями "злых россиян" по поводу присоединения Украины к Экономическому Европейскому Союзу, можно в полной мере отнести и к Украине. Чтобы ни происходило на Украине дальше, ее прогрессивные жители приобрели свободу выбора и действий, которых они не имели прежде и которые помогут им преодолеть косность и серость "совковства", столь глубоко сидящего в народном сознании. 

Я не знаю, насколько счастливы сейчас те иммигранты, которые слушали меня на встрече, но я лично рад каждому дню своей работы и возможности делать то, что я хочу. Я добился всего, что я хотел, когда пересекал границы СССР в 1989 году, у меня никогда не было депрессии или ностальгии. Я по настоящему свободен и не боюсь перемен. Но без свободы выбора, который я сделал, когда приехал в Нью-Йорк, мне было бы невозможно изменить мое сознание и найти себя в этой стране. 

Дорогие критики "украинского выбора", поймите, ведь дело не в материальных благах Европейского Союза. И даже не в материальной помощи, столь усердно обещаемой Россией Украине в награду за отказ от своего выбора. Как иммигрант, я знаю, что материальный достаток - это дело наживное. А вот добыть свободу и воспользоваться ей - это уж, извините, не каждому дано. Для этого, как сказал поэт, нужно немножечко выдавить из себя раба, причем, как известно, по капле. Не знаю как кто, но я нашел для себя ответ на вопрос, для чего Украина вступает в Европейский Союз, а как вы по этому поводу думаете, это уже ваше дело.

© RUNYweb.com

Теги: Украина

Просмотров: 6135

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости