-->
Понедельник, 18 Октября 2021

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Во имя отца, и сына, и святого духа! Об истории православия в Северной Америке. Часть 5

14 Января, 2011, Автор: Светлана Вайс

Протопресвитер Александр Шмеман — клирик Православной церкви в Америке, проповедник, историк и богослов.

Протопресвитер Александр Шмеман — клирик Православной церкви в Америке, проповедник, историк и богослов.

На первом же совместном совещании между епископами двух вроде бы братских церквей, которое прошло 11 декабря 1950 года, было зафиксировано, что «печальный факт церковного разделения наносит существенный ущерб святейшему делу Христовой Церкви». Было даже перечислено, к чему это привело: подрыв церковной дисциплины и чувства ответственности у служителей Церкви, ослабление проповеди Православия, умаление престижа Церкви, затруднение борьбы с воинствующим безбожием, а также  вводит в соблазн верующих. Можно на такую тему эпос сложить? Лучше не надо.

Обсуждение путей хоть какого-то дальнейшего сотрудничества зашло в очевидный тупик и Первоиерархи двух церквей, видимо от безысходности, записали в протоколе «… дальнейшие пути к более тесному каноническому единению с Божьей помощью будут указаны самой жизнью». Мудро. А что еще делать, если каждый стоит на своем до последнего?

О том, в чем была суть категорического взаимного неприятия, никто распространяться в прессе не стал. Много сора из избы не вынесли. Периодические совместные встречи рождали протокольные меморандумы о том, чтобы надо бы делать совместно: проповедовать Евангелие, жить как братья во Христе и как Церкви-сестры, заявить о взаимном раскаянии и взаимопрощении и полно выражаться через евхаристическое общение. Да, кто бы спорил? 

А вот что не надо делать, или что каждый делал, по мнению другого, не так – выяснить совсем не просто даже сегодня. Хотя трудно было не заметить, что число православных приходов в послевоенном эмигрантском мире росло, благосостояние граждан увеличивалось, рождались дети, необходимость в духовном общении возрастала, для чего стали строиться новые храмы и печаталась литература, короче, уже было что делить, помимо врачевания душевых ран. Понятие «окормлять приходы» сильно расширилось. Да простят меня еще раз честные отцы.

Единственное, что всех сплачивало по-настоящему – так это борьба против безбожного коммунистического режима на исторической Родине. И, несмотря на это, 9 апреля 1970 года Синод Русской Церкви восстановил общение с Северо-Американской Митрополией, сняв прежний запрет с ее иерархов, а 10 апреля Патриаршим Томосом даровал Русской Првославной Греко-Кафалической Церкви в Америке автокефалию. Значительную роль в подготовке этого решения сыграл протоиерей (затем протопресвитер) Александр Шмеман.

Довольны были не все. Решение Московской Патриархии вошло в конфликт с видением будущего православия в Северной Америке Константинопольским Патриархатом. Константинополь автокефалию не признал. Также как и другие поместные церкви, считающие себя свободными от коммунистического режима. 

На сегодня автокефалия признана Грузинской, Болгарской, Польской и Православной Церковью Чешских земель и Словакии. Румынская Церковь упоминает ПЦА в числе Церквей-сестер, без уточнения статуса.

Зарубежная церковь в то время включилась, естественно, в живейшее участие в обсуждении принятой Митрополией автокефалии. Архиерейский Синод, оставаясь на почве не признания Московской Патриархии, как несвободной в своих решениях, возражал против принятия автокефалии, считая ее неканонической и полезной лишь для советской власти.

Теперь вернемся к тому с чего, собственно, начали – с «трех русских православных церквей» на Американском континенте. Откуда третья?

От очередного, ставшего уже традиционным в русской истории, дробления и недоговоренности. 44 прихода бывшей Американской Митрополии, еще в 1933 году воссоединившиеся с Московским Патриархатом и ставшие Северо-американским её экзархатом, не пожелавших войти (их то, как водится, шмемановцы и не спросили!) в новую автокeфальную Церковь, были объединены в Патриаршие приходы в США. Экзархат "за ненадобностью" был упразднен. Главным среди этих приходов стал Свято-Николаевский собор в Нью-Йорке. Красивый, в стиле русского барокко. Ремонтировать его, в условиях постоянной океанической влажности, можно до бесконечности.

Свято-Николаевский собор в Нью-Йорке
  Купола Свято-Николаевского собора в Нью-Йорке

Как вы понимаете, всю последнюю четверть ХХ века в православной Америке было не скучно – междоусобица, напоминающая политические игры, в которые вовлечены епископаты всех церквей, стала напоминать о византийских корнях. Не всем прихожанам это пришлось по вкусу, некоторые, стараясь себя оградить от таких знаний, стали посещать греческие православные храмы. 

Кстати, в этот момент высветилась еще одна неожиданная грань - служба на английском языке (а у греков она тоже идет на английском, хоть и не всегда) более доступна, чем на старославянском. А куличи там такие же. Священнослужители приходят в ужас от такой примитивной нашей бытовой дилеммы, но жизнь-то – она проще. Высокая степень духовности доступна не всем и не все стремятся к самоусовершенствованию быстрыми темпами. Мы бескрайнее поле для духовных пастырей с нашим ежедневным грехопадением, но им прощать мы не собираемся практически ничего: замешан в скандале и твой храм пуст. А альтернатива с адекватными куличами в доступной близости.

17 мая в 2007 году в московском Храме Христа Спасителя Патриарх Московский Алексий II и Первоиерарх РПЦЗ Митрополит Лавр подписали Акт о каноническом общении, гласящий, что «Русская Православная Церковь Заграницей» пребывает неотъемлемой самоуправляемой частью Поместной Русской православной церкви. А принятые в 2008 году Архиерейским Собором РПЦ поправки к Уставу определяют РПЦЗ как одну из Церквей Московского Патриархата. 

В народе это стало называться Объединением и вызвало, естественно, огромное количество расколов по всему русскому православному миру.

Итак, куда податься вновь прибывшему эмигранту, туристу или контрактному работнику из России, если он вдруг оказался человеком верующим, видящим себя православным в стране подавляющего протестантизма? 

И совковое понятие «по-месту жительства» продолжает играть главенствующую роль. Пока вам не предложат «попить чайку в чепеле». Некоторым понравится этот обряд в неведомом чепеле, который оказывается просто избушкой и это примиряет. А некоторые закипят от возмущения от того факта, что на исповеди свои грехи ты перечисляешь по-русски, а отпускают их тебе фразой по-английски и ты с ужасом понимаешь, что батюшка  русским практически не владеет.

Что на самом деле произошло в русской православной Америке? И что происходит сегодня? К чему привели объединения, расколы, дарованная самостоятельность и провозглашенное самоопределение, поочередно случавшиеся в исторической канве? Изменилась ли наша община, именуемая иногда диаспорой, что не совсем то же самое и каковы ее духовные потребности в изменившемся мире?

А может быть наличие трех православных церковных юрисдикций и есть та самая историческая правда, к которой мы пришли. Это кажется абсурдным, но пока так оно есть. А что если, все-таки героико-романтический эпос о крещении алеутов должен сплотить всех нас вокруг Миссионерского православия? А имперский размах Московской Патриархии – он просто завораживает даже из-за океана! 

И очень тонкий вопрос – о роли личности. Вдруг нам повезет быть в пастве духовного лица, впоследствии канонизированного и причисленного к лику святых? Ну, чего уж там! Хотя бы человека просто мудрого, умеющего предсказать хоть на короткий исторический период. О большем для своих детей, мы и не мечтаем. 

© RUNYweb.com

Просмотров: 5751

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Новостная лента

Все новости