Понедельник, 21 Октября 2019

Оценить материал


Вставить в блог

Bookmark and Share

Кто будет решать судьба Договора СНВ-3

20 Декабря, 2010, Владимир Козловский

Госсекретарь Хиллари Клинтон заявила после выборов, что ратификация договора СНВ-3 – это вопрос жизни и смерти.

Госсекретарь Хиллари Клинтон заявила после выборов, что ратификация договора СНВ – это вопрос «жизни и смерти». Фото с сайта www.rferl.org

 

После своего провала на ноябрьских выборах демократы стремятся впрок надышаться, потому что впереди смерть. 

Благодаря голосам латиноамериканцев и слабым кандидатам Республиканской партии, они сохранили большинство в сенате США, но с начала января оно сократится на шесть мандатов. Значит, республиканцы смогут блокировать любую инициативу большинства.    

Пока не поздно, демократы лихорадочно пытаются протащить через сенат ратификацию нового американо-российского договора о сокращении наступательных вооружений. При новом сенате он обречен, потому что плох для Америки. Отсюда необыкновенная спешка. 

Госсекретарь Хиллари Клинтон заявила после выборов, что ратификация договора – это вопрос «жизни и смерти». Интересно, что она имела в виду. Что если его спешно не ратифицируют, разразится ядерная война? 

Может, и разразится. Но не потому, что его не ратифицировали, и не между Америкой и Россией, а между Америкой и Ираном или Северной Кореей. 

Одна левая организация гоняет агитационный клип, в котором девочка перебирает лепестки незабудки, как вдруг ее прерывает ядерный взрыв. Идея, очевидно, в том, что он был вызван неспособностью сената США ратифицировать договор с Россией.

Иран одну за другой запускает стремительные центрифуги на своих ядерных объектах. Пхеньян только что устроил презентацию нового объекта по обогащению урана. Вот это действительно ядерная угроза.  

Но чем с нею бороться, легче устроить кукольный театр времен холодной войны, подмахнуть договор с Москвой и объявить, что вы спасли мир от ядерной катастрофы.

Россия не начнет ядерную войну против Америки, потому что ей от Америки ничего не нужно, кроме того, чтобы та посадила ее за взрослый стол и разговаривала, как с равной. Ради этого ядерную войну не начинают. Чем подмахивать ядерный договор, Обама мог бы просто поклониться Путину, как он кланялся саудовскому королю и японскому императору. 

Америка не начнет ядерную войну против России, потому что ей нужно от России еще меньше. Ну, например, чтобы она помогла обуздать ядерные амбиции Тегерана. Ради этого Обама бросил за борт Польшу и Чехию, отказавшись от планов развертывания там элементов противоракетной обороны.

Москва действительно поддержала очередную ооновскую резолюцию о санкциях против Ирана, но лишь после того, как они вместе с Пекином их максимально смягчили.

Буш показал, что ядерный арсенал можно сократить и без всякого договора. Он взял и сократил его явочным порядком, не договариваясь с Москвой. Казалось, этим он положил конец архаичным ритуалам холодной войны и утвердил новое мышление. 

Но, сменив его, молодой и прогрессивный Обама воскресил старое мышление и заключил с Москвой очередной договор. Мало того, что это соглашение старомодно, так оно еще и содержит ряд важных изъянов, ослабляющих позиции Америки. Вот самый главный.

В преамбуле договора говорится о «взаимоотношениях» между наступательными вооружениями и обороной против них. Перед подписанием договора министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что эта взаимосвязь имеет «юридическую силу».

По словам республиканцев, это попытка использовать договор для того, чтобы связать американцам руки и фактически превратить его в фактор, сдерживающий усилия США по созданию противоракетного щита. У Обамы и так не лежит сердце к противоракетной обороне, поэтому это его не насторожило. Он пекся не столько о безопасности своей страны, сколько о том, чтобы еще раз ублажить Москву и содействовать своей вздорной «перезагрузке».

В воскресенье республиканцы сделали неудачную попытку исправить еще один изъян, который они усматривают в этом законопроекте. Он заключается в том, что, ограничив число стратегических боезарядов, новый договор никак не затрагивает число тактических. У России их 2 тысячи. А у США – 500. 

Критиков договора смущает не столько этот дисбаланс, сколько тот факт, что в России они хранятся Бог знает в каких условиях и могут быть украдены или вульгарно куплены какими-то экстремистами. Во-вторых, Москва относится к этой разновидности ядерного оружия куда легче, чем американцы.

«Для русских тактическое ядерное оружие – это обычный боеприпас вроде артиллерийского снаряда, - говорит сенатор-республиканец Джон Кайл. – Их военная доктрина предусматривает применение этого оружия».

А как же иначе? Или Кайл хочет, чтобы военные доктрины предусматривали НЕприменение какого-то вида оружия? В этом вопросе россияне, на мой взгляд, правы. И к тому речь идет о СНВ, то есть сокращении стратегических арсеналов, а не тактических.

Но вот вероятные ограничения на ПРО, которыми он чреват, - это его действительно серьезный дефект. 

Но даже если бы речь шла о соглашении, приятном во всех отношениях, демократам неприлично пытаться ратифицировать его под занавес, когда в сенате еще продолжают сидеть их люди, отвергнутые в ноябре избирателями. То есть мертвые души. 

Достойнее было бы подождать, пока там не усядутся в январе новые, живые души, и решать судьбу договора новым составом.

© RUNYweb.com

Просмотров: 2905

Вставить в блог

Оценить материал

Отправить другу



Добавить комментарий

Введите символы, изображенные на картинке в поле слева.
 

0 комментариев

И Н Т Е Р В Ь Ю

НАЙТИ ДОКТОРА

Вопрос специалисту

Новостная лента

Все новости