Вторник, 21 Ноября 2017
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Loading video...

Спонсор интервью - Алла Лисовецкая

Cъемка 17 ноября 2011 г.

Борис, Ваша биография – для наших зрителей. Давайте начнем с для рождения.
Ну, в первых строках своего письма спешу сообщить, что я благодарен «Энциклопедии» за то, что вы доверили мне сегодня принять в ней участие. Это большая честь для меня. Родился я, конечно, в капиталистической стране, Румынии. Это была Бессарабия, румынская Бессарабия, в 38-м году. В 1938-м году, а то кто-то подумает, в 1838-м. Столько не живут.

Конкретизировать можно: какой месяц?
Январь. Я родился 6-го января, в Рождество Христово, что потом повлияло на меня сильно, потому что, когда я пытался организовывать свой день рождения, в то время вся страна организовывала себе Рождество Христово. Я конкурировал в доставании продуктов: вино, колбаса, да и прочее такое, мне было очень трудно конкурировать со всеми. Но, дело не в этом. Дело в том, что в Румынии мои родители жили неплохо. Они имели свой магазин, у нас была бричка какая-то, запряженная двумя лошадьми. Я плохо кушал, как и все дети, и моя, как сейчас говорят – babysitter, или воспитательница, усаживала меня в эту бричку, нас кони везли по городу, и в это время я мог покушать чего-нибудь вкусного.

Какой это город был?
Это город Килия. Сначала был город Галац, а потом Килия. Мои родители родились там, и, практически, я родился в этом городе Килия, Бессарабия. Потом Великая Красная Армия решила освободить трудящихся и колхозников от гнета капиталистов, и по, якобы, просьбам вот этих вот крестьян и рабочих, Красная Армия вошла и отсоединила часть территории Румынии, то есть, Бессарабию, и создала предпосылки для счастливого будущего. 
Мои родители должны были строить счастливое будущее, а потом и я. Мои родители не построили и умерли, я строил, но еще живой, но не сумел построить счастливое будущее в Советском Союзе. В 1941-м году, в конце 1940-го, мои родители уехали в Одессу, прихватив меня, маленького совсем, а в 1941-м туда пришли немцы, вместе с румынами, уже с военными румынами. И родители бежали, на последнем корабле из Одессы. Последний корабль отошел из порта, и, так как мужчин из Бессарабии не брали в армию, они были на подозрении, что могут быть врагами, шпионами и прочее, то мои родители отправились… Вы бы спросили, КУДА? Или ГДЕ я провел свое детство? Так вот, на вопрос «где», я бы ответил: «В Караганде». В настоящей Караганде, где суровый климат, где суровая зима, школа, и в 1947-м году родители решили все-таки уехать куда-нибудь поближе, где можно говорить на своем еврейском, или на румынском языке. Таким городом оказался Кишинев. Там уже жила родная сестра отца. Мы приехали туда и там застряли, в Кишиневе.

Вы там уже в школу пошли?
Я, там в школу пошел, окончил среднюю школу. Говорил свободно на молдавском языке, так же, как сейчас говорю на русском. Затем я пошел в техникум консервный, стал консервщиком. Делал консервы: горошек зеленый миллионами банок, соки всякие. Но, по пути, я попал случайно в театр-студию, молодежный театр-студию. Два года учился там, в этой студии, и научился артикуляции и всяким театральным премудростям. Играл в спектакле «Город на заре» Арбузова, главного героя – это был Зяблик, и в других спектаклях. Я приобщился к театру. Мне нравилось это, очень нравилось. Кстати, потом очень помогло мне – знание театра, артикуляция, культура речи. Таким образом, я уже оказался и на студии «Детское телевидение» потом, и в КВН, и у вас в «Энциклопедии». Значит, если говорить о спорте, то я начал спортом заниматься в 10 лет - самбо. Но сначала мне захотелось научиться чему-нибудь такому, что бы могло защитить меня от всяких оскорблений антисемитских. И я занимался рапирой, шпагой. Взял рапиру и ходил с ней по улице, в надежде, что я буду мушкетером и буду защищаться.

То есть, Вы сами обидчиков искали, или они все-таки были?
Они были на каждом шагу. Потом, эта рапира мне не очень нравилась, и я пошел заниматься боксом. Думал, постою за себя, но кровоточили десны. Бросил бокс. Случайно попал на самбо, на чемпионат Советского Союза по самбо, где Харлампиев, великий Харлампиев, показывал, как он борется с тремя своими учениками, с завязанными глазами. И я подумал, если он с завязанными глазами может разбрасывать своих учеников, тяжеловесов, то как же с открытыми глазами? Надо пойти заниматься! Я нашел секцию, и полгода в этой секции Андрей Андреевич Дога, тренер, замечательный тренер, за полгода из меня сделал… В живой мешок я превратился. Каждый, кто приходил в секцию, бросал меня как угодно. И я не имел права делать никаких других приемов, только падать. Когда я научился мастерски падать, и когда мне уже понравилось как я падаю, вот тогда мне разрешили проводить броски. Я уже хотел уходить, потому что, ну, без конца – мешок, понимаете? Мешок – туда, сюда летишь, с любого положения: через плечо, через спину, через… Как угодно. А потом начал бороться. Дошел до первого разряда, и меня забрали в армию, в полном смысле слова. Я не хотел идти в Советскую Армию.

Из Кишинева?
Из Кишинева. Не хотел идти, не хотел служить. Потому что – театр, спорт, еще мотоцикл у меня был. Вокруг так много интересного: и девушек, и мальчиков, и друзей, и событий всяких, танцы, буги-вуги и прочее. Так много жизни, и вдруг: армия. Я уклонялся, как мог, но, наконец, пришли ко мне домой - офицер с двумя автоматчиками, и, как говорится, под белые руки увезли меня в крепость Бендерскую. В Бендерах есть крепость, там полк – тяжелый понтонный полк, и, после карантина, меня определили во взвод разведки, потому что я уже был самбистом, перворазрядником. 
Там, конечно, я поехал на чемпионат округа по самбо, стал чемпионом, потом три года подряд становился чемпионом округа, попал в спортроту. В спортроте, в гражданской форме мы тренировались, ездили на соревнования от Украины, от Молдовы, от «Динамо», от кого угодно. Кто нас принимал, за того и боролись. 
Стал мастером спорта в 1964-м году, и в 1964-м году, учитывая, что я служил в Одессе, я остался в Одессе и поступил там… Я в любой институт мог поступить: медицинский, строительный мне предлагали без экзаменов, практически, потому что спортсменов, тем более - мастер спорта – колодочка такая была – уважали. И я поступил в Одесский Технологический институт им. Ломоносова. 
Там стал заниматься КВН. В нашей команде были такие известные люди, как Семен Лившин, Валерий Хаит, Юрий Макаров, Олег Сташкевич, который директор у Жванецкого, и.т.д. И я там тоже был, членом этой команды. Мы веселились от души и веселили весь Союз. Вот там появилось чувство юмора непроходящее, желание хохмить, шутить, быть веселым и находчивым. 
В 1988-м году мы решили уезжать в Америку, потому что мой сын сказал категорически: «Я здесь не остаюсь, мы уезжаем, а ты, папа. Собирайся, потому, что ты один не останешься». Пришлось подчиниться зову этому и отправиться в город-герой Бруклин, через Италию, через Вену. И, нужно сказать, что я организовал первый корабль, который пошел из Измаила в Вену. Это я добился в Министерстве Речного транспорта, где все согласовал со всеми. 18 семей погрузились на этот катер. Помните, катер ходил вдоль берега экскурсионный, вот на такой катер мы погрузились, и по Дунаю мы пришли в Вену. Потом, после этого катера, уже шли сотни других. Это облегчило значительно путь эмиграции, не через ЧОП, не через чемоданы, не через сумасшедшие, жуткие совершенно унижения, - так было легче. Из Италии мы, конечно, прилетели в Нью-Йорк, где меня уже ждали друзья. Я должен был лететь в Сан-Диего, но друзья меня встретили в аэропорту и сказали: «Никаких Сан-Диего! Вынимай свои чемоданы, ты остаешься здесь…»

Грызи Яблоко – Большое.
Грызи Большое Яблоко. Вот, я до сих пор и грызу, благодаря тому, что предоставили работу, и с первых же дней я работал, ну, конечно, помощником рабочего. Рабочий был югослав, симпатичный парень, а я ему помогал.

Стройка?
Нет, это была фабрика, где я расфасовывал икру: красную и черную. Была такая фабрика. Вот там я, в подвале, работал некоторое время. Потом понял, что нужно заниматься своим делом, но каким? Я не мог понять, каким. Нас уже было достаточно много в 1988-м – 1989-м годах, и понятно, что все мы уже работали, зарабатывали какие-то деньги. Деньги надо было отправлять «туда», там остались еще какие-то родственники, друзья, соседи, которым нужно помочь. А как помочь? И, я подумал, что нужно, наверное, организовать бизнес посылочный, отправлять посылки: вещи, продукты, медицину всякую. 
И оно получилось. Поездил по стране, собрал курьерскую сеть большую, курьеров. И, таким образом, появился бизнес – курьерский посылочный сервис. Он и до сих пор существует. Филиалов такого бизнеса – 43 по всей Америке было, сейчас чуть-чуть поменьше, сократилось на некоторое количество. Но, по крайней мере, этот бизнес оказался востребованным. 
Я все время думал, что бы нужно еще людям подать такое, в чем они нуждаются. Понял, что они нуждаются в информации. Информация – это деньги. И, учитывая, что я работал в газете…, ну, не работал, трудился, подавал материалы для печати в «Печатный Орган», главным редактором и издателем был Геннадий Кацов. Я с удовольствием занимался этим, кстати, и в кафе «Anyway», которое также Геннадий Кацов организовал в Манхеттене, мы там отличались кое-какими интересными находками.

Ну, Вы там проводили занятия по самбо.
По самбо, в том числе, по боевому – 1995-й год. Вот, «Печатный Орган» меня как-то дисциплинировал и приучил к журналистике. Я не был писателем–журналистом, я вел в свое время в Одессе молодежную передачу, на телевидение одесском. Занимался радио тоже, на Всесоюзном радио вел спортивные передачи, но вот журналистикой я никогда такой не занимался, и «Печатный Орган» был для меня такой Альма-Матер. А затем я уже организовал, открыл газету «Одесса-на-Гудзоне», потому что нас, одесситов, здесь, приблизительно, 80 тысяч человек. И, конечно, им нужна газета, которая бы отражала суть Одессы: последние известия, и юмор, да и все, что связано с Одессой. Ее с удовольствием читают.

Сколько лет она уже существует?
Она уже 10 лет выходит. Но, кроме этого, нужна была еще и информационная какая-то книга, которую я издал. Но это просто нахальство с моей стороны, потому что я приехал в 1988-м году, а в 1991-м  уже издал учебник о том, как надо вести себя в Америке, он называлмч: «Вы едите в Америку – временно или навсегда». Потом я издал уже вторую книгу, которая называется: «С Америкой на «ты». (Показывает): Это уже третья книга «С Америкой на «ты», в ней много страниц, 446-ть. К сожалению, ее сейчас нет в продаже, но я готовлю еще одну книгу, которая будет потолще этой и поинтересней.
Я это делаю, потому что она нужна людям. Там много информации: как себя вести, какие законы существуют, какие правила, как бы не ошибиться, а если ошибся, то к кому обратиться: телефоны, адреса, e-mail, сайты, и.т.д. То есть, информация крайне важна. Информация – это деньги, как вы знаете. Я получаю за книгу копейки, а люди получают все, что им необходимо. Они уходят от оплаты адвокатов, консультантов, и.т.д. Почитать книгу – достаточно, чтобы избежать этих трат. 
Ну, по поводу самбо, Вы, наверное, хотите меня спросить, я Вам отвечу…

Вы хотите, наверное, показать медали?
(Показывает): Медали, которые тут бренчат, звенят, да? Это четыре медали чемпиона мира в разные годы: это медаль Мальта, это медаль Франция, эта – Франция, и это Греция, последняя медаль. Четыре раза я завоевывал звание чемпиона мира по самбо среди мастеров-ветеранов. В следующем году будет чемпионат в Касабланке. Может быть, я еще захочу пятый раз побороться и остановиться на этом, а может быть и нет. Ведь и Кобзон, и Пугачева говорят: «Вот мы закончили. Все, мы больше не будем выступать!» - но они, однако, поют и появляются все время.

Есть какие-то ограничения по возрасту в этих соревнованиях ветеранов?
Нет, ограничения нет. Все зависит от желания, от выносливости, от мастерства, от техники и, конечно, от возможностей финансовых, потому что без спонсоров с этим не справиться. Надо заплатить за все: за полеты, за проживание, за участие, буквально за все приходится там платить.

Борис, Вы пишите книгу, Вы издаете газету, ее же редактируете. Вы занимаетесь спортом и участвуете в соревнованиях, Вы четырех кратный чемпион по самбо среди ветеранов. Вы, я должен добавить, ведете еще и радиопрограмму. Когда Вы это все  успеваете?
Да, радиопрограмму на Davidzon-радио, которая тоже называется «С Америкой на «ты», о правилах и законах. Когда я все успеваю? Я сплю мало – 4,5-5 часов. Потому что утром рано надо встать и отправиться на океан, походить, пообщаться с природой, подышать и набраться энергии. Та энергия, которая над океаном – она больше нигде не присутствует, может быть в лесу. Но лес далековато, океан – рядом. Пренебрегать таким даром природы, и даром не пользоваться им, просто было бы грешно. Вот он меня, ну, и люди, с которыми я дружу, подогревают. Это основа, основа для активной жизнедеятельности.

У нас традиционный вопрос: «Вы счастливый человек»?
Конечно, вне всякого сомнения, потому что я добился всего, чего хотел, но у меня еще много планов, - громадье. И нужно добиться исполнения этих планов.

Борис, успехов. Спасибо!
Спасибо большое за то, что вы пригласили, и я польщен тем, что вы доверили мне сегодня рассказать о себе, кратко, правда, 15 минут – это так мало по сравнению с тем, что прожито, за плечами, правда не очень широкими.

! Данный текст интервью является дословной распечаткой видеоинтервью. Авторская лексическая основа сохранена без изменений!

Борис Талис

Борис  Талис - Борис Талис
  • Род занятий:бизнесмен, журналист, издатель, общественный деятель, спортсмен
  • Год рождения:1938
  • Приехал в США в:1989 г.
  • Место жительства:Бруклин, Нью-Йорк

Краткая биография:

Родился в Румынии в 1938 г.. Мастер спорта CCCР по борьбе самбо.(1963). 3-х кратный чемпион Одесского военного округа по самбо. Призёр чемпионата Молдавии, призер ЦС ДСО "Спартака".Чемпион мира среди мастеров-ветеранов в 2000 г (Мальта), 2002 - Греция, 2003 - Франция, 2008 - 2-е место в Ташкенте.

Окончил Одесский Технологический институт. Работал зам. директора консервного завода им. Ленина. 

Построил профилакторий "Стройгидравлика", работая директором по его строительству.

В США прибыл в 1989 г.

В 1990 г. открыл бизнес по перевозке посылок и по переводу денег в бывший Союз. 

Тренер по самбо «Клуба боевого самбо Бориса Талиса». Член Brooklyn Community Board #13.

Член Совета директоров кооператива Trump Village Sec. 3.

Издатель и редактор газеты "Одесса на Гудзоне", автор трёх книг под общим названием "С Америкой на ты", ведущий программы "радио Давидзон".

Интервью и статьи:

Ссылки: