Вторник, 21 Ноября 2017
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Loading video...

 

Съемка 6 октября 2010 г.

Елена, расскажите о себе. Место рождения, год рождения, этапы Вашей жизни. И, конечно, очень интересно, чем Вы занимаетесь здесь, уже в Соединенных Штатах, то есть в иммиграции?
Ну, я бы не назвала свою жизнь иммиграцией. Я здесь совсем недавно. Моя жизнь немножко странная. Я делю ее между тремя не просто домами, - между тремя странами. Это Москва – Россия, город Равинь – Хорватия, и вот здесь, можно сказать, Нью-Йорк - Америка.
Наверное, мое рождение предопределило эту судьбу, потому что я из семьи военных. Папа у меня был военный.
Я фактически родилась в Тамбове, пробыв там две недели. Через две недели меня отвезли в Геленджик. И вот, как я начала свою жизнь, так ее и продолжаю.
Училась я везде, во многих школах, я даже не буду занимать время и рассказывать. Родители меня забрали в 10-м классе, чтобы я нормально окончила школу, потому что я училась, естественно, там где-то.
В Геленджике мы плавали, танцевали, в общем, жизнь была веселая.
Потом я окончила Московский институт электронной техники. У меня все очень красиво звучит: это факультет микроприборов и кибернетической техники. Я в этом разбираюсь.
Но, проработав где-то год, или два, все поменялось. Компьютеры там 286-е были, персональные - 386-е. Это, пожалуй, была единственная профессия, где надо было каждый год повышать квалификацию.
Через пару лет я родила сына, ему сейчас 21 год. Это 1989-й год был, и я фактически работу оставила.
И опять совпадения: я оказалась в Геленджике с -3х летним ребенком, ну в смысле просто приезжала. Мой сосед, журналист, в Геленджике сделал телевидение, свою студию, но это был филиал Российского телевидения.
Им был нужен диктор, а требования были Российского телевидения: должно быть высшее образование, никакого говорка, и.т.д.
И вот, на весь Геленджик в то время оказалась только я одна. Я вообще не собиралась там жить, я просто отдыхала. Он меня упросил, говорит: «Лен, попробуй».
Я отвечаю: «Да ты что! У меня техническое образование, это невозможно». Ну, сейчас мне это даже смешно.
Меня уговорили. Я весь вечер волновалась. Мне дали вот это все прочитать, я пыталась там что-то заучить, у меня ничего не получалось.
Это даже смешно: я, уже проработав много лет в прямом эфире, камеру не просто не боюсь, я ее люблю. Но тогда это было - просто страшная вещь.
Тем не менее, я какое-то время проработала в Геленджике диктором. Муж у меня москвич был. Я уехала, естественно, в Москву, и мне он просто предложил: «Слушай, давай, есть такой Институт повышения квалификации работников телевидения и радиовещания. Учись там».
И я пошла туда. Я закончила, и по окончании работала на Центральном телевидении. Была программа «Деловая Россия». То есть, я работала на многих. «ИТАР-ТАСС» еще до Первого канала был. Еще до смерти Листьева, так скажем.
В «ИТАР-ТАСС» я читала новости, новости культуры. Как-то так сложилось, что постоянно я была связана с культурной какой-то жизнью.
Потом сделали программу «Деловая Россия», я тоже там читала новости культуры.
Потом ТВ-6, еще до закрытия программы «Свой среди чужих». Вернее, мы для канала «Культура» это снимали.
Я приехала, это был 1998-1999-й год, в Америку. Я снимала художника Юрия Купера, Эрнста Неизвестного, Василия Аксенова; в Калифорнии это были Видов и Нахапетов. Журбин еще здесь жил.
И я как-то, вот, узнала эту культурную жизнь из Москвы. Никогда не думала, что я когда-то здесь буду жить.
Но все телевидение у меня закончилось с рождением дочки, могу сразу так сказать. Хоть эта программа уже была при ее рождении, но я поняла что, наверное, мне это тяжело совместить.
Я все-таки выбрала семейную жизнь: двое детей. Сын пошел в первый класс, дочь родилась. В общем-то, я на какое-то время, довольно короткое, стала домохозяйкой. Потом у меня в жизни случился развод. И вот, сейчас я Елена Метелицына.
Мы познакомились с Игорем. Это была очень долгая история.
Я - тот человек, который вообще никогда в жизни не хотела работать в галерее. Мне это было неинтересно, пока не пообщалась с Игорем. И я вдруг поняла, что это не то, как я вижу галерею.
Та философия, что он придумал, мне очень близка. Я технарь все равно, по образованию. И у него структура какая-то была этой работы.
Мне стало это интересно. Я к нему пришла работать. Сначала, ну это долгая история... Сначала, он просто попросил помочь ему. Я там какие-то вещи ему сделала, именно по PR, поскольку жила в Москве: связи на телевидении, какие-то телевизионные компании. Приглашать на выставки. И так потихонечку я во все это вошла. Неожиданно для себя, мне это понравилось. Но я, наверное, все-таки человек такой: если уж я начинаю делать, то все серьезно делаю. И мы сделали много каталогов. Сейчас уже я, получается, работаю девятый год у него. С ним, вернее. Сейчас я уже могу сказать: «С ним».
Это наша общая работа, общий бизнес. 24 часа, которые мы проводим вместе.

Семейный бизнес.

Семейный, наверное, да, бизнес. Иногда я даже говорю: «Игорь, давай мы о чем-нибудь еще поговорим, кроме вот этого всего».
Он говорит: «Да, конечно». Начинаем о ком-то или о чем-то разговаривать, и все равно сходим на все это: художники, что там у нас на работе, как и что.
Я веду все-таки техническую часть. Я, наверное, хороший все-таки исполнитель, как мы всегда говорим: я очень хороший номер 2.
Я знаю художников, я знаю весь наш бизнес, но генератор идей - это, конечно, Игорь.

А что такое «техническая часть проекта»?

Техническая часть - это от создания сайта, вернее, от учетного списка. Если мы, например, берем менеджера, секретаря, то с ним работаю только я. Рассказываю, как вести учет всех картин, то есть, о том, как вести галерею. Но не просто все пересчитать, переписать какой-то там номер - я и с клиентами разговариваю, и делаю сайт.
Игорь - стратег, Вы - тактик?
Наверное так, но тактик-то он тоже. Я бы не стала так на себя все это брать.
Когда мы перебрались сюда 3 года назад, все равно наш бизнес, конечно, остался в Москве. Игорь встретился здесь и узнал, и открыл, наверное, для России таких художников, как Дюльфан, Межберг. То есть, он действительно, здесь какие-то вещи делает, но работа основная, и вообще, все, что он делает, - это Москва.
Поэтому, я не могу сказать, что у меня здесь иммиграция. Мы сюда приезжаем, и я знаю, что через 3 недели опять уеду в Москву. И там у нас работа.
Живем мы, получается, между тремя странами. Лето мы проводим в Хорватии, где я продолжаю заниматься бизнесом. Интернет, естественно, на мне висит, то есть организация всего этого.

То есть, когда Вы проводите время в Хорватии, Вы тоже занимаетесь делами?
Например, сейчас у Игоря задумка – сделать фильм о художнике Дмитрии Плавинском. Они к нам приезжали на две недели.

Они?

Плавинский с женой, Машей. И мы снимали. Основное интервью, конечно, мы снимали в Москве, это понятно. В Хорватии мы разговаривали с ними, то есть, наверное, больше это был отдых. Хотя, мы работаем с хорватскими художниками, в частности, Мерсад Бербер, Димитрий Попович, но все это…
Нет, это не работа. Это, скорее, для души.

Ощущение от работы с художниками? Тяжелые люди?

Ужасные, ужасные. Причем, при этом, я многих их люблю. Но для меня это – диагноз: «художник». Но иначе, они бы не были художниками. Они, действительно, видят что-то не как мы. То есть, с ними очень тяжело, но с ними очень интересно.

А с человеком, который художника ведет по жизни, с арт. дилером, легко?

Мне легко, сейчас легко. Он тоже человек творческий. Как он говорит: «А кто тебе обещал легкой жизни»?

Вы счастливы?

Абсолютно. У меня – сумасшедшая немножко, но очень интересная жизнь. И ни за что бы ее ни на что не променяла. Как раз сегодня об этом ехала и думала. Даже независимо, я не знала, что мы будем разговаривать, думала: «Какая я счастливая, все-таки. Как все вообще-то выкрутилось».
Еще одна ремарка: сейчас я смотрела фильм про Юрия Купера, который Игорь снимал, по-моему, в 2004-м году. И у него были съемки Марка Дитковского, он когда-то снимал Купера в Париже, лично съемки Игоря. И он взял мои съемки 1999-го года, когда я снимала Купера здесь, в Нью-Йорке. Он там вставил кадры где-то мои, и есть кадр, где я иду мимо картины огромной Купера, «Щетка», и эта картина сейчас у нас в доме.
Мы с Игорем совершенно случайно в прошлом году ездили в дом Купера. Игорю понравилась эта работа, купили. Я даже не помнила это, и в итоге – совпало. Я в 1999-м году не знала про Игоря ничего, я не знала, что буду жить здесь. И я прошла тогда мимо этой картины. Как все это…

Картина, как связующее звено?

Да, да!

! Данный текст интервью является дословной распечаткой видеоинтервью. Авторская лексическая основа сохранена без изменений!

Елена Метелицына

Елена Метелицына - Елена Метелицына в Энциклопедии Русской Америки
  • Род занятий:артдилер, галерист, журналист
  • Приехала в США в:2007 г.
  • Место жительства:Нью-Джерси
  • www.igmartgallery.com

Краткая биография:

Родилась 13 мая 1964 года.
В 1987 году  окончила Московский институт электронной техники, факультет Микроприборов и технической кибернетики.  После окончания несколько лет работала по специальности.
С 1994 года, после окончания Института работников телевидения и радиовещания в течении восьми лет работала ведущей на ЦТ.
С 2002 года работает в галерее London Contemporary Art в Москве (сейчас – галерея Игоря Метелицына)– директором галереи.
С 2007 года проживает в Америке, временами уезжая работать в Россию и отдыхать в Хорватию
Замужем (муж – арт-дилер Игорь Метелицын), сыну Александру 21 год, дочери Елизавете – 14 лет