Вторник, 21 Ноября 2017
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Loading video...

Съемка 23 ноября 2010г.

Гиви, у нас всего 15 минут, и в эти 15 минут, - я знаю, мы уложимся, - я хотел бы, чтобы Вы рассказали о себе. Давайте начнем хронологически: день рождения, место рождения и.т.д.

Родился я в Тбилиси в 1962-м году. Это первая часть моей жизни, до окончания Университета. Я физик по образованию, закончил Тбилисский Государственный Университет. У меня проходит советский период моей жизни в Грузии, в Тбилиси. Ну, это светлая пора, по своему, поскольку мы жили в Советском Союзе, но при этом в лояльных таких, теплых условиях Грузии, когда мы реально могли наслаждаться и увлекаться музыкой, общаться с родственниками, иметь красивые грузинские застолья. А физики – это вообще были… Ездили на дни физиков в Москву, Гомель и Ленинград. Это было абсолютно роскошное, красивое время, которое, наверное, – упадок великой, большой страны, которая была Советский Союз, безусловно, со всеми ее сложностями, плюсами, минусами. И та правильная часть этой страны – Грузия, где было тепло, нас все любили, у нас было вино, была молодость. У нас была наша музыка, у нас был Тухманов и Чикорелли, у нас был Маклафлин. И, вот, все это было…

Параджанов еще был.
Параджанов у нас был. У нас было много хороших правильных вещей. И плюс был физфак Тбилисского Университета. Это сам по себе мир очень интересный. Там, для примера, скажем, люди с нашего курса, с моего курса, достигли совершенно невероятных высот в бизнесе, в культуре, в искусстве. Но это отдельная тема, это не моя жизнь, это как бы часть моей жизни. 
Родился я в семье ученого. Мой отец - профессор-химик, мама – экономист. Она, в основном, занималась нами: мной и моим братом. И все было как у всех нормальных семей: задача была окончить институт, потом защитить диссертацию. Ну, аспирантура, диссертация, семья, дети, и все как обычно.
Случаются странные события - начинается развал Советского Союза, появляется первое движение кооперации, горбачевское. Я уже понимаю, что кормить семью невозможно на нашу зарплату.

Вы уже были женаты?
Как бы уже да, это были уже разговоры о женитьбе... И я понимаю, что надо уходить куда-нибудь, смотреть на сторону. Хотя, у меня были ученики. С первого курса я зарабатывал много денег. Дело в том, что у меня было много разных учеников, которые до сих пор мои ученики, до сих пор со мной. С первого курса Университета я занимался математикой и физикой, готовил детей к поступлению в Университет.

А чем Вы в физике занимались, можно назвать эту область?
Да, я занимался физикой твердого тела, а диссертацию защищал по физ.химии, по полимерам. Ну, это как бы было настолько давно, настолько из другой жизни, что почти что неправда. 
Вот, первое движение кооперации, один из первых кооперативов в Грузии, прямо на проспекте Руставели, кооператив «Товази» с моими товарищами. В общем- то, большое количество успехов и неуспехов, первые шишки, и первое, скажем так, первые самоощущения как бизнесмена, антрепренера, постепенный уход из науки, что тоже, в общем, давалось нелегко. И постепенно мы приходим к тому, что, в общем, мы начинаем понимать - можно расти дальше. Тогда одной из вех моей жизни была встреча с рядом функционеров, которые вызвали меня в какой-то вечер поговорить и сказали: «Слушайте, мы наблюдаем за вами уже 2 года. Вы толковая, хорошая команда, и знаете, чем вы лучше, чем мы?» - я сказал: «Нет, не знаю». – «А вы моложе, лет так на 50. Все, что вы можете, мы уже не можем, а все, что у нас есть, у вас нет. Договоримся». Это была сложная, тяжелая работа, серьезная работа, когда мы должны были пойти в Европу, пойти договариваться в Россию. Мы делали большие, очень большие проекты, но через два года я понял, что функционер советский остается функционером. Договор долго не живет. 

Это было производство, или это были какие-то теоретические проекты?
Это были банки, это были финансовые институты, это был экспорт, это был импорт, это были поставки, которые можно осуществлять из Закавказья в Европу. Это были поставки из Европы продовольствия, продуктов питания, арматуры, и куча всего остального. Это довольно долгая история. И сегодня это не так уж важно: это часть моей бизнес-биографии, не моей биографии вообще. 
Ну, я понимаю, что дальше оставаться в функционерном бизнесе, по большому счету, не имеет будущего. Утилизируется твоя молодость. Они были справедливы и честны. Утилизируется твоя молодость, тебе дается опыт, ресурс, и.т.д., но будущего тебе не дадут. И мы принимаем решение тяжелое, сложное: уйти из этого бизнеса. Мы уезжаем в Москву. Начинаются проблемы в Грузии, помните, с Гамсахурдия, с Шеварнадзе. Кто, что прав, кто не прав? Понятно, что у нас уже в Москве есть офис, у нас есть люди, мы уже давно established компания. Я оканчивал аспирантуру уже в Москве, и поэтому мы решаем переезжать в Москву. 
Нам удалось вырваться, скажем так, после всего того, что мы построили, нам удалось вырваться и переехать в Москву. Нам, когда я говорю, - это мне и моим друзьям. Это была первая иммиграция в моей жизни, болезненная и сложная иммиграция, поскольку, реально, не было языковой проблемы, не было языкового конфликта, но многие из друзей, так называемых друзей, пока я был успешен и силен, допустим, в Грузии, имел мои ресурсы, сказали: «Ну, теперь поднимайся в Москве, Москва слезам не верит». 
Но уже через год у нас был офис, человек, наверное, 100 у нас в этом офисе работало, мы быстренько нашли себя. Это было замечательное, роскошное время в истории, вообще, России. Начинается ельциновская эпоха, уже появляются новые движения, уже появляются такие компании, как «Микродин», «Эрлан» и многие другие, которые реальны до сегодняшнего дня.
Многие уже уничтожены, многие поднялись и стали губернаторами, то есть это было время формирования сегодняшнего эстаблишмента в Москве, во многом интересное время в понимании того, что мир был открыт. Будь энергичным, будь сильным, будь умным, твори, не ленись, и это будет твоим. Я это время застал, - это правильное, хорошее время. Эта иммиграция привела к тому, что через 2 - 3 года мы были уже москвичами, все было успешно, у нас были бизнесы, все было очень хорошо и интересно. 
Лет через 10 после этого моего переезда в Москву, мы подходим к новой вехе в моей жизни, это веха – переезд в Америку. Я в Америку переезжал не потому, что здесь уже жили мои родители, и дай бог им много лет здоровья. Не потому, что у меня было уже много здесь друзей и бизнеса, а потому, что в России началось формирование рынка, capital markets, то есть, рыночных институтов, и, в понимании как помочь моей компании  до конца разобраться во всех перипетиях рыночной экономики, в понимании бирж, в понимании акционирования, меня провожают в Америку, - вот поезжай и разбирайся.  
Как результат того, что я приезжаю, соответственно, в Америку (а это уже кризис, в России уже кризис начинается, помните, ГКОшный кризис 1998-го года, август 1998-го года), я уже много раз в Америке бывал, но можно переехать, посмотреть на ситуацию более спокойно. 
1998-й год, 99-й, 2000-й год. Я приезжаю сюда, и как  результат того, что мы сделали, это первое русское IPO, то есть, мы разместили акции нашей компании, и мы открыли первую русскую биржу. Наша компаниия стала первой русской компанией, которая навсегда останется в истории России и русского рынка, как компания, открывшая русскую биржу. 

Как она к тому времени называлась?
РосБизнесКонсалтинг. Я до сих пор остаюсь одним из партнеров этой компании, много с ней работаю, дружу с моими партнерами изначально, и эта дружба сохранилась многие годы. Но эта историческая веха, исторический смысл моего переезда в Америку. Не как у многих людей иммиграция, не за рублем, не потому, что уезжаю, поскольку хочу концы скрыть в воду, а потому, что надо было чему-то научиться. Я нашел правильных, великолепных, умных, хороших друзей, консультантов, старших партнеров, учителей. И они помогли мне сделать то, что я сделал.

Как при Петре ездили в Голландию учиться корабельному делу.
Ну да, примерно так. А потом мы решили остаться здесь, пожить с семьей дальше. Соответственно, я открываю компанию, которая называется «Global Advertising Strategies», я покупаю ее, на самом деле, у ИТАР-ТАСС, покупаю кусочек маленького бизнеса, который был у ИТАР-ТАСС. Я занимался коммерческими клиентами здесь. Я получаю 2 или 3 аккаунта, типа «Аэрофлот», еще какие-то, уже не помню какие, и предполагаю, что я буду заниматься только тем, что обслуживать, помогать и развивать русский бизнес в Америке. Я не предполагал, на самом деле, насколько мне покажется это неинтересным очень скоро. Выходит Цензус 2000-го года. Если Вы помните, тогда стали оценивать и делить в Америке соответственно население не по расе, не по цвету кожи, не афро-американец, испанец или коренной американец, а по национальной принадлежности: как вы хотите себя воспринимать. То есть, вы не просто американец, а американец немецкого происхождения, еврейского, русского.

"На каком языке у вас говорят дома?" -  такой вопрос был.
Нет, как вы хотите себя ассоциировать. Даже, если вы хотите назвать себя поляком, при этом иметь корни польские, но не говорите по-польски, вы все равно воспринимаете себя таким образом, то есть вас можно так маркетировать. Ну, вот я и подумал, а почему бы не заняться этим серьезно. То есть, если начинается такое движение. А я глубоко верил в то время в глобализацию и в процессы глобализации, хотя это было только зарождение Интернета, зарождение свободного перелета, открытое небо, открытые границы, возможность перелетать, возможность открывать бизнесы по всему миру. Появляется некий уровень свободы, помноженный на технологии, помноженный на возможность перемещения, которые не могли бы не привести к тому результату, которым я хотел бы заниматься. 
То есть, я побывал физиком, если Вы помните, я был бизнесменом, который занимался всем, от производства до дистрибьюции, я побывал в шкуре публичной компании, я помог сделать первое русское размещение в России. Я должен был найти себе на следующие лет 10 занятие. Я понимал, что это будет что-нибудь, связанное с технологиями, мне это близко, я физик; с глобализацией, я не мог бы преуспеть в Америке, будучи не network -американцем; и соответственно, я хотел бы получить возможность перемещения и общения. Общение – важная штука в моей жизни. Вот откуда появляется моя компания. Эта компания становится более–менее успешной, у меня остаются связи и контакты в России, я могу поддерживать отношения с друзьями.
Это и есть то, что должно быть, на мой взгляд, у мужчины в моем возрасте, ближе к 50-ти годам: ощущение реализации и реализованности. Ну, оно не всегда выражается в деньгах, в успехе, или в твоем звании, а в том, что ты любишь то, что ты делаешь. Вот это, как бы, часть моего пути, если очень коротко, за 15 минут.

Вы чувствуете себя счастливым человеком? - это обычный мой вопрос к концу интервью.
Ну, этот же вопрос можно задавать с утра одному человеку, а вечером другому человеку. У нас сейчас 9 часов вечера, был длинный рабочий день. 
Я чувствую себя вполне комфортно, я люблю свою страну, город Нью-Йорк. Я люблю великолепные, правильные отношения с моими клиентами, я люблю моим клиентам помогать, люблю понимать их бизнес, их структуру. Мне нравится, что со мной моя любимая семья, мои мальчики - мои дети. Мне нравится, что мой сын, который учится в NYU, чувствует себя как дома здесь. Мне нравится, что мой малыш родился уже здесь, когда я сюда переехал. 
У меня остались друзья в России, у меня остался бизнес в России, я сохранил отношения к технологиям, это мне нравится. Я чувствую себя нормальным, реализованным человеком. Счастливость – это такая длинная история, скорей не по биографии, а по застольному разговору двух друзей.

Я как раз считаю, что счастье - это когда человек себя как можно полнее реализовывает. Это то, о чем Вы и рассказали. Спасибо!
Всего хорошего.

! Данный текст интервью является дословной распечаткой видеоинтервью. Авторская лексическая основа сохранена без изменений!

Гиви Топчишвили

Гиви Топчишвили
  • Род занятий:бизнесмен
  • Год рождения:1962
  • Приехал в США в:1998 г.
  • Место жительства:Нью-Джерси
  • www.global-ny.com

Краткая биография:

Директор представительства РБК в США и основатель рекламного агентства Global Advertising Strategies

Родился я в Тбилиси в 1962-м году.
Окончил физфак Тбилисского Университета, затем докторантуру по специальности "Физическая химия".
Гиви Топчишвили обладает более чем 20-летним опытом в области создания международных брендов и консультирования средних и крупных компаний. Является основателем маркетингового и рекламного агентства Global Advertising Strategies (Нью-Йорк), где успешно применил свою методологию оптимизации маркетинговых стратегий для десятков клиентов по всему миру. Автор многочисленных публикаций по вопросам маркетинга, развития технических систем, анализу стратегий развития рынков. 

Интервью и статьи:

Ссылки: