Вторник, 21 Ноября 2017
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Loading video...

Съемка 29 сентября 2010 г.

Лев, расскажите о себе. Дата рождения, город, в котором Вы родились? Конечно же, очень важно, чтобы Вы рассказали о том, как Вы здесь, в иммиграции, состоялись. Давайте начнем с детства.
Родился в Узбекистане. В каком году  - не скажу, догадайтесь сами, в эвакуации, очевидно.
Мама умерла, когда мне было 7 месяцев. Воспитывался дедушкой и бабушкой в эвакуации.
Из эвакуации, уехали в город Черновцы, в 1947-м году. Отец женился второй раз, и меня воспитала мачеха. Родился у нее сын, и у меня, как говорится, появился сводный брат. 
Прожил в Черновцах до 1959-го года, закончил там школу; десятый класс – в то время очень модно было идти работать и одновременно в вечернюю школу - закончил в вечерней школе, а затем пошел учиться учеником зубного техника. Проработал учеником зубного техника 1,5 года, научился клепать золото. 
Если бы не медицина, по сей день бы клепал золото. 
После этого уехал  поступать в Винницкий Медицинский институт, где мне покровительствовал всем известный в дальнейшем доктор Штерн. Доктор Михаил Штерн, который в 1950-х годах стал героем, потому что он хотел вывезти своих сыновей в Израиль, но это была целая история. Он покровительствовал мне при поступлении в Медицинский институт, сказал, что мне дорога открыта. 
«Иди, ни о чем не думай, можешь взять на сочинении любую бумажку, пиши, списывай».  
Я зашел, только дотронулся до кармана, меня выкинули. То есть, в Винницкий Медицинский институт я не попал. Поэтому начал работать, отработал еще один год зубным техником самостоятельно, там же, в Винницкой области, и через год поехал поступать в Саратов, в Медицинский институт. 
В Саратовское зубоврачебное училище, потому что в Саратове жил брат моего отца. В училище евреев не принимали, мне об этом прямиком сказали, - не подавать туда документов, и я решил подать документы в Медицинский институт снова, чем черт не шутит. 
Сдал, поступил, как ни странно самому себе. По сей день удивляюсь, но поступил и начал заниматься в Медицинском институте. 
Это было в 1960-м году. В 1963-м стал заниматься наукой. Меня очень интересовали сосудистые проблемы, сердечно-сосудистая система. И я начал делать исследования, которые закончил в 1966-м году, уже к окончанию Медицинского института. 
Я подготовил кандидатскую диссертацию, но опять-таки по той же 5-й графе мне ее защищать не дали, отправили работать в Пензенскую область участковым врачом.
Я отшлепал в грязи Пензенской области (город Кузнецк) 3 года. Через 3 года приехал, защитил кандидатскую диссертацию, несмотря на то, что ректор института был категорически против. 
Говоря об этой диссертации, мне бы хотелось вспомнить моего учителя, профессора Эммануила Халфина. Он живет в Бруклине, ему уже 80 с лишком лет, бегает, - молодец! 
Никогда не забуду Эммануила Шаваховича. 
После этого я остался работать на кафедре попедевтики внутренних болезней, и до 1974-го года я продолжал заниматься наукой. 
К 1974-му году у меня была готова докторская диссертация по сердечно-сосудистым болезням, но к тому времени я решил удалиться, потому, что было модно уезжать. 
Я каждое лето ездил к себе на родину в Черновцы, а оттуда все уезжали, и я решил эмигрировать. В 1974-м году подал документы, и меня продержали до середины 1976-го года, под всякими предлогами не разрешали уезжать. 
Эти 2,5 года я преподавал в Медицинском училище попедевтику внутренних болезней. В 1976-м году мне разрешили уехать. 
Я уехал с готовой докторской диссертацией, но мне хотелось поехать в Израиль, потому что в Израиле, говорили, можно продолжать заниматься наукой.

Из какого города Вы уехали?
Я уехал из Черновцов. Из Саратова уезжать нельзя было, это был закрытый промышленный центр. Для того, чтобы выехать в Израиль, я в 1974-м году переехал в Черновцы, подал там документы и 2,5 года преподавал там же в училище. 
В 1976-м году я, наконец-то, добрался до земли израилевой. Приехав в Израиль, я понял, что там заниматься наукой возможности нет. Тем не менее, я прозанимался 3 года в ульпане, выучил иврит, и через три месяца пошел работать в отделение интенсивной терапии в больнице в Израиле, проработав там где-то 9 месяцев. 
А через 9 месяцев моя зарплата от Министерства абсорбции закончилась, и надо было профессионально обустраиваться самому.

Это пособие или зарплата была?
Это было пособие. В госпиталь в Израиле попасть оказалось невозможно, потому что там существует такое понятие, как «квиют» – постоянство. Человек, который работает, - не могут его выгнать до тех пор, пока он сам не уйдет.

Как здесь в Университетах, место постоянного профессора. 
Да, как место постоянного профессора. Короче говоря, я решил уехать в Америку. 
В 1977-м году приехал в Нью-Йорк на три месяца с визитерской визой, просто посмотреть и оглядеться. Приехал с маленьким чемоданчиком 6-го октября 1977-го года в надежде, что через месяц должен буду уехать, но когда я приехал в Нью-Йорк, уезжать отсюда мне уже не захотелось. 
Начались мучения, мытарства. Но ничего, это все было интересно, все это было трудно, но, тем не менее энергия в те годы была еще больше, чем сегодня (ее, слава богу, хватает сегодня тоже). 
Короче говоря, я приехал в октябре, а в январе сдал экзамен, но так как я был визитером, поступить работать в госпиталь не мог. И начались мои мучения, хождения по иммиграционным инстанциям и агентствам. 
В один прекрасный день я пришел на 32-ю улицув Манхэттене, там было агентство «Catholic Conference» - это агентство, которое покровительствовало иммигрантам из Польши и из испано-язычных стран. Там была женщина юрист, по фамилии Савойко, которая дала мне книжечку почитать, на русском языке. Очень тоненькая книжечка об иммиграции в Америку.
 В этой книжечке я прочитал, что если подаешь на «убежище», то тебе дают разрешение на работу. Я тут же схватился и сделал это сам, потому, что lawyers стоили очень дорого, а денег у меня не было, ведь я приехал в гости, без денег. 
Я подал на asylum в Нью-Джерси, на политическое убежище. После того как я подал документы, мне сказали, что у меня надежды остаться нет, потому что я из Израиля. Но посоветовали попробовать, и ждать ответ. Либо через месяц, либо через 5 лет. 
Да, я ответ получил через 5 лет, - о том, что должен покинуть эту страну в течение недели. Это было перед Новым годом. 
Но за эти 5 лет я успел поступить в резидентуру, успел закончить аспирантуру, успел жениться, успел приобрести дочку, и к тому времени я уже успел установиться в Америке. Но было тяжело все эти годы.

Не удалось таксистом побывать?
Таксистом -  нет. Я не буду рассказывать, как я зарабатывал деньги, потому что…

Почему? Нам рассказывают, как убирали помещения, и т.д. Тоже было?
Было, да. Но у меня же визы не было, я вообще был без…

Достойная иммигрантская судьба.
Ну, слава богу. Все, чего мы достигли – людям кажется, что это легко, - это нелегко, но я не жалуюсь, как говорится, все было очень интересно. 
В 1983-м году я закончил fellowship, тоже занимался наукой, кстати. Проводил научные исследования о больных сердечной недостаточностью, у меня есть работы, которые напечатали уже здесь в Америке.
В России тоже можно найти мои работы, если кто-то интересуется. У меня было, наверное, где-то 25 печатных работ. 
В 1983-м году открыл частную практику, с первого дня начал заниматься… Частную практику я открыл тоже очень интересно. В соседнем доме был офис, где 40 лет проработал один доктор по фамилии Коломбо. Это был итальянец, и у него была только итало-американская практика. Я пришел к нему, ему было уже 87 лет. 
Я взял у него эту практику. И появился русскоязычный доктор, с акцентом, который лечил всех. В один прекрасный день ко мне пришли 2 человека, дали свои карточки и сказали: «Мы за тобой следим уже пару месяцев, все в порядке, если будут проблемы, - вот тебе телефон, звони». Это было в те годы.

Когда-нибудь позвонили?
Никогда не звонил, но знал, что за мной следят. Это был 1983-й год.

Они по-итальянски говорили?
Они говорили с итальянским акцентом. Ну, это говорит о том, что, как говорится, могло быть все намного хуже. Все было прекрасно и хорошо. В 1990-х годах стала здесь меняться публика, итальянцы стали постепенно отодвигаться. На сегодняшний день у меня где-то 50% русскоязычных пациентов и 50% англоязычных.

Лев, кроме профессиональной деятельности, Вы - филантроп, в области культуры у Вас много интересных проектов. Вы, собственно, владелец большого культурного центра «Миллениум» на Брайтоне. Как Вы к этому пришли? Зачем Вам это было нужно?
Я об этом начал говорить. Я к этому стал приближаться в 90-х годах, когда здесь начало меняться население. Ко мне приходило очень много людей, которые только приехали, не знали что делать, и я из врача становился советником и консультантом.
В то время уже появилась возможность помогать людям. Я помогал все годы. Очень люблю культуру, воспитывался на нашей русской культуре. У меня двое детей: дочь и сын. Они говорят и пишут по-русски. Дочь писала когда-то поэмы на русском языке. 
То есть я люблю русскую культуру. И когда в 2003-м году появилась возможность открыть русское радио, я пошел по этой тропе, потому что хотелось как-то иметь влияние, объединить нашу русскоязычную общину, которая, к сожалению, никогда не была единой. 
Поэтому радио являлось для меня как бы открытым рупором. Открыв радио, я работал там, делал интервью на этом радио. И эта история нашей общины, конечно, очень интересна.

Вам не мешает это занятие?
Оно мне не мешает, оно мне помогает. После того, как я сделал радио, оно проработало какое-то время. Сначала это было радио «Новая жизнь», потом «Радио ВСЕ», но, к сожалению, вернее, к счастью, я занимался медициной, а радио непосредственно, заниматься не мог. 
К сожалению, радио занимались другие люди, и так получилось, что оно не получилось.

У Вас получилось многое. Последний вопрос: Вы чувствуете себя счастливым человеком?
Я чувствую себя очень счастливым  человеком, потому что на сегодняшний день я занимаюсь медициной, которой принадлежит моя жизнь. И в тоже время, мое любимое хобби - встреча с артистами, с людьми нашей общины -  осуществляется через театр «Миллениум». Я чувствую себя очень счастливым человеком.

© RUNYweb.com

! Данный текст интервью является дословной распечаткой видеоинтервью. Авторская лексическая основа сохранена без изменений!

Лев Паукман

Лев  Паукман - Лев Паукман в Энциклопедии Русской Америки

Краткая биография:

Родился в Узбекистане. В 1947-м году из эвакуации уехал в город Черновцы.
1960-м году поступил в Винницкий Медицинский институт.
В 1969 году защитил кандидатскую диссертацию.
В 1976 году эмигрировал из СССР в Израиль.
6 октября 1977 года прибыл по гостевой визе в Нью-Йорк.
В 1983-м году открыл частную медицинскую практику в Бруклине.
В 2003-м году стал совладельцем русского радио («Новая жизнь», «Радио ВСЕ»).
Совладелец концертно-театрального зала «Миллениум».

Интервью и статьи: