Понедельник, 20 Ноября 2017
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Loading video...

Съемка 07 апреля 2011г.

Марго, добрый день! Я должен сказать, что у нас в Энциклопедии никто ничего не скрывает, поэтому начнем с города, в котором Вы родились. И вспомним то время, которое мы называем «до иммиграционный период». Вы давно уже здесь, в Соединенных Штатах: вспомним Ваш родной Петербург, тогда он назывался Ленинградом.
Добрый день. Да, в детстве я была Вандер, с такой красивой фамилией Вандер. Потом я вышла замуж, была Рубинович, затем я стала Грант. Не будем говорить, при каких обстоятельствах.

Генерал Грант здесь при чем?
Да, конечно, обязательно. И дети капитана Гранта. Ну, что говорить о жизни до эмиграции, лучше после, в иммиграции.

Нет, давайте все-таки «до». Итак, это были времена после, например, Международного фестиваля молодежи. Это были времена стиляг, это было время джаза. В Питере же много было очень «стильных джазменов». Давайте об этом.
Ну, не то, чтобы я увлекалась сильно джазом, но у нас было много всяких знакомых. Мы ходили часто по каким-то подвальчикам, по каким-то маленьким квартиркам, где все играли на гитарах, чего-то говорили, - это была богемная обстановка.

А эта компания была связана как-то с поэтическим кругом, ну, например, Бобышев, Бродский…
Это была другая, какая-то другая компания. Вообще, у нас была компания таких интеллектуальных людей, куда входил и мой муж, и там другие всякие люди. Они всегда собирались и сидя так, покуривая, перебрасывались: «А это фраза откуда, а это кто написал? А это что за музыка?» И очень важно было, чтобы отвечали. Ну, просто на вопрос откуда-то, я не знаю, из античного мира. «А ты знаешь, что это?» Вот так они были между собой.

Кем был Ваш муж?
Он был простым инженером, но при этом был очень образованный человек. И вся компания была очень интеллектуальная.

Любили Хемингуэя, говорили по-английски, играли на гитарах...
Я не знаю, говорили ли они по-английски, но некоторые играли на гитарах. Потом у меня, конечно, была куча знакомых художников, ну, например, Толя Белкин, Овчинников. В общем все, которые потом что-то стали представлять. Были такие, очень хорошие, но как-то не попали в орбиту.

Марго, несколько слов об образовании. У Вас – высшее, среднее, два класса и коридор?
Ну, немножко выше, чем два класса и коридор. Высшее образование – техническое, потому что никуда больше нельзя было попасть.

Техническое образование?
Техническое, такое экономически-техническое.

Вы познакомились с мужем, когда сдавали зачет по сопромату?
Конечно. У меня были приятели, которые сделали мне весь мой дипломный проект, все начертили. Все сделали, я никогда ничего не понимала. Но потом, какими-то судьбами, я стала преподавать странные предметы в техническом училище. Все, что мне говорили (нужно было зарабатывать деньги): «Марго, можешь преподавать завтра сопромат»? – «Могу». Потом техническую механику, потом теорию металлов, а один раз даже преподавала две недели слесарное дело.

То есть, Вы приехали в иммиграцию подкованной?
Могу преподавать что угодно.

Какой институт Вы закончили?
Институт водного транспорта. Тогда был такой модный институт, в который брали всех. Вот я туда и пошла. Потому что в другие институты... У меня мама была врач, но туда нельзя было вообще соваться. Вот, пошла туда.

Факультет, какой?
Экономический, или что-то в этом плане, я уже не помню, ну, неважно.

Родители были евреи, поэтому Вы не могли поступать в институт, в который бы хотели? И мать и отец?
Да. Не знаю, что я там кончала, потому что особенно я там не училась. Так просто ходила как-то туда, и пыталась просто сдавать как-то один экзамен за другим, чтобы перейти куда-то с помощью моих кавалеров.

И Вы после института вышли замуж?
Да, почти после института, на последних уже курсах. Потом уехали всей семьей: я, мой муж и дочка.

Какой это был год?
Это был 1976, или 1975-й год. 

Сразу сюда, в Нью-Йорк?
Ну, в Италию сначала.

Понятно, в Италию через Вену.
И в иммиграции там было как-то очень смешно, потому что нас сразу хотели отправить в Канаду. Мой муж очень упирался, он хотел в Канаду, а я сказала; кроме Нью-Йорка – никуда. И мы там сидели, пока нас, действительно, не отправили в Нью-Йорк. Тогда все очень хотели, почему-то, в Канаду. Все хотели в Канаду, одна я не хотела. Только в Нью-Йорк. Мне говорили: «Зачем ты хочешь в Нью-Йорк»? – Я говорю: «Хочу ходить по театрам» - «Только театры в голове»? – «Только театры». Ну вот, а когда сюда приехала, было большое разочарование. Первое впечатление, поскольку я попала в Квинс, были эти пожарные лестницы. После нашего красивого города Ленинграда.

Давайте объясним. Пожарные лестницы – это по фасаду. Это постройки начала 20-го века, конца 19-го.
По фасаду. Это кошмар. И это было мое первое впечатление. В общем, это ужас - эти дома с этими пожарными лестницами, никогда не забуду, в Квинсе. Это после невероятно красивой архитектуры Ленинграда.

Здесь тоже приходилось преподавать сопромат?
Здесь бы меня не взяли преподавать сопромат. Я подумала, а что бы я хотела делать? И поняла – я хочу путешествовать. А что надо делать? Надо пойти в Travel агентство. Но, это не сначала было. Сначала надо было просто как-то жить, нас же подкармливали ХИАС и НАЯНА. Так что я, на своем плохом английском языке, прочитала какое-то объявление в испанской газете. Где это было? Это был Бронкс. И поехала в Бронкс, в какую-то школу. Nам нам давали стипендию. Нас там учили, не знаю чему. Учили математике какой-то: 2+3, давали стипендию $70 – то ли в неделю, то ли в месяц.

Не страшно было белой молодой женщине ездить в Бронкс?
Я тогда как-то не боялась, мне хотелось получать эти $70. Больше мне ничего не хотелось. А история там была смешная. Там сидели все, все-таки, англоговорящие. Это люди, которые живут в Нью-Йорке, испаноговорящие – испанцы, но эти люди вполне прилично говорили по-английски, а я совсем почти не говорила по-английски. Но там преподавали 2+3. Когда спрашивали, кто знает, сколько будет 2+3? – я всегда говорила, что я знаю. А когда уже началось деление и умножение, - это все, конец истории. В общем, я пошла к нашему директору и говорю: «Давайте я Вам сдам экзамены до конца, а Вы мне дайте еще пару часов английского (английский был у нас 1 час в неделю)». – «Нет, нельзя, у нас порядок». Ну вот, я и ходила туда на 2+3, и получала стипендию $70. Очень жалко было пропускать.

А после окончания школы они давали какое-то направление на работу?
Ничего там такого не происходило. Какое направление? Никакого направления. Если хочешь, устраивайся. Считалось, что мы уже выучились: 2+3.

Муж в это время начал работать?
Да, он начал работать в какой-то ужасной компании. Плохо там все очень было. В общем, это было плохое время. Потом нас НАЯНА отправила учиться на курсы. Были accounting, и были компьютерные. Я пошла на accounting.

Бухгалтерские курсы?
Да, бухгалтерские курсы, извините. Ну, вот, кончили эти курсы, а там была очень большая группа, человек 30. И потом они устраивали на работу. Из этой всей группы взяли двоих: меня и еще одну девушку. И вот, я работала в World Trade Center, у какого-то украинца. Он был главный, а я сидела у него и только единственное что надо было делать: придут чеки, расписать быстренько, и все. И больше делать было нечего. Скукота ужасная. В общем, каким-то образом я как-то их обхитрила и получила unemployment, и была невероятно счастлива.

Unemployment - это пособие по безработице, но это полгода максимум.
Полгода. По-моему, год давали тогда, я сейчас не помню. Я помню, как сейчас: иду в метро и встречаю моего приятеля – Мишу Суслова, который сейчас оператор известный. Он спрашивает: «А что ты так улыбаешься»? – Я говорю: «Меня выгнали с работы». Он говорит: «Ну, хорошо, пойдем, выпьем по этому поводу». Так что очень весело было. А вообще, когда мы учились в этой школе, там, где бухгалтерия, было совершенно замечательно. Миша Суслов, по-моему, учился в каком-то другом месте, там, где компьютер, или еще что-то. И каждый раз, там было рядом кино, за $1 можно было пойти, и happy hours, за этот же доллар можно было взять drink. То есть бокал вина давали и еще даже какие-то маленькие штучки.

Вы рассказываете, как-будто бы Вы жили в раю. За доллар все можно было купить.
Все можно было купить. И вот, мы на эту стипендию гуляли каждый день – happy hour, и нам было очень весело.

Если перечислить какие-то профессии, которыми Вы овладели за это время, много их было?
Профессии? Я не знаю насчет профессий.

Ну, допустим бухгалтером Вы стали.
Я работала там всего полгода, потом с большим удовольствием ушла на unemployment. Как это называется по-русски?

Пособие по безработице.
Да. И потом я подумала, что я хочу делать в этой жизни. И я поняла: я хочу путешествовать. Пойду-ка я в трэвел агентство. В общем, я пошла просто в 
трэвел агентство. Работала на commission, денег ни сколько не зарабатывала, потому что народ еще был бедный русский. Английского я не знала, могла только с русскими работать. Очень мало было денег. Постепенно, наша иммиграция стала становиться на ноги, и стали уже тоже путешествовать. Я первая, самая первая, открыла просто свое трэвел агентство. Это было, я думаю, в 1979-м году. Тоже сначала так как-то, а потом оно разрослось, у меня было очень большое трэвел агентство, мы зарабатывали хорошие деньги, и все было хорошо. Потом мне это все надоело, я это все передала своей дочке.

И, примерно, когда Вы закончили со своим бизнесом? Какой год?
Когда закончила? Я думаю, что я уже лет 15 там не работаю, или 10. Я не знаю. Во всяком случае, моя бедная дочка все еще продолжает там работать. Этот бизнес уже не такой шикарный, но как-то так, ничего еще.

Вы ушли из бюро путешествий. Вы после этого занимались покупкой картин, или у Вас была еще какая-то профессия?
Ну, вообще, у меня было много всякой деятельности здесь. Я не скажу, что это были профессии. Например, это было лет 5 тому назад, я и такой есть Эдик Лозанский, мы сделали пять или шесть очень больших, серьезных концертов в Карнеги Холл, в Линкольн центре. Но это всегда не просто концерты, а это всегда было приурочено к какому-то event: «850 лет Москвы», «300 лет Санкт-Петербургу», «Новые имена в новом столетии» и.т.д. Очень интересные концерты.

Это с Эдуардом Лозаннским, который в Вашингтоне? «Русский Дом»?
Да. «Русский Дом», но делали все в Нью-Йорке, так что я была полностью ответственна. В общем, это все проходило удачно. Денис Мацуев у нас начал играть. Мы можем этим гордиться. Мы сделали 4 или 5 концертов Денису Мацуеву.

Это уже работа импресарио.
Это работа импресарио. У меня много всякой деятельности было. Потом я начала покупать картины. Когда разрешили поехать в Россию, то я поехала в Санкт-Петербург, купила картины у Овчинникова, у Толи Белкина покупала. Вообще, я скупала много картин, и в Москве я купила целую большую коллекцию, все время покупала соц.реалистов. Надо мной все смеялись, говорили: «Ты что, совсем сумасшедшая! Что это ты такое покупаешь и еще везешь в Нью-Йорк.» Ну, тем не менее, я привезла. До сих пор они у меня есть, соц.реалисты. Большая коллекция, думаю, штук 50, наверное.

Марго, Вы теперь куратор музея русского искусства – MORA (Museum of Russian Art). Насколько это перспективная вещь? На самом деле, музею 30 лет. С Вашей энергией, с Вашей помощью, каким Вы видите его будущее в перспективе?
Сейчас вот, за это небольшое время, он открылся и работает всего пол года, можно сказать, у нас прошло много очень всяких выставок, events. И, в общем, мы собираемся как-то развиваться.

Марго, удивляет Ваша энергия, то, что Вы не останавливаетесь. Вы тусовщица по духу?
Ну, я думаю, что да. Может, это мне мешает, но с этим уж как родился, так дальше и идешь по жизни.

В таком случае, это тост.
А мне даже сегодня предложили очень интересную вещь. Позвонил мой приятель и говорит: «Слушай, у меня есть для тебя идея. Почему бы тебе не открыть Арт-клуб, который называется «Тусовщик»?»

Будет?
Будет!

! Данный текст интервью является дословной распечаткой видеоинтервью. Авторская лексическая основа сохранена без изменений!

Марго Грант

Марго Грант
  • Род занятий:бизнесвумен, коллекционер
  • Приехала в США в:1976 г.
  • Место жительства:Нью-Йорк, Манхэттен

Краткая биография:

Родилась в Ленинграде. Закончила Институт водного транспорта. В 1976 вместе с мужем и дочерью переехала на постоянное место жительство в Нью-Йорк. В 1979г. открыла трэвел агентство Margo Travel.

Одна из создателей Музея Русского Искусства MORA в Джерси-Сити.

Интервью и статьи: