Пятница, 22 Сентября 2017
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Loading video...

Съемка - октябрь 2010 г.

Самуил, расскажите о Вашей жизни. Где Вы родились, кто были Ваши родители, и как начинался Ваш творческий путь там, еще в бывшем Советском Союзе?
Спасибо за внимание, думаю, что смогу удовлетворить Ваш интерес к кухне художника. Родился я в семье сапожника, но от лучшего значения этого слова. Отец был заготовщиком профессиональным. Сестричка моя – младше меня, и мы жили дружной семьей, пока не переехали в Киев.
А родился я в городе Баку. Очень скоро началась Отечественная война, Вторая Мировая. Отец ушел на фронт, и очень, очень скоро ушел из жизни.
Эта тема меня волновала и до сих пор волнует. Я сделал на эту тему картину. Вообще, должен сказать, что художник - это, как говорят, певец своей жизни. Ну, я не такого высокого мнения о себе, но, тем не менее, считаю своим долгом изображать и передавать чувства достоверные и не содранные из каких-нибудь «огоньков».
Учеба моя начиналась тоже с творческого захода. Меня назначили, определили вести календарь погоды. Это считалось поощрением. Одним словом, когда война началась, в эвакуации, я тоже сделал первый набросок влюбленной парочки, - из окна хозяйки, где мы жили.
Потом, еще до окончания войны, мы приехали на родину, обратно в Киев, и я поступил в художественную школу. Помню за собой такую крылатую фразу - когда учитель меня ругал за то, что я не очень хорошо передаю светотень, я почему-то сказал: «Москва не сразу строилась». Надо же было быть таким умником!
Но дело не в этом. Школу я окончил довольно удачно, в том смысле, что имею 4 или 5 похвальных грамот и премий. И даже однажды помог одной девочке сделать композицию по заданной теме, по Гоголю. Она получила премию, а я получил вторую премию.
Учительница сказала: «Оля наступает Вам на хвост». Ну, это тоже был такой косвенный, поощрительный реверанс.
После художественной школы я не смог попасть в художественный институт по нескольким причинам: во-первых, моя фамилия, такая довольно однозначная – Каплан; а во-вторых, я имел неосторожность не согласиться с мнением жюри, которое присуждало дипломы, на защите дипломов.
И чуть было не завалили. Время-то было такое – тоталитарного режима, и я загремел на 4,5 года на службу в армию.
В армии у меня был святой закон, выработанный мной, чтобы не потеряться, не пропасть и усладить свою душу на фоне солдатской службы. Я носил за пазухой альбомчик для набросков. Становился, когда выстраивали полк в 2-3 шеренги, в самый последний ряд, так, чтобы никто не видел из начальства, и делал наброски. Таким образом, за время службы в армии я накопил более 3000 набросков.
Должен сказать, что с ними я не расставался никогда. И если те солдаты, которые демобилизовывались, возвращались домой в новых сапогах, в новых бушлатах, то я вез с собой 2 чемодана набросков.
Потом, несмотря на мою фамилию и трудные условия жизни, я был принят в художественный институт, хотя это поступление было в третий раз, третьим заходом.
В институте я учился на графическом факультете, пользовался стипендией, и участвовал в выставках, причем, довольно регулярно.

Какие выставки?
Выставки? Областная была, Украины, потом Всесоюзная была и международная. На международной выставке, в каком-то городе в Италии, забыл, не так часто вспоминаю, но работа хорошая. Главное не в том, что было на выставке, а главное в том, что меня не пустили с моей работой вместе быть, а только одну ее, изолировано от автора.
Участвовал во Всесоюзных, Республиканских выставках, как я уже говорил, и почти всегда, опять же несмотря на фамилию, мои работы приобретали по минимуму: по 300, по 400 рублей за экземпляр. Это считалось уже тоже высокой ценой.
Те, кто знает историю Украины, историю СССР, знают, что свободой творчества и не пахло. Поэтому как-то так вырабатывалось отношение, чтобы не делать ничего политического. Одним словом, сюжеты мои были – это кошки, влюбленные, автопортреты, которых я сделал довольно много. Вот здесь, это: «Игра продолжается» - называется.
Каждый видел печальное лицо у игрока в шахматы, где фигуры были повержены, но одна фигура у меня королева, она оказалась жизнестойкой. Ну, есть еще несколько автопортретов, наполненных каким-то сюжетом. Не каким-то, а конкретным.

Расскажите, пожалуйста, как Вы оказались в иммиграции? Я знаю, существует документ о том, что Соединенные Штаты пригласили Вас, как персону с какими-то необыкновенными способностями. Расскажите, пожалуйста, о Вашем творческом пути здесь.
Это очень трудная и очень волнующая тема. Дело в том, что близкие родственники раньше нас с женой догадались уехать, а я все-таки хотел дожить на той территории, до состоявшейся персональной выставки.
Это была уже не первая персональная выставка: две в Москве, две во Львове и две - в Киеве, но вторая была перед самым отъездом. Я уехал с женой, никто не знал из моих коллег, потому что это преследовалось законом и влияло на творческую деятельность. Короче говоря, мы с женой покинули Украину и Киев, как раз тогда, когда еще не развалилось Советское государство. Это было в январе 1991-го года. Были два повода разрешить нам. Один – возвращаясь в прошлое – когда я был в армии, меня пригласили участвовать в смотре солдатской самодеятельности. И там я показал картину, она называлась «Налет отбит». Здание Большого театра, и девочка и мальчик пошли посмотреть, что там происходит.
Это было декабрьское время холодное. Одним словом, картина понравилась моя, и я за нее получил первую премию, и грамоту маршала Советского Союза Говорова. Я предусмотрительно сделал копию, и когда приехал в Лос-Анжелес, мы сначала с женой приехали в Лос-Анжелес. Потом я переехал в Нью-Йорк, с уходом жены, печальным уходом.
И, когда мне выдавали Green card, офицер, который выписывал документы и который видел представленные мной фотографии моих работ, он сказал (я английским не владел): «Передайте своему другу, что я с удовольствием ставлю свою подпись». Это было первое признание американского отношения.

Скажите, пожалуйста, какие темы Вас вдохновляют?
Вопрос очень по существу. Очень давно, исторически давно, я любовался этими пластичными животными – кошками. У меня была сиамская кошка, я ее много раз рисовал, по кличке  Пикасс. С намеком на великого художника. Кроме того, наиболее четко определило отношение к темам, которыми я пользовался, которые раскрывал, и которые доставляли удовольствие моим друзьям и не друзьям, а просто незнакомым - это темы влюбленных, городская тема. Есть у меня тут печатные издания: «Новое русское слово», меня дважды печатали. И еще, вообще, я собираю, но большого энтузиазма не проявляю.

Скажите пожалуйста, какой у Вас жизненный девиз? Может быть какая-то фраза, которая Вас ведет по жизни?

Да, совершенно верно. Иногда, очень редко, я изменяю ей, этой фразе, этой позиции, но когда меня забирали в армию, я себе сказал вслух: «Ежедневно по одному наброску».
Что это мне дало? Что это мне дает, и что это мне будет давать, пока я дышу? Это дает возможность жить в ногу, или в руку, как угодно, с окружающим миром. И у меня есть темы, которые, в общем-то, захватывают дыхание. Я говорю нескромно, но это так. Просто у меня нет времени показать. Это «Реквием». Когда в 2001-м году террористическим актом были уничтожены Твин Тауерс, то я сделал эту работу. Причем мне пригодилось - как это «ни дня без строчки» у писателя известного, так у меня «ни дня без наброска».

И последний вопрос. Счастливы ли Вы?

Конечно, счастлив, пока бог этого желает.

! Данный текст интервью является дословной распечаткой видеоинтервью. Авторская лексическая основа сохранена без изменений!

Самуил Каплан

Самуил Каплан - Художник Самуил Каплан в Энциклопедии Русской Америки
  • Род занятий:художник
  • Год рождения:1928

Краткая биография:

Самуил Каплан родился 8 июля 1928 г. в Баку. 

В 1952 году  окончил киевскую среднюю художественную школу, а 1962 г. – Киевский художественный институт; служил в армии. 

С 1964 года – член Союза художников бывшего СССР, а ныне – член Ассоциации искусств Лос-Анджелеса.

Живет и творит в Нью-Йорке

Ссылки: