Вторник, 21 Ноября 2017
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Loading video...

Съемка 01 сентября 2010г.

Ян, несколько слов о Вас: биография, основные факты, подробности, основные этапы жизни.
Родился в Одессе, где и вырос. В самом центре города, в театральной семье. Моя мать и тетя были актрисами, а также определенное количество других родственников принимали участие в жизни театральной Одессы. И, как бы, я хотел всю жизнь стать актером. Актером, режиссером, одновременно с этим были математические способности, т.е. я  не знал – стать гениальным математиком или пойти все-таки в актерскую среду.
Мама обещала мне все, что угодно, лишь бы я не стал актером, то есть, она умоляла меня, все что угодно предлагалось, только чтобы я не стал актером. Я поддался на уговоры и в 17 лет, закончив школу и покинув Одессу, где надо было обязательно родиться, я считаю, - я уехал в Эстонию, в Тартусский Университет, где я проучился 2 года.
Учился я там, на факультете физики, и очень полюбил тот факт, что я вырвался из дома и уехал далеко. Мне показалось, что я оказался за границей, на самом деле, потому что в 84-м году, когда я оказался в Тартусском Университете, и в Эстонии шли кинофестивали Тарковского, который был, в тот момент, почти запрещен на территории Советского Союза, - я жил за границей.
Я не знал, что такое Америка, никогда туда не собирался, и я не знал о том, что в Советском Союзе плохо жить. Мне жилось хорошо, я ни о чем не думал, пока не попал в Армию.
Вернувшись и проучившись еще год, я уехал уже в Америку. Поехал я в гости, не собираясь здесь оставаться, а перед этим перевелся в Ленинградский Университет на физику, где взял академический отпуск, чтобы съездить на 6 месяцев в Америку и вернуться.
Поехал я в Америку познакомиться со своим отцом. С ним и познакомился в аэропорту, поскольку я до этого его не знал, и он уговорил меня уже остаться. Меня было очень легко уговорить: меня мама уговорила, чтобы я пошел на физику, а папа уговорил, чтобы я остался в Америке.
Ну, я тут и остался. Но не знал определенно, чем себя занять и что делать дальше. Хотел идти учиться и, в конце концов, я закончил здесь физику, но параллельно с этим занимался разными другими вещами.
Решил, что интересней будет заниматься юриспруденцией в Америке, то есть стать адвокатом. Была идея того, чтобы изучить международное право, вернуться обратно в Россию и представлять местные компании: банки и все прочее.
Всю жизнь у меня не ничего не доканчивалось до конца. Хотел стать актером – поступал на физику, хотел стать физиком – поступал на юриспруденцию. Поступив на юриспруденцию, я оказался, как бы, бизнесменом, потому что в тоже самое время, пытаясь поддерживать свою жизнь в Америке и зарабатывать на существование, я начал продавать плакаты, значки на улице. И в какой-то момент все это выросло во что-то другое, потому, что я познакомился…
Продавал я в очень интересном месте, возле Metropolitan Museum of Art на 5th Avenue, появляясь там часто в офицерской шинели, с красным знаменем. Приезжало телевидение, снимало меня постоянно, все это было очень весело.
Одновременно с телевидением, приезжала полиция, которая меня оттуда гоняла постоянно. Но там же я познакомился со многими интересными людьми, открыл для себя галерейщиков и хозяев магазинов, которые стали покупать многие из тех предметов, которые я тогда привозил из России. И в тот же момент на меня вышли люди с QVC – не Home shopping – ну, те товары, которые продают на телевидении, и завязался совершенно другой бизнес. Моя жизнь изменилась, я стал бизнесменом.

Какая сфера бизнеса?
В этот момент все сконцентрировалось вокруг янтарных изделий, которые я стал привозить из Калининградской области. Я связался с производителями и с комбинатом, который тогда еще был государственным. Был невероятный интерес к янтарю в 93-м году, в связи с выпуском Jurassic Park, Стивен Спилберг сделал первую серию на тот момент, и я неожиданно из человека, который продавал эти изделия на базарах, где-то еще, по нескольким мелким магазинам, нескольким крупным магазинам, но одиночным, - вот, в тот момент на меня QVC выходит, и у меня начинают покупать огромные партии янтаря. То есть, у  меня в тот момент еще даже компании не было, я заканчивал свою физику, я знал, что я иду в адвокатскую школу, одновременно с этим начался достаточно большой бизнес, который меня и погубил, мою адвокатскую карьеру, все, она закрылась.
Этот весь поток меня увел в совершенно другую сторону. Мне пришлось интерполироваться, начать принимать участие в выставках, и мне очень нравилось этим заниматься по одной простой причине - я еще понял, что мне большое удовольствие доставляет просто путешествовать. Я в этот момент начал ездить в Европу, мне нужно было по делам, а если даже по делам мне надо было ехать в Польшу, в Литву, в Чехию, я по дороге мог заехать в Лондон, я стал узнавать мир, как бы. И все это время я продолжаю этим заниматься.
Правда ли, что Вы были самым крупным поставщиком янтаря в Соединенные Штаты?
Правда, на 93-й год, исключительно 92-й, 93-й. Потом появились другие компании, более конкурентные, и сам рынок изменился. Если в какой-то момент никто не продавал янтарь, нас были единицы, то в 92-м, еще находясь в общежитии, мне стали приходить, ну буквально контейнеры янтаря. В связи с тем, что телевидение заказывало огромными партиями, то потом это все изменилось, появились другие компании, и мой бизнес тоже изменился.

Сейчас он существует?
Он существует. Мы выжили все. Мы пережили падение вначале Pan Am, мы пережили крушение и Enron. Они все канули в лету, а мы еще живы. Компания, которая не знала, чем будет дальше заниматься, что это будет янтарь или ювелирные украшения, и поэтому называлась Russian Liaison в 93-м году, она все еще здеcь.

Что, по Вашему, такое счастье?
Счастье – это свобода и занятие любимым делом.

Какое Ваше состояние души на этот момент?
В момент занятия любимым делом и…

Сейчас, сегодня, вчера, завтра? Как Вы представляете себе?
Сложно сказать, потому что все меняется. На сегодняшний день я чувствую себя счастливым, у меня новый период в жизни. Много изменений происходит постоянно, в семейных делах, в бизнесе, но что мне доставляет удовольствие в этой стране - есть возможность что-то менять, за что-то бороться, и ничто тебя не гнетет. То есть, создаются, условия для того, чтобы сделать свою жизнь такой, какой ты ее хочешь.

Какие-то качества новые появились, вот такие человеческие, бизнес, может быть, качества  здесь в иммиграции? Как бы Вы их назвали, определили?
Взрослость определенная, потому что я приехал, когда мне был 21 год. В принципе, воспринимал жизнь в розовых очках, то есть не закончил даже университет, я проучился 2 года. Четко не представлял, чем я буду заниматься, и что будет в моей жизни. И попав сюда, понял, что я сам за себя несу ответственность и за свою жизнь, и какой моя жизнь будет, - это много изменило. Другое дело, что в Америке, в Нью-Йорке очень много возможностей самовыражения, разных путей делать то, что ты хочешь. Важно определить, что ты хочешь, а дальше уже все зависит от способностей.

Какое качество Вы больше всего цените в друзьях?
Верность. В друзьях я ценю дружбу.
Иммиграция по- разному показывает людей и проверяет отношения между людьми. Наверное, приходилось и разочаровываться. Насколько иммиграция в этом плане разрушает отношения или наоборот соединяет людей?
В этом плане я думаю, иммиграция, как лакмусовая бумажка, она человека проверяет. Очень часто мне приходилось удивляться: люди, на которых я мог рассчитывать, я на них не должен был рассчитывать, или, наоборот, друзья оказывались рядом из тех, от кого ты не ожидал, или ты находил новых друзей.
В принципе, вот в этом прелесть Нью-Йорка. Я проездил очень много по Америке: остальная Америка очень сильно отличается. Она не хуже, она другая. В Нью-Йорке есть возможность выбирать, с кем ты будешь, какими людьми ты себя окружаешь. То есть, их много, есть очень разные люди: где ты хочешь быть, с кем ты хочешь быть. И очень много зависит от самого себя в этом плане. Они есть, они разные, они хорошие, плохие друзья – нет плохих друзей, есть друзья и не друзья.
Вы не стали физиком, Вы не стали адвокатом, Вы называете себя бизнесменом. Если бы и с бизнесом не получилось, кем бы Вы хотели стать?
Режиссером, все еще. Скорее всего, режиссером.

Почему, все еще, про режиссера мы еще не слышали.
А потому, что… Было слово режиссер, то есть, в тот момент театрального моего периода, когда я думал, что хочу стать актером. Я осознал, что в театральном мире не смогу стать настоящим актером, потому что я видел своих родственников со стороны, я видел свою маму, которая очень хорошая актриса.  
Актер – это человек не от мира сего, который всю жизнь изображает кого-то. И это очень непростой дар, скажем так. Я коммуникабелен, я могу делать какие-то вещи -  это не значит, что я могу быть актером.
Вы живете в центре Манхеттена, прекрасно знаете ночную жизнь, night life, все бурлит и вокруг Вас и рядом с Вами. Насколько это позволяет сочетанию бизнес и ночная жизнь сосуществовать?
Ну, это очень даже позволяет, потому, что можно встречаться с людьми и днем и ночью, практически, то есть, жизнь и работа в Манхеттене - это все сплетается. Эти вещи можно делать в любое время дня и ночи.

Вы довольны тем, что сейчас у Вас состоялось?
Я доволен тем, что мне жизнь дала, и она была насыщена многими событиями, которые были интересны мне. И, хотя есть большие спады и подъемы, но нью-йоркская жизнь, даже когда ты оказываешься внизу, она дает возможность смотреть вверх.
Вы, практически, нью-йоркский человек, Вы говорите по-английски, больше 20-ти лет прожили в Соединенных Штатах. У Вас двое детей – мальчик  и девочка. Вы хотели бы, чтобы они знали русский язык, приобщались к русской культуре, Вы для этого что-то делаете?
Я для этого делал, то есть, первые три года их жизни говорил с ними только по-русски и они смотрели только русское телевидение, читались – только русские книжки. К сожалению, это очень тяжело. В американской среде, когда все другие дети говорят только на английском, они очень быстро начинают забывать русский, невозможно удержать язык. То есть, они продолжают говорить, но их русский сильно отличается от того, который, я себе представлял, у них будет.

У Вас есть какой-нибудь тост, который Вы чаще всего озвучиваете при застольях?
Скажем, любимое изречение. У моего любимого американского певца Тома Уэйтса: I don’t care who I’m gonna step on on my way down.

© RUNYweb.com

! Данный текст интервью является дословной распечаткой видеоинтервью. Авторская лексическая основа сохранена без изменений!

Ян Пашковский

Ян Пашковский - Ян Пашковский в Энциклопедии Русской Америки
  • Род занятий:бизнесмен