Вторник, 21 Ноября 2017
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Loading video...

Съемка 30 апреля 2013 года

Юрий, у нас так это принято, такая традиция в Энциклопедии Русской Америки: давайте начнем с места и года рождения, и так по порядку от этой даты - к сегодняшнему дню.
Я родился в Риге в 1963-м году, 13 сентября. Назвали меня в честь Юрия Гагарина. Это было очень популярное имя после полета Юрия Гагарина, поэтому у меня в классе было аж 5 Юриев, и учитель все время нас называл по фамилии. И вот, как Юрий Гагарин был первым в космосе, так мне повезло быть первым профессиональным боксером, который приехал из СССР в Америку боксировать профессионалом, в то время, когда еще был СССР, не было просто одной России.

То есть, до 1991-го года?
Я приехал в 1989-м году, как первый профессиональный боксер в Америку.

Давайте не будем торопиться. Итак, Вы родились в Риге. Немножко:  школа, родители.
Хорошо. Мы жили на Брассе, а потом…

Брасс – это что?
Брасс – это район Риги. Отец получил квартиру в новом районе Риги. И мне пришлось переехать, с родителями, естественно. Новый район, новые люди, новая обстановка, новая школа, новые знакомые – естественно, какие-то трения. Я все время старался держаться в компании своего старшего брата, но так как я на 2-3 года младше, чем все, меня старались все время, как козла отпущения держать: «Сделай то, сбегай туда, сделай это…» Не было никакого авторитета. И чтобы поднять свой престиж, я записался в секцию бокса, но мне здорово повезло, у меня был очень хороший тренер, который сам провел где-то в районе 300 боев. Довольно хороший тренер - то, что не смог достичь сам, передал своим ученикам.

Ну, это и есть учитель.
За счет того, что он привил любовь к спорту не только мне, но и многим, например, на чемпионате республики его школа получала до 6-ти золотых медалей из 12-ти, что очень неплохо. В районе Риги было много боксерских клубов, в районе Даугавпилс, Лиепае. Это вместе, где-то, 50 школ, мы говорим. И шесть золотых медалей – это большое достижение обычно. 

Вот, он мне так привил эту любовь к спорту, что я даже просыпался перед школой буквально на 2 часа раньше, в 6 часов утра. Так вот, я просыпался и бегал с ним по 3 км, чтобы быть в хорошей форме. Летом, зимой, в снег, в дождь, благодаря тому, что я тренировался вместе со старшей группой, которые на 2-3 года старше меня и плюс к тому, что я дополнительно тренировался каждое утро я, как бы, выходил на свой возраст, мне противников не было. Из 45-ти боев я не проиграл ни одного боя, но когда вышел на всесоюзную арену, здесь, естественно, из России, из Москвы, поджиливания судейские. В итоге, у меня не так уж много, но я провел на ринге 257 любительских боев, из них, где-то, актуально я проиграл 10 боев, всего лишь. Остальные 20 в зачеты идут, в зачетную книжечку.

Может быть назовем имя Вашего тренера?
Владислав Юрьевич Зенис, царство ему небесное. Случилось... Он попал под поезд, его больше нет с нами, но он был уникальный человек.

А ваши родители, кто-то спортом занимался?
Мой отец в молодости занимался морским десятиборьем, это – ходьба на ялах, под парусом, плавание, очень много зачетов.

Все на воде?
Все на воде. Он был очень здоровый, коренастый мужчина.

Моя мать была, конечно, против спорта, против бокса. Я занимался до этого немного борьбой, бегом, плаванием, но когда переехал в новый район, то, что меня не уважали в моей компании, мне дало как бы стимул, но, благодаря моему тренеру, который сделал из спорта искусство: именно, ударить и не получить сдачи. Помню, когда мне исполнилось 16 лет, он мне подарил книжку, книжка была ерундовая, но надпись на книжке была: «Жалок тот ученик, который не превзошел своего учителя». И вот это дало мне такой стимул.

У него висели перчатки, обвешенные кучей медалей, и мне захотелось больше медалей, чем у него, и я поэтому бегал по утрам больше, тренировался со старшей группой. В итоге, я попал в команду «Трудовых резервов», в сборную. Я семь раз был чемпионом «Трудовых резервов», дважды был серебряный призер, опять же, эти «московские зачеты». Был капитаном команды 5 лет «Трудовых резервов».

В Латвии?
Нет, «Трудовые резервы» – это Всесоюзные.  Мы выступали на кубках СССР, где я был капитаном команды. Мы три раза завоевывали кубок СССР. Три раза были вторыми. Шесть кубков мы отбоксировали. Так что, это неплохой результат. Также я выиграл Чемпионат молодежи по юниорам в 1982-м году, был в сборной команде по молодежи, стал чемпионом Европы по молодежи, меня сразу зачислили в сборную команду во взрослую, где я сразу выступал на кубке СССР, буквально через три недели после чемпионата.

Вам не было еще 20 лет?
Да, мне было только 19. И вот, сразу такая жесткая ковка из юниоров во взрослые. И ничего, как-то выстоял.

Вы в тяжи перешли?
Нет, я боксировал 81 кг, полутяж, хотя я высокий – 1м 92см, но, как говорится, только мускулатура, ни грамма жира, в форме был шикарной.

В команде «Трудовых резервов» организовали Центр олимпийской подготовки, где лучших боксеров «Трудовых резервов» собрали в Москве, где призвали самых лучших тренеров Советского союза. Был центр, где был практически постоянно действующий сбор.

Утром тренеровка, потом мы выезжали в техникум на учебу, потом еще тренировка, и еще только свободное время вечером оставалось. И вот, благодаря этому центру, я туда приехал, был кандидат в мастера спорта, за два года все ребята выполнили звание Мастера спорта, и некоторые даже выполнили звание Мастера спорта международного класса. Мой тренер, когда приезжал в Москву, он мне сказал: «Юр, вот смотри, начало 1982-го года. Чтобы выполнить звание Мастера спорта, нужно выиграть вот это, вот это, вот это. Чтобы сдать на звание Мастера спорта международного класса, надо стать чемпионом СССР и чемпионом Европы, и ты получишь сразу звание Мастера спорта международного класса. Для молодого парня, которому еще 18 лет, конечно, Мастер спорта международного класса – это здорово»! И вот, я написал на зеркале маленькую записку, чтобы, когда просыпаешься – было видно: «Хочу стать чемпионом Европы». Ну, нас в центре было где-то человек 20, все, когда заходили в комнату, смеялись надо мной. А я вставал – у меня был стимул, я из зала притащил 2-х пудовую гирю, с утра эту гирю таскал...

Глядя на стену?
Естественно. Утром у нас пробежка, завтрак, техникум, после технкума тренировка, в промежутках я еще эту гирю таскал.

Прозвучало слово «техникум». А что за техникум?
Индустриально-технический техникум. Если бы мы учились в институте, то были бы в обществе «Буревесник», а так как мы были в «Трудовых резервах» - это только индустриально-техническое образование. Поэтому, благодаря этому техникуму мы получили воинское звание, что нас отстраняло от присутствия 2-х лет в Армии. Ты получал звание младшего лейтенанта, после окончания этого техникума, и проходил только 2-х месячный курс подготовки.

У меня сразу вопрос: «Мастер спорта международного класса»... Вы стали «международником»?
Вот в том-то и дело. Тренер мне показал, как можно стать Мастером спорта международного класса, и вот, я написал эту записку, и будучи кандидатом в мастера спорта я выиграл чемпионат СССР. Подали уже документы на Мастера спорта, и в сборной команде СССР я участвовал в чемпионате Европы, стал чемпионом Европы. И как только мы прилетели из Германии, в Шверине был чемпионат Европы, нам сразу, около линии рубежа, где немцы дошли до Москвы, вручили «Мастера спорта международного класса», а «Мастер спорта» мне через полгода пришел по почте, так что я стал «Мастером спорта международного класса» в «кандидатах», а по почте уже потом получил «Мастера».

Юра, это все – Советский союз. Как Вы попали в профессиональный спорт, вообще, как попали в Соединенные Штаты?
Вот, к этому подходим. У меня в 1987 году было очень... В 1986 году я выиграл спартакиаду РСФСР и как бы планировал уже закончить, вроде чемпион спартакиады, олимпийские игры проводятся раз в 4 года. Самые большие соревнования раз в 4 года проводятся. Единственный, кто из Латвии выиграл, это был только я. У нас было второе место – Таурус выиграл, но чемпионов не было. И после этого я как-то ударился в бизнес. У нас с приятелем был бизнес, мы шили джинсы, рубашки, и уходило все... Просто с руками отрывали. Фирма была сделана очень классно. Я зарабатывал такое количество денег, что спорт уже как-то перестал интересовать. И вот, когда выиграл спартакиаду РСФСР, то – думаешь больше, как бы, об обеспечении. У меня была шикарная квартира в Юрмале, машина.

Уже была семья?
Да, уже был женат, у меня сыну было три года. Так вот, решил уже завязывать, но тренер мне сказал: «Юра, ты подумай. Чего тебе завязывать, сейчас поездки будут туда, поездки – сюда, ты в эти поездки зачислен». И тренер предложил мне съездить еще несколько поездок за границу. Я подумал, почему бы нет. У нас дефицит со всем: и видеомагнитофоны, и телевизоры, и одежда – все было проблемой. Ну, думаю, съезжу за границу, заодно привезу сувениров. И начал заниматься в удовольствие. Когда занимаешься в удовольствие, продуктивность тренировок намного лучше. Ты делаешь это не через «не могу», а для себя, получаешь удовольствие.

Ну, в охотку-то...
Да, в охотку. Эти пробежки по 5 км по пляжу в Юрмале, там шикарная погода была в это время. Готовился нормально. В итоге – стал чемпионом Общества, потом чемпионом Союза. Когда стал чемпионом Союза, то автоматически попадаешь на чемпионат Европы. Ну, стал тренироваться уже более серьезно, в сборной команде. В сборной – в Кисловодске, на высших уровнях в горах, в Ереване, там база есть хорошая. И, короче, стал чемпионом Европы, но когда стал чемпионом Европы, то автоматически попадаешь в команду сборной Европы, потому что надо представлять команду на кубок Мира. 

Европа выставляла две команды - кто занял золотые медали, кто занял серебрянные медали. И еще Европа выставила Югославию, как команду, которая проводила кубок Мира. И стал готовиться серьезно. В итоге, я выиграл чемпионат Европы и после этого стал чемпионом кубка Мира, где были серьезные противники. Был Феликс Савон, чемпион мира – кубинец. Извиняюсь, в то время я еще боксировал в полутяжелом весе, там был Пабло Ремера, двухкратный чемпион мира. Парень, который – легенда в то время, а я что, чемпион Европы. Терять нечего, вышел спокойно и переиграл его 5:0 чистый счет, что было вдвойне приятно. А через год я перешел первый раз в тяжелый вес, потому что вес было тяжело очень делать, мне надо было 9-10 кг сгонять перед соревнованиями, что, практически, когда ты в хорошей форме, терять нечего, ни грамма запасного веса нет. И я перешел в тяжелый вес. У меня был вес 83-84 кг боевой, когда «подсушиваешься».

Как Вы сюда попали в Соединенные Штаты?
Я стал боксировать в тяжелом весе, и я стал довольно неплохо выступать. Выиграл все международные турниры в тяжелом весе, и на меня положил глаз американский промоутер, Луфен Сина. Вот, он приехал в СССР в то время, предложил спорткомитету такой deal: он будет, как бы, эксклюзивный менеджер для всей советской команды, сборной. Он заплатил миллион долларов за эти права и сразу набрал... Были спаринги, он посмотрел всех боксеров и поставил плюсики тому, кого он хочет спонсировать. 

Это было в начале года. Потом был чемпионат Европы и чемпионат Мира. Он говорит: «Ну, все нормально, но вот Юрий Ваулин мне порнравился больше всех, я хочу этого парня взять прямо сейчас». Ну, конечно, там развели руками, сказали: «Извините, у нас сейчас чемпионат Европы, чемпионат Мира в этом году, мы не можем». В итоге, я не попал ни на чемпионат Европы, ни на чемпионат Мира, потому что, когда Могильный удрал за границу, с контрактом, меня тоже - нажали на все гайки, закрутили. Тогда на чемпионат Мира приехал промоутер в Москву, я с ним встретился на чемпионате Мира, сказал: «Послушай, тут вставляют палки на каждом шагу. Пока вы тут имели все эти дилы, ребята уехали в Японию боксировать, я поэтому хочу разобраться, как же так, люди все в Японии, а я, как бы, вообще ни при чем. Давайте сделаем так: вы мне делаете персональный вызов на мою семью, я приезжаю в Америку боксировать». Так мы и сделали. И буквально через пару месяцев я уже был в Нью-Йорке.

Какой это год был?
Это был 1989-й год, декабрь. И вот, я когда приехал, на следующий день нас сняли тоже -спортивный комментарий, он идет по субботам, в 11:30 вечера. Вроде здесь 200 с лишним каналов телевидения, и когда я шел на следующий день по 5th Ave, люди подходили и жали мне руку. 200 каналов телевидения, и все смотрели в 11:30 именно меня. И потом еще на улице узнавали. Это вообще в голову не укладывалось. Конечно, у меня первый спарринг спортсмены были: Riddick Bowe, который стал чемпионом Мира позже, "Blood" Mitch Green, который выстоял против Тайсона. Было тяжело. За счет того, что у меня был большой опыт любительских боев, было намного легче, чем другим ребятам.

У Вас здесь пояса какие-то? Какие достижения?
Да, вот, я стал тут чемпионом штата Нью-Йорк, это уже в полутяже, потому что, когда я боксировал в тяжелом весе, у меня был очень маленький вес. У меня даже не было 100 кг, было всего 90 с хвостиком. И, в итоге, когда я выходил, разница между мной и противником составляла, где-то, 20, 30, 40 кг в весе. Это большая разница, чувствуется очень сильно. Я провел 13 боев в тяжелом весе, после чего перешел в полутяжелый вес, и через три боя я стал первый в мире. И тут, начались проблемы. Никто не хочет боксировать с левшой. Шесть боев было просто остановлено, противники, когда находили мои видеозаписи боев, отказывались со мной боксировать. Проблемы начались даже на тренировках. Когда ты выходишь боксировать, все хотят, конечно, иметь спаринг-партнера, и когда ты побьешь пару раз ребят, они уже не хотят становиться с тобой в пару, уже не хотят получать «банок». Когда они готовятся к соревнованиям и просят тебя побоксировать, это да, но когда ты готовишься к соревнованиям, они хотят с тебя получать деньги. Поэтому получалось, что я работал в основном только на мешках и на лапах. Спарринг-партнеров не было. Тем не менее, когда я боксировал профессионалом, у меня за первый месяц было 4 профессиональных боя, каждую субботу я боксировал в других городах, начиная, там, с Рино, Майами, Балакса, Миссисипи, Бьют, Монтано, Лас Вегас и.т.д.

Первые два месяца были сумасшедшие, просто сумасшедшие, тут уже стали противники более серьезные и подготовка стала более серьезная. В итоге, когда я уже боксировал с известным боксером Томи Моррисоном, который снимался в «Рокки 5», бой был... Конечно, по очкам я выиграл все 5 раундов, но у него был очень ... Грамотный тренер подсказал: «Забудь про голову, работай только по корпусу». У него был ровный боковой удар. Когда он бил, я все время подставлял «подставку». Когда тренер заметил все это, он сказал: «Бей только по корпусу». Я поднимаю руку, он бьет по печени, естественно, печень – это такое место, которое выдержать нельзя. И я проиграл, в виду трех нокдаунов по печени. Все-таки пытался выстоять. Тем не менее, на следующий день, была очень негативная реакция на Томми Моррисона, что ему повезло, попал мне нокдаун. Он просто проигрывал «в одну калитку».

Ваше мнение по поводу братьев Кличко и Валуева?
Это интересный вопрос. Я хотел бы посмотреть на Кличко, если бы у него была возможность боксировать в 90-м, 91-м, 92-м году. Я не думаю, что он пробился бы в десятку сильнейших боксеров, потому что тогда было боксеров..., 20 человек назвать – это не было проблемы. Назовите мне хотя бы пять тяжеловесов в данный момент, кроме Кличко-братьев. Затрудняетесь? Я тоже. Боксеров нет, поэтому легко быть чемпионом, без конкурентов. Понимаете, есть такая волна: вот ты забрался на вершину, а потом идет спад. Поэтому, на этом спаде, когда нет конкурентов, с кем боксировать? Не с кем! Боксеры потеряли интерес, потому что сейчас есть другой вид спорта - Mixed Martial Arts (MMA). Я, кстати, тоже один раз попробовал в 14-м UFC, где были дикие правила. Там нужно иметь больше закалку, именно, в борьбе, что практичеки тяжеловато боксеру.

Это рядом с Ultimate Fighting?
Да, я боксировал в ufc Ultimate Fighting, это был 14-й, 1994-й год,. Первые номера были самыми дикими...

На октагоне?
Да. Ну, вот, это стало так популярно, они сделали более мягкими правила, что запрещено во многих штатах; они запретили многие удары, и люди стали больше принимать участие, потому что ufc... Сейчас уже 140 какой-то бой идет, почти каждый месяц. Пока у них нет такой подпитки, там уже люди по 5 раз дерутся друг с другом, теряется интерес. Но сам вид спорта включает в себя и бокс, и борьбу, и кик-боксинг, то биш – unifight. Более зрелищное, безусловно. А в боксе нет больших имен. Раньше, когда боксировали тяжеловесы, улицы пустели, вообще не было народа. Это было какое-то событие. Помню, когда боксировал Форман с Холлифилдом, я попал тогда в Палладий-театр, на 4:30 – туда попасть невозможно было, невозможно было попасть! Люди, даже с билетами, там стояли на головах друг друга. Я говорю, что были только кинотеатры закрытые, а потом уже через неделю на простом телевидении. Но, это были события! А сейчас! Нету тяжеловесов, нету интереса.

Валуев, понимаете, он большой парень, но у него техники вообще нет. Клячко чему-то научили в последнее время. Я, вот, скажу, что они работают с довольно достойным тренером Эмануэлем Стюардом и они подобрали нормальных людей. Когда они в начале были, они очень были прямолинейные, деревянные боксеры. У них не было ни стиля, ничего.

Вернемся к вам. Несмотря на вот такой вот рассказ, когда Вы проиграли, я понимаю, что много было побед – Вы чувствуете себя счастливым человеком, прожив здесь, в Соединенных Штатах с 1989 года?

Ну вот, я сразу перешел в крузервейт, после трех боев я стал первым в Мире, но боев не было, все отказались боксировать. Если бы я боксировал по другому, если бы я боксировал сначала в палутяже, как это делал Холлифилд, собрал все пояса, и ты с поясами заходишь в тяжелый вес, через пару боев ты заходишь в десятку без всяких проблем. Промоутер не хотел это слышать. Оказалось, он не прав, я потерял свое время и потерял свой шанс. То, что я мог достичь в боксе, я действительно мог сделать намного больше и действительно стать чемпионом Мира, но, благодаря тому, что не было менеджера, не было хорошего тренера – я это не реализовал. То, что я остался здесь, я вообще ездил по контракту на 3 года, потому что те деньги, которые были по контракту, это считалось выше крыши. Но когда Латвия откололась от СССР, получилась как бы другая страна, где очень сильно негативно отзывались о русских, мне легче было остаться в Америке. И начинать, как иммигранту, было намного легче, у меня был запас денег, у меня были знакомста, у меня был язык. И я ничему не был обязян и ни к чему не привязан.

! Данный текст интервью является дословной распечаткой видеоинтервью. Авторская лексическая основа сохранена без изменений!

Юрий Ваулин

Юрий  Ваулин - Боксер-профессионал Юрий Ваулин в Энциклопедии Русской Америки.
  • Род занятий:спортсмен
  • Год рождения:1963
  • Приехал в США в:1989 г.
  • Место жительства:Статен-Айленд, Нью-Йорк

Краткая биография:

Первый советский боксер-профессионал в США.

Родился 13 сентября 1963 года в Риге (Латвия).  

Тренировался в обществе "Трудовые резервы", МСМК (1982). Чемпион Европы (1987), чемпион Спартакиады народов. СССР 1986, обладатель Кубка СССР 1985 и Кубка мира 1987. Чемпион СССР 1987 в полутяжолом весе.  

Окончил Латвийский ГИФК в 1984. В 1990 перешел в профессионалы, член ВАБ СССР. Свои первые поединки на профессиональном ринге успешно провел  в США и Канаде. Тренируется и живет в США.