Под грузом планет и слов. «Галилей» в Classic Stage Company

27 Февраля, 2012, Автор: Майя Прицкер

Мюррей Абрахам играет Галилея в новой постановке пьесы Бертольда Брехта в популярном офф-бродвейском театре Classic Stage Company. Фото Joan Marcus

Сцена из спектакля «Галилей» в постановке Classic Stage Company.
Сцена из спектакля «Галилей» в постановке Classic Stage Company. Фото Joan Marcus

Мюррей Абрахам играет Галилея в новой постановке пьесы Бертольда Брехта в популярном офф-бродвейском театре Classic Stage Company. Такое сочетание не может не привлечь публику, и показ спектакля продлили на две недели -- до 18 марта, не дожидаясь офицальной премьеры и выхода рецензий.   

Пьеса, написанная Брехтом в 1938 году в нацистской Германии и затем переработанная вместе с великим американским актером Чарльзом Лоутоном для послевоенной  американской постановки с учетом новой, атомной опасности, многословна и не очень динамична. Ее сюжет известен. Его можно пересказать в одном предложении: знаменитый ученый пытается научно доказать.что правоту   Коперника, но представ перед судом инквизиции, публично отрекается от своих идей, хотя тайно продолжает работу и завершает свой magnum opus. И хотя в пьесе есть и любовная линия, и колоритное описание попытки Галилея заработать своей наукой деньги -- для своих боссов и в конечно счете для себя, собственно событий в ней немного. Динамика пьесы -- в интеллектуальном дискорсе, который в конце концов должен ответить на вопрос: «Почему он это сделал?». Ответ прозаичен и для сегодняшних прагматиков даже не требует особой защиты: лучше жизнь – пусть и под инквизиторским надзором, чем пытки и смерть, лучше презрение  коллег и разочарование учеников, чем сознание, что твои исследования и доказательства никогда не будут доведены до конца. В тексте, однако, есть много другого: тема  семьи и ответственности, научной любознательности и сомнений, а еще – той черты, за которой прогресс науки может обернуться новыми трагедиями (тема, особенно мучившая Брехта после создания атомной бомбы). 

Сцена из спектакля «Галилей» в постановке Classic Stage Company.
Сцена из спектакля «Галилей» в постановке Classic Stage Company. Фото Joan Marcus

Да, работать с таким текстом непросто. Как вдохнуть жизнь в многочисленные и нередко очевидные для нас рассуждения, как заставить зрителя не просто наблюдать, но взволноваться дилеммой Галилея,  возмутиться попытками держать человечество во мраке слепой веры (более чем актуальная сегодня тема!), но и задуматься над диалектикой прогресса и консерватизма, власти, пытающейся сохранить статус кво, и научной истины, разрушающей привычные основы? В данном случае решение оказалось не слишком убедительным. Оформление Адрианы Лобел включает свисающие с потолка тяжелые шары разной величины (планеты) и сценическое пространство в форме круга с другим кругом в качестве задника (на нем – то старинная карта, то вид Земли из космоса, то картина вспышек на солнце). Вместе с костюмами и реквизитом в стиле эпохи Галилея (начало 17-го века) это выглядит  симпатично, но... предсказуемо. Ничего парадоксального или может быть даже раздражающего, ничего, что заставило бы вздрогнуть или ахнуть от изумления, что могло бы пробудить мысль, встряхнуть от спокойного (порой на грани полудремы) созерцания нет и в актерской игре – добротной, нередко мастерской, но большей частью довольно монотонной.  

Сцена из спектакля «Галилей» в постановке Classic Stage Company.
Сцена из спектакля «Галилей» в постановке Classic Stage Company. Фото Joan Marcus

Даже Мюррей Абрахам, с его гигантским опытом работы с великими театральными текстами (от Шекспира до Чехова, Пиранделло и Беккета), не может избавиться от своей скептически-высокомерно-декламационной интонации, так знакомой нам по его Сальери из «Амадеуса». Речи его Галилея не хватает живого, изменчивого темпоритма, где стремительность, даже скороговорка, вдруг сменилась бы долгой, но значимой паузой. И хотя контраст между уверенным оптимистом в начале спектакля и растерянным, вдруг постаревшим Галилеем после его отречения заметен невооруженным глазом, он достигнут, скорее, внешними приемами. Брехт не зря требовал от актеров в своих спектаклях особой эстетики, называя свой театр «театром остранения». Трактуя «Галилея» в традиционном ключе, глава Classic Stage Company и режиссер спектакля Брайан Кулик, поставил себя в проигрышное положение.